Одной из главных черт американской внешней политики остается критика Москвы, в частности, в связи с событиями на Украине. Помимо этого, прошедшая неделя для Вашингтона ознаменовалась немаловажными договоренностями американо-японского сотрудничества в сфере безопасности, достигнутыми в первые дни начавшегося визита японского премьер-министра в США, а также появление новой редакции стратегии в сфере кибербезопасности.
ПРЕМИУМ
1 мая 2015 | 12:27

Дайджест внешней политики США за неделю (24-30 апреля)

Одной из главных черт американской внешней политики остается критика Москвы, в частности, в связи с событиями на Украине. Помимо этого, прошедшая неделя для Вашингтона ознаменовалась немаловажными договоренностями американо-японского сотрудничества в сфере безопасности, достигнутыми в первые дни начавшегося визита японского премьер-министра в США, а также появление новой редакции стратегии в сфере кибербезопасности.

Эскалация риторики в отношении России

На прошлой неделе Госдепартамент продолжал выступать с критическими замечаниями в отношении России. Начиная с официального заявления, появившегося на сайте американского посольства в Киеве 22 апреля, практически каждый день брифинги министерства начинались с украинской темы.

Содержание высказываний пресс-секретаря госдепартамента вызывает острое ощущение дежавю: снова «пророссийских» сепаратистов обвиняют в отказе доступа наблюдателям из ОБСЕ, снова появились угнетаемые «оккупационными силами» крымские татары, которым перекрывают доступ к свободе слова, снова указывают на искажение фактов российскими официальными лицами и снова журналисты требуют от Госдепартамента доказательств и получают уклончивые ответы.

Между корреспондентом информационного агентства «Ассошиэйтед Пресс» Мэттом Ли и пресс-секретарем Мари Харф состоялся такой диалог:

«Вы сказали, что невозможно назвать точное количество российских войск, поскольку они так хорошо умеют маскироваться. Может быть, у них это все-таки не так хорошо получается, раз вы настаиваете на их присутствии?»

 

«Значит так, Мэтт, у нас есть множество способов узнать, кто там находится и что они делают. Я не собираюсь вдаваться в детали».

В довершение, вновь появились разговоры о том, что администрация и Госдепартамент готовят новый пакет санкций против России. Мари Харф не подтвердила, но и не опровергла эти слухи:

«Санкции, конечно, напрямую зависят от присутствия в Восточной Украине сепаратистов и русских. Я сейчас не собираюсь делать официальных заявлений насчет новых санкций. Но, безусловно, санкции связаны с выполнением Минских договоренностей, и даже не может идти речи об отказе от санкционного давления до тех, пока Россия и сепаратисты не исполнят свои обязательства по Минску».

Кибербезопасность

На этой неделе Пентагон был поглощен вопросами кибербезопасности.

Главным событием стал выпуск новой стратегии США в этой области. Основным нововведением, по сравнению с ее предшественницей – стратегией 2011 года, стал акцент на разработку наступательного кибероружия.

В 33-страничном докладе говорится:

«Министерство обороны должно иметь способность использовать кибероперации для подрыва войскового командования соперника, его способности контролировать сети, использовать критическую для ведения боевых действий инфраструктуру и вооруженный потенциал».

Кроме этого, в стратегии впервые прямо указано, против кого эти наступательные мощности могут быть направлены. Наибольшую озабоченность в Вашингтоне вызывают действия Китая, России, Ирана, Северной Кореи и ИГ:

«Россия и Китай заметно нарастили потенциал в киберпространстве, а также имеют разработанные стратегии. Россия делает это скрытно, и ее намерения часто трудно обнаружить. Китай похищает интеллектуальную собственность у международных корпораций для использования китайскими компаниями и подрыва конкурентоспособности США. В то время как способности Ирана и Северной Кореи не настолько продвинутые, они не раз открыто демонстрировали враждебность по отношению к США и американским интересам в киберпространстве».

Словно в подтверждение этих слов на этой неделе состоялись учения в натовском центре кибербезопасности, в Таллине. В них приняли участие 400 экспертов из 16 стран, которые отрабатывали отражение кибератаки со стороны Исламского государства и России. Параллельно Пентагон выдвинул ряд обвинений в проведении кибератак в последние месяцы в адрес Китая, России и КНДР. Российские хакеры, в частности, были обвинены в получении доступа к интернет-переписке американского президента, краже его личного расписания, а также взломе сети министерства обороны.

Презентация стратегии Пентагона в области кибербезопасности состоялась 23 апреля в стенах Стенфордского университета перед широкой аудиторией. Глава Пентагона Эштон Картер отметил, что открытость может являться сдерживающим фактором для американских недоброжелателей:

«Я считаю, нам пойдет на пользу, если мир будет знать, что мы стараемся обезопасить себя, что мы готовы к обороне».

Место, где состоялась презентация, было выбрано не случайно. Во время двухдневного визита в Силиконовую долину Эштон Картер встретился с представителями расположенных там интернет-гигантов и венчурных фондов. Основной задачей министра стало налаживание отношений между американским правительством и бизнесом, которые были омрачены после разоблачений Эдварда Сноудена. Вашингтон настаивает на получении доступа к личной информации пользователей Интернета, которую бизнес не хочет раскрывать, опасаясь за свою репутацию.

Свою лепту в дискуссии о кибербезопасности внес и Конгресс, где ведется обсуждение трех законопроектов, в соответствии с которыми правительство обязуется нести ответственность за информацию, предоставляемую частными компаниями. Несмотря на противодействие со стороны защитников неприкосновенности частной жизни, два из них уже одобрены Палатой представителей. В США это было воспринято как победа разведывательного сообщества.

Визит премьер-министра Японии в Вашингтон

Кибербезопасность стала одной из тем повестки дня официального визита премьер-министра Японии Синдзо Абэ в Вашингтон. Во вторник лидеры двух стран объявили о заключении альянса в этой области, сделав, таким образом, еще один шаг к разработке международного законодательства для регулирования киберпространства.

Кроме этого, по итогам встречи в формате «2+2» (два министра обороны и два министра иностранных дел) накануне визита были обновлены основополагающие принципы военного сотрудничества между двумя странами впервые с 1997 года. Новый договор, по заявлениям Пентагона, должен отражать радикальные изменения, произошедшие в регионе за это время, в том числе усиление мощи Китая, рост значимости Азии в целом, а также появление новых угроз безопасности.

Хотя, вопреки ожиданиям, объявления о заключении торгового соглашения так и не произошло, Барак Обама и Синдзо Абэ отметили готовность продолжать работу в этом направлении. Тем не менее, несмотря на правила гостеприимства, американский президент не удержался от неоднозначных намеков:

«В США много американских машин. Мне бы хотелось видеть больше американских машин и в Японии».

Визиты такого уровня всегда полны символичных поступков. Слова соболезнования о гибели американских солдат во время Второй мировой войны Синдзо Абэ произнес с той же трибуны, за которой в 1941 году стоял Франклин Рузвельт, убеждая Конгресс в необходимости объявить войну Японии.

В целом, США сделали достаточно на этой неделе, чтобы показать, что об Азиатском повороте в Вашингтоне помнят, опасения своих союзников по поводу военной мощи Китая и корейской ядерной программы осознают и разделяют.

При этом Барак Обама на совместной с Абэ пресс-конференции дал понять, что хотя США и не собираются идти на обострение отношений с КНР, они будут продолжать готовиться к подобному развитию событий, в том числе усиливая своих союзников в регионе.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

9 января 2017 | 16:39

Дайджест внешней политики США (23 декабря – 5 января)

Решение Администрации Обамы не блокировать «антиизраильскую» резолюцию СБ ООН вызвало в Вашингтоне волну недовольства, направленную в адрес Белого Дома и самой ООН. Предпринятый администрацией Обамы комплекс карательных мер в адрес России вызвал в США смешанную реакцию. С официальным открытием новой сессии Конгресса демократическое меньшинство в обеих палатах начало строить планы по противодействию республиканцам.

13 января 2015 | 11:25

Почему Палестина и Израиль заинтересованы в сохранении статус-кво?

Говорить об изменении реальной ситуации на палестинских территориях преждевременно. Ключевые проблемы урегулирования остаются неизменными практически с момента появления израильского государства в 1948 году. Некоторые из них только усугубились. За время существования конфликта сложился статус-кво, поддерживаемый всеми вовлеченными сторонами – палестинскими и израильскими политическими силами, а также региональными и внерегиональными акторами.

11 октября 2017 | 12:04

К вопросу о «мягкой силе» России

Среди стандартного набора упреков в адрес русской внешней политики особое место занимает критика неспособности России проводить политику «мягкой силы». Эта формула произносится без рефлексии, как нечто само собой разумеющееся. Её некритическое воспроизведение несет опасность повторения нескольких простых и из-за этого особенно досадных ошибок.

23 декабря 2014 | 09:00

Нужен всем берег турецкий

Внутри самой Турции есть силы, совершенно непримиримые к России. После референдума в Крыму и его воссоединения с Россией некоторые турецкие политики активно продвигали идею об абсолютной незаконности данного акта. Звучали обвинения в агрессии и ущемлении прав крымских татар.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
11 августа 2015 | 13:04
18 апреля 2015 | 04:00
20 февраля 2015 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
16 марта 2014 | 22:32
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова