Геворг Мирзаян
Проблема в том, что нынешний скандал возник не на пустом месте, а на фоне определенного обострения отношений между Ереваном и Тбилиси. За последние несколько дней грузинские власти предприняли ряд шагов, которые хоть и выглядели весьма логичным, но все же были крайне болезненно встречены в Армении.
ПРЕМИУМ
10 мая 2015 | 17:19

Армяно-югоосетинские контакты и кризис доверия между Ереваном и Тбилиси

Между Грузией и Арменией возник дипломатический скандал. В него уже пытаются втянуть и Россию.

Поводом для конфликта стал визит 2 мая в Степанакерт - столицу Нагорно-Карабахской республики - спикера парламента Южной Осетии Анатолия Бибилова. В самом визите высокопоставленного представителя одной частично непризнанной республики в никем непризнанную не было ничего страшного и крамольного. Проблема была в том, что в НКР Анатолий Бибилов встречался со своим армянским визави Галустом Саакяном, оказавшимся в этом время в Нагорном Карабахе. Более того, на сайте югоосетинского парламента она была обозначена как «рабочая», то есть как официальные переговоры между официальными лицами, в ходе которых «Анатолий Бибилов и Галуст Саакян договорились и далее поддерживать рабочие контакты с целью оказания содействия дальнейшему развитию межгосударственных отношений».

Неудивительно, что эта встреча вызвала жесткую ответную реакцию в Тбилиси. Посол Армении Юрий Варданян был вызван в МИД Грузии, где ему выразили «крайнюю озабоченность» относительно этого визита. Заместитель министра иностранных дел Грузии Гиги Гигиадзе заявил, что Тбилиси «считает неприемлемой любую встречу чиновников государства-союзника с администрацией-оккупантом».

Проблема в том, что нынешний скандал возник не на пустом месте, а на фоне определенного обострения отношений между Ереваном и Тбилиси. За последние несколько дней грузинские власти предприняли ряд шагов, которые хоть и выглядели весьма логичным, но все же были крайне болезненно встречены в Армении.

Так, официальный Тбилиси дал крайне жесткую оценку состоявшимся 3 мая выборам в Нагорном Карабахе.

«Министерство иностранных дел Грузии подтверждает поддержку в отношении суверенитета и территориальной целостности Азербайджанской Республики и не признает т.н. "парламентские выборы", проведенные 3 мая 2015 года в регионе Азербайджанской Республики - Нагорный Карабах... Проведение т.н. "парламентских выборов" на оккупированных азербайджанских территориях - серьезное нарушение международного права», - говорится в заявлении грузинского внешнеполитического ведомства.

В Ереване считают его чересчур жестким, и считают, что Грузия могла бы обойтись более общими словами. Однако грузин можно понять.

Любая относительно мягкая реакция была бы сразу же спроецирована на Южную Осетию и Абхазию. Она бы послала неверный и крайне опасный для Грузии сигнал как в сами эти республики, так и в Россию.

Кроме того, Ереван был недоволен крайне низким уровнем представительства Грузии на мероприятиях, посвященных столетию Геноцида армян (делегация была на уровне вице-спикера парламента). Но опять же, Тбилиси поступил весьма прагматично, и не стал рисковать отношениями с Анкарой. Это российский президент может позволить себе отправиться в Ереван, поскольку знает, что Турции Россия нужна, что Анкара пошумит и успокоится. Грузинский премьер так поступить не сможет, поскольку знает, что грузинская экономика сейчас очень зависит от Турции.

В итоге некоторые аналитики посчитали, что встреча Саакяна и Бибилова была своего рода ответом армянской стороны на недружественные действия Тбилиси. Эта теория имеет право на существование, однако последующие шаги Еревана ставят ее под сомнение. Пытаясь загладить ситуацию, премьер-министр Овик Абрамян позвонил своему грузинскому визави Ираклию Гарибашвили, в котором  подчеркнул «свою поддержку территориальной целостности и суверенитету Грузии, подчеркнув дружеские и добрососедские отношения Еревана с Тбилиси». Со стороны это видится именно как дипломатическое отступление Армении, как поспешное исправление сделанной ошибки, которое, безусловно, ударило по авторитету страны. Так что если это и запланированный ответ, то он был абсолютно непродуманным.

Нынешний дипломатический конфуз так и остался бы конфузом, если бы ряд сил не попытались спроецировать его на более глобальный уровень. Так, представители антироссийских кругов Армении написали, что вся эта история испирирована Москвой. Якобы Россия приложила руку к распространению информации через югоосетинские СМИ для того, чтобы разрушить армяно-грузинские отношения. Понятно, что эти обвинения не имеют под собой оснований. И дело даже не в том, что виноваты не СМИ, рассказавшие о визите, а спикер армянского парламента, который должен был думать с кем и когда ему встречаться. Дело в том, что на сегодняшний день Москве невыгодно обострение между Ереваном и Тбилиси.

Во-первых, потому, что Грузия на сегодняшний день является основным каналом снабжения Армении - союзника России в регионе. И любые перебои в поставках будут ослаблять этого союзника. Во-вторых, этот конфликт может привести к дестабилизации региона. Несколько лет назад в интервью один из ведущих армянских политологов дал понять, что гарантией ровных отношений между Арменией и Грузией является возможность каждой из сторон создать экзистенциальные проблемы для другой. Грузия может перекрыть Армении транзит, однако Ереван может ответить стимулированием сепаратизма в Джавахетии. Да, кто-то в Тбилиси может считать, что для этого все и затевалось, что России выгоден дальнейший распад Грузии - однако это не так. Москва уже налаживает отношения с нынешними властями в Тбилиси и ей нет смысла их "троллить", а кроме того территориальная дезинтеграция Грузии окажет негативное влияние на российский Северный Кавказ.

В свою очередь, российские политологи указывают Еревану на его двойные стандарты. Якобы Армения хочет чтобы Москва шла на конфликт с Турцией ради вопроса Геноцида, но при этом сама отказывается поддержать Россию в югоосетинском вопросе. Однако данное сравнение некорректно.

Безопасность нынешнего Еревана напрямую зависит от благосклонности Тбилиси. И ставить под вопрос эту благосклонность ради важных, но не критичных интересов Москвы в виде признания Южной Осетии было бы для Еревана крайне неразумно. А требовать от Армении таких жертв - попросту контрпродуктивно.

 

Впервые опубликовано на сайте журнала "Эксперт"

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

10 ноября 2017 | 13:09

Дайджест внешней политики США (3 – 9 ноября)

В ходе первой части азиатского турне Дональд Трамп посетил Японию, Южную Корею и Китай. Состоявшийся на этой неделе ежегодный день голосования, хоть и не привел к значительным изменениям в политической жизни страны, продемонстрировал настроения в американском обществе, где увеличилась активность демократического электората. Спецпредставитель по Украине Курт Волкер рассказал журналистам о планах США в отношении Минского процесса.

26 апреля 2018 | 09:16

Тереза Мэй и Джеймс Бонд: от Солсбери до Сирии

За последний месяц правительству Терезы Мэй удалось создать нарратив, возвращающий нас к  Яну Флемингу, который внес значительный вклад в психологическое измерение Холодной войны. Освещение СМИ «дела Скрипалей», химическая атака в Сирии и ракетные удары по войскам Асада в ответ на неё – всё это создает видимость значимости Великобритании на международной арене, тогда как продолжающийся развод с ЕС говорит об обратном.

22 июня 2015 | 09:52

Последствия усиления власти Петра Порошенко для украинской политики

Практика ситуативных альянсов между украинскими политическими силами и финансово-промышленными группами не способствует устойчивости парламентской коалиции. Кроме того, стремление Петра Порошенко даже в ограниченных условиях Конституции 2004 года добиться максимального влияния на внутреннюю политику добавляет новые стимулы для парламентариев и олигархов искать или создавать альтернативные центры силы. В итоге потенциал противоречий в рамках парламентской коалиции нарастает и ее единство обеспечивается все сложнее и сложнее.

12 мая 2015 | 21:41

По минскому полю: Как будет развиваться ситуация вокруг Украины

Никакой стратегии в классическом ее понимании у России на Украине просто нет. В регионе слишком много переменных, отнюдь не детерминированных и зачастую подчиненных логике еще более турбулентных внутриукраинских процессов. Любое следование стратегическому долгосрочному плану с конструированием реальности ведет к его постоянному переосмыслению в свете новых обстоятельств и, соответственно, серьезным задержкам в процессе принятия решений.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
18 апреля 2015 | 04:00
11 сентября 2014 | 21:25
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова