Татьяна Тюкаева
Главным пунктом повестки дня для Алжира и Ливии остаются проблемы безопасности, связанные с ливийским кризисом и деятельностью ИГИЛ и Аль-Каиды. Алжир настойчиво позиционирует себя как государство, способное самостоятельно справляться с вызовами, угрожающими стране. Между тем, в ливийском кризисе наметилась новая тенденция: на фоне нерегулируемого потока беженцев из Ливии в страны южной Европы, Италия выразила готовность сотрудничать с «нелегитимным» правительством Триполи в сфере безопасности.
ПРЕМИУМ
1 июня 2015 | 19:31

Ближневосточное досье: Алжир и Ливия в мае 2015

Главным пунктом повестки дня для Алжира и Ливии остаются проблемы безопасности, связанные с ливийским кризисом и деятельностью ИГИЛ и Аль-Каиды. Алжир настойчиво позиционирует себя как государство, способное самостоятельно справляться с вызовами, угрожающими стране. Между тем, в ливийском кризисе наметилась новая тенденция: на фоне нерегулируемого потока беженцев из Ливии в страны южной Европы, Италия выразила готовность сотрудничать с «нелегитимным» правительством Триполи в сфере безопасности.

Борьба с терроризмом в Алжире

Сегодня Алжир имеет две дестабилизированные внутриполитическим хаосом соседних стран границы: восточную – с Ливией и южную – с Мали, где возобновилась гражданская война при активном участии исламистов, а французские силы, направленные в страну с целью борьбы с Аль-Каидой, были выведены еще в прошлом году.

Настойчиво проводящее курс на самостоятельную внешнюю политику и недопущение вмешательства в свои внутренние дела иностранных государств алжирское руководство выработало свое собственное видение проблемы экстремистского исламизма.

Алжир не откликнулся на призыв Каира объявить войну «братьям-мусульманам» и признать их террористической организацией - часть представителей алжирской ветви «братьев» до недавнего времени входили в Президентский фронт. Алжир также не участвует во внутренних боях на ливийской территории и не поддерживает открыто ни одну из сторон. Параллельно с этим, власти предпринимают усилия по уничтожению исламистских группировок, связанных как с ИГИЛ, так и с Аль-Каидой. По замечанию эксперта Центра по борьбе с терроризмом в Вест-Поинте (США) Джефа Портера:

«Алжир сегодня является единственной страной в регионе, которая способна контролировать свои границы».

При этом, главный акцент в своей анти-террористической стратегии алжирское руководство делает на борьбу с контрабандистами. Контрабанда включает в себя незаконный перевоз оружия, субсидируемых продуктов питания и бензина, а также нелегальных мигрантов, включая сирийцев, которые попадают в Алжир через Ливию и пытаются с алжирской территории попасть в Европу. Год назад, в мае 2014 года, на южные рубежи были отправлены тысячи солдат. Кроме того, были закрыты границы с Мавританией, Мали, Нигером и Ливией. Параллельно с этим, Алжир в последние несколько месяцев активизировал сотрудничество с Тунисом по обеспечению безопасности границ.

За последний месяц армией Алжира были задержаны более 650 контрабандистов на ливийской, малийской и нигерийской границах. Показателем успеха своих действий алжирское военное руководство считает рост цен на нелегально переправляемое на территорию страны оружие из Ливии. В середине месяца были уничтожены 25 исламистских боевиков в ходе боевой операции алжирских вооруженных сил на востоке страны, который считается зоной действия группировки «Джунд аль-халифа», присоединившейся осенью 2014 года к сети организаций ИГИЛ. Ее лидер Абдельмалек Гури, как заявляется, был убит в ходе военной операции в декабре прошлого года.

По сообщениям алжирского военного руководства, с начала года было уничтожено 59 вооруженных исламистов, а за прошлый год это число насчитывало 100 человек. Как заявляет министр иностранных дел страны Рамтан Ламамра, в Алжире «сохранились лишь незначительные остатки терроризма».

Тем не менее, Алжир не пренебрегает сотрудничеством со своим традиционным партнером – Францией – в обеспечении собственной безопасности. Две страны являются непосредственными участниками урегулирования кризиса в Мали и выступили 12 мая в очередной раз с совместным призывом к враждующим сторонам подписать договор об урегулировании. Помимо это в мае Алжир и Париж подписали целый ряд экономических договоров о партнерстве, Меморандум о взаимопонимании об оказании содействия в сфере подготовки кадров и обмена опытом в сфере обеспечения безопасности, а также соглашение о сотрудничестве в сфере борьбы с коррупцией.

Вместе с тем, взаимодействие носит ограниченный характер и не исключает того, что алжирское руководство по отдельным вопросам будет действовать независимо. Достаточно вспомнить отказ Алжира предоставить свои базы французским силам, когда последние запустили операцию в Мали.

Ситуация в Ливии и сотрудничество Триполи с Римом

Ситуация в Ливии остается критической. В стране продолжают действовать два центра власти – в Триполи, в лице формально распущенного Всеобщего Национального Конгресса (ВНК) и его правительства, контролируемых исламистами, и в Тобруке, в лице международно-признанной Палаты Представителей и ее правительства, а также военного крыла в лице Национальной Армии генерала Халифы Хафтара. В Ливии также функционирует ячейка Исламского государства, с которой ведут борьбу оба центра. 29 мая сообщалось о первой крупной победе боевиков, которые захватили аэропорт в Сирте, потеснив силы правительства Триполи.

Действующая с сентября 2014 года специальная Миссия ООН по урегулированию ливийского кризиса под руководством Бернардино Леона продолжает доказывать свою бессмысленность. По словам главы Миссии, страна находится «на грани экономического коллапса». 28 мая Леон сообщил, что ООН готовит новый проект соглашения урегулирования, который будет предоставлен на рассмотрение враждующим сторонам в июне. При этом он заявил, что в ходе последнего раунда переговоров удалось согласовать 80% этого соглашения.

Безудержный поток беженцев с западных территорий Ливии, контролируемых Триполи, в направлении южно-европейских стран продолжается, чему последние яростно сопротивляются. Италия и ЕС начали обсуждать возможность военной кампании по уничтожению лодок с нелегальными мигрантами, двигающихся по морю в направлении Европы. Реакцией на это со стороны ВНК стал категоричный протест в отношении любых действий, которые будут предприниматься без предварительного согласования «с режимом», то есть с ними. В то же время Триполи заявил о нехватке людей и технических возможностях для обеспечения безопасности своих границ и контроля за нелегальными мигрантами.

«Наши возможности крайне ограничены. Мы не сможем ничего сделать без помощи Европейского Союза», - заявил полковник Мухамед Абу Брида, помощник начальника Управления по нелегальной миграции при правительстве в Триполи.

Неожиданной стала реакция Рима на этот призыв. Министр иностранных дел Италии Паоло Джентилони подчеркнул:

«Несмотря на то, что официально у нас особые отношения с законно избранным парламентом в Тобруке, мы открыты сотрудничеству с любыми ливийскими властями… Привлечение к этому сотрудничеству обоих центров власти Ливии будет способствовать эффективной борьбе с нелегальной миграцией».

Окруженная с востока и юга источниками хаоса и нелегальной миграции Европа, очевидно, не станет и на сей раз зацикливаться на вопросах «рукопожатности» лидеров и легитимности правительств, которые представляют партнеров по чувствительному для европейцев вопросу. Сотрудничество Триполи и Тобрука по проблеме борьбы с нелегальной миграцией и боевиками ИГ, действительно могли бы стать отправной точкой в урегулировании кризиса.

Однако четырехлетний опыт ливийской гражданской войны показывает, что «воля к власти» и нежелание ею делиться здесь сильнее, чем стремление к восстановлению порядка в стране.

Ливия наводнена оружием, отсутствует единство даже в рамках каждого из центров силы, внешние силы продолжают активно участвовать во внутриполитической борьбе. Пока сохраняется такая ситуация, никакие переговоры не приведут к действенным результатам.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Безопасность»

4 марта 2016 | 22:19

Дайджест внешней политики США за неделю (26 февраля-3 марта)

На прошедшей неделе состоялось министерское совещание в рамках Американо-пакистанского Стратегического диалога, подтвердившее тенденцию на преодоление противоречий между США и Пакистаном на фоне сохраняющихся противоречий по двум важнейшим вопросам: деятельность ряда террористических группировок на территории Пакистана и безопасность пакистанских ядерных объектов. Крупнейшим событием внутриполитической жизни США стал "супервторник", результаты которого стали для многих шоком, хотя и не были неожиданностью. Глава Пентагона направился в Силиконовую долину с целью восстановления сотрудничества с интернет-гигантами для решения задач в сфере госбезопасности.

5 апреля 2016 | 22:00

Причины и значение новой эскалации конфликта в Нагорном Карабахе

Причин множество. Самая главная — это внутренняя динамика конфликта. Сейчас многие аналитики пытаются найти там и турецкий, и американский, и российский след. Но в первую очередь это ситуация на самой линии соприкосновения. То, что мы видели в последние годы, особенно с 2014 г. — это резкое увеличение количества инцидентов. Поэтому назвать сюрпризом обострение в зоне конфликта в Нагорном Карабахе нельзя.

29 июня 2015 | 03:00

Минская выдержка: Почему Россия хочет сохранить соглашения по Украине

В этой ситуации будет целесообразно в очередной раз проявить выдержку. Если до конца года Киев не примет поправки в конституцию, согласованные с ополченцами в ходе переговоров, тогда даже ЕС придется признать, что Минский процесс сорван Украиной. Разочарование населения в лозунгах Майдана и возможный приход к власти более трезвых политиков позволят начать серьезное обсуждение процесса федерализации и мира на Донбассе. И Москва заинтересована в том, чтобы эти обсуждения шли именно на базе «Минска-2».

11 марта 2016 | 21:56

Дайджест внешней политики США за неделю (4-10 марта)

Двухдневный визит вице-президента Джо Байдена в Израиль и Палестину на прошедшей неделе, призванный продемонстрировать прочность американо-израильских отношений, лишь привлек внимание к растущим противоречиям между двумя странами. Первый за последние 19 лет официальный визит канадского премьер-министра в Вашингтон символизировал потепление отношений двух соседей, которое, тем не менее, вряд ли продолжится с избранием нового президента. На брифингах американских внешнеполитических ведомств все настойчивее задаются вопросы о «новой фазе» борьбы с терроризмом – в Африке.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова