Символический визит Нетаньяху в Вашингтон сигнализировал некоторое потепление в отношениях между Израилем и США, однако указал также на наличие ряда противоречий. Экспертные круги США обсуждают решение Белого дома об отправке в Сирию ограниченного американского контингента, которое не нашло поддержки в рядах конгрессменов. Между тем, попытки Обамы самостоятельно решить такие вопросы, как закрытие Гуантанамо и внесение изменений в миграционное законодательство, вызвали ожесточенные споры о разграничении Конституцией полномочий президента.
ПРЕМИУМ
13 ноября 2015 | 22:12

Дайджест внешней политики США за неделю (5-12 ноября)

1. Визит Биньямина Нетаньяху в Вашингтон, хоть и не отмеченный конкретными соглашениями, стал важным символическим шагом на пути преодоления противоречий в связи с иранской ядерной программой.

2. Размещение незначительного воинского контингента в Сирии не встретило понимания ни среди «голубей», ни среди «ястребов». Между тем эксперты предупреждают, что подобные «полумеры» в сумме уже привели к военной операции довольно внушительных масштабов.

3. Утомленный постоянными спорами с Конгрессом, президент США в некоторых вопросах начинает действовать в одиночку, что ведет к судебным разбирательствам по поводу разграничения сфер полномочий исполнительной и законодательной властей.

 

Визит Биньямина Нетаньяху в Вашингтон

В понедельник израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху посетил Белый дом, где впервые после подписания соглашения по иранской ядерной программе встретился с американским президентом. Официальным поводом для переговоров стало обсуждение параметров нового соглашения по сотрудничеству в области безопасности. Текущий договор (memorandum of understanding), заключенный сроком на 10 лет и предполагающий предоставление Израилю помощи на сумму 30 млрд долл., истекает в конце 2017 года. Казалось бы, время позволяло оставить решение данного вопроса следующему президенту, однако именно Барак Обама обещал увеличение помощи, поэтому именно с ним Биньямин Нетаньяху и решил обсуждать этот вопрос.

Для этого необходимо было если не разрешить, то хотя бы снизить уровень противоречий, омрачивших американо-израильские отношения во время обсуждения иранской ядерной программы. Если оба лидера накануне встречи отмечали, что готовы к конструктивному диалогу, который не способны подорвать никакие разногласия, то на неофициальном уровне напряженность только возрастала. На прошлой неделе разгорелся скандал по поводу нелицеприятных высказываний вновь назначенного пресс-секретаря израильского премьер-министра в адрес американского президента и госсекретаря.

«Его комментарии об официальных лицах, включая президента и госсекретаря, на наш взгляд, являются оскорбительными и вызывают беспокойство, - заявил представитель госдепартамента Джон Кирби, - Естественно, мы хотели бы, чтобы официальные представители любой страны, особенно нашего самого близкого союзника, не позволяли себе неуважительных и ложных высказываний в адрес американского руководства».

Не менее тревожные сигналы посылались и из США. Руководство Центра за американский прогресс (Center for American Progress) – либерального мозгового центра, ассоциируемого с демократами – натолкнулось на жесткую оппозицию в лице десятка сотрудников, которые в пятницу раскритиковали решение начальства принять высокопоставленного гостя, чем сорвали громкие овации аудитории, вмещавшей не менее 100 человек.

На этом фоне визит Биньямина Нетаньяху, не отмеченный прорывными соглашениями, тем не менее, имел важное символическое значение. Его все-таки состоявшееся выступление в Центре за американский прогресс во вторник было полно примирительной риторики:

«Я пришел сегодня сюда, так как я хочу, чтобы все понимали, насколько для меня важно, чтобы вопрос поддержки Израиля в США основывался на межпартийном консенсусе».

Консервативный премьер-министр положительно отозвался о политике американского президента в областях экологии, экономики, правах сексуальных меньшинств. Также он смягчил позицию по вопросу Ирана:

«Я думаю, мы придерживаемся единого мнения относительно того, что должно произойти дальше. В первую очередь, необходимо продолжать оказывать давление на Иран, чтобы гарантировать, что он добросовестно выполняет взятые на себя обязательства».

Подобное изменение риторики позволяет предположить, что двум лидерам все-таки удалось достичь компромисса в вопросе увеличения помощи. На официальном уровне лишь было объявлено о том, что переговоры продолжаться в конце декабря, однако израильские СМИ накануне встречи говорили, что речь идет о сумме в 5 млрд долл. на следующие 10 лет.

Пожалуй, единственным вопросом, где противоречия между США и Израилем сохранялись, является проблема арабо-израильского конфликта. Вашингтон, осуждающий строительство поселений, заметил, что президент не планирует предпринимать конкретные шаги для возобновления переговоров двух сторон. Нетаньяху, в свою очередь, позволил себе упрек в отношении США:

«Если вы хотите разрешить проблему, то нужно искоренить ее причины. Это не поселения. Это категорическое неприятие существования Израильского государства».

Как бы то ни было, демократы высоко оценили усилия премьер-министра и, в целом, остались довольны его выступлением. Так, Ричард Дурбин, демократ из Иллинойса, отметил:

«Это был важный шаг на пути выстраивания отношений с обеими партиями. Господину Нетаньяху будет полезно и впредь уделять должное внимание демократам».

Размещение войск в Сирии

С тех пор как 30 октября было объявлено о намерении направить в Сирию «не более 50 солдат» сил специального назначения, вашингтонские эксперты пытаются разобраться в логике данного шага, не устроившего ни «голубей», ни «ястребов». Первые обвинили Белый дом в отказе от данного ранее обещания не использовать наземные силы в разрешении сирийского конфликта и в скатывании к политике Дж. Буша-мл. Вторые, напротив, посчитали данную меру недостаточной и не способной повлиять на изменение ситуации.

Возможно, что именно стремление балансировать между этими двумя лагерями объясняет столь неоднозначный шаг. Министр обороны Эш Картер в воскресенье в интервью телеканалу «Эй-Би-Си» заявил:

«(Размещенные войска) станут катализатором для местных сил – смеси курдов и сирийских арабов, - которые хотят бороться с ИГ. Эта небольшая группа элитных бойцов позволит пустить в ход все, что США могут предложить: разведданные, поддержку с воздуха и т.п.».

Таким образом, он заверил, что Администрация не изменяла свой подход, в основе которого по-прежнему остается поддержка местных сил.

Однако уже в следующем предложении Картер сделал реверанс и в сторону «ястребов»:

«Если мы обнаружим новые (местные) группы, имеющие желание, способности и мотивацию бороться с ИГ, мы готовы пойти на большее. Президент дал понять, что он готов к этому. Я, конечно, буду рекомендовать ему сделать больше, но для этого необходимо иметь соответствующие местные силы».

Кроме этого, он не исключил возможности, что американские войска, хоть это и не входит в их основную задачу, могут оказаться участниками боевых действий.

Майкл О'Хэнлон, директор исследовательских программ в Брукингском институте, сомневается в логике Белого дома, пытающегося представить размещение войск как продолжение прежней политики.

«Мне кажется, что здесь сыграла роль комбинация факторов: провал общей стратегии в отношении Ирака, трудности с созданием так называемых зон безопасности на севере Сирии, поток беженцев, вторжение России, что в сумме создало ощущение, что мы больше не можем претворяться в том, что мы на верном пути, но и не можем позволить войне продолжаться без нашего участия».

Мика Зенко (Micah Zenko), старший научный сотрудник в Совете по международным отношениям, еще в октябре писал о том, что США, воздерживаясь от широкомасштабной операции, вынуждены предпринимать ряд полумер, которые в сумме уже привели к довольно внушительному, как с точки зрения финансовых затрат, так и военной мощи, вмешательству.

«Заявления о том, что Обама демонстрирует «сдержанность» или «ничего не делает» неверны на фоне постепенного роста (задействованных) американских войск и поставок оружия, а также расширения миссий, предпринимаемых США. То, что началось 8 августа 2014 года 25-ю авиаударами в неделю и поставками воды и продовольствия для спасения беженцев-езидов, превратилось в 600 сброшенных бомб в неделю и более чем 100 комплектов амуниции, поставляемых неназванной группировке, состоящей из 5000 сирийских беженцев».

Продолжая эту мысль, Фарид Закария, влиятельный американский журналист и политаналитик, считает, что размещение войск в Сирии обусловлено той же логикой, что и все предыдущие шаги.

«В Администрации сложно найти хоть одного человека, который бы искренне верил в то, что 50 спецназовцев в Сирии смогут оказать хоть какое-то влияние на бушующую там гражданскую войну. И тем не менее, президент пошел на расширение американского военного вторжения по той же самой причине, по какой он раз за разом в течение последних полутора лет соглашался на постепенную эскалацию. Он считает, что ему необходимо что-то сделать. Однако это не сработает. И уже через несколько месяцев Соединенные Штаты снова столкнутся с этой дилеммой – отступить или удвоить усилия».

Борьба за полномочия

На прошедшей неделе основные внутриполитические дебаты в Вашингтоне развернулись по двум направлениям: иммиграционная реформа и закрытие тюрьмы в Гуантанамо. Оба вопроса являются «делом чести» для американского президента, что объясняет его готовность использовать все возможные инструменты для их разрешения. В условиях, когда республиканский Конгресс не изъявляет готовности идти на компромисс, спор между законодательной и исполнительной ветвями власти переходит в категорию борьбы за полномочия.

После того, как год назад законопроект об изменении миграционного законодательства был снят с повестки дня Палаты представителей, Барак Обама решил действовать в одиночку. 20 ноября 2014 года он издал президентский указ, согласно которому миллионы нелегальных иммигрантов получали бы способ узаконить свое пребывание в США.

Традиционно вопрос о депортации решается на уровне федеральной исполнительной власти, однако 25 штатов (что ни удивительно, во главе каждого из них стоят республиканские губернаторы) посчитали, что легализация иммигрантов потребует изменения местного законодательства, а значит, относятся к сфере полномочий Конгресса. В понедельник Апелляционный суд пятого округа после более чем полугодового разбирательства принял решение в пользу штатов. Комментируя эту новость, республиканец Джон Маккейн, сенатор из Аризоны, заметил:

«Попытка президента выйти за рамки своих полномочий вместо того, чтобы работать с Конгрессом над укреплением безопасности наших границ и реформированием сломанной иммиграционной системы, только мешает защищать наших американских граждан и не позволяет облегчить положение тех иммигрантов, которые этого заслуживают».

Вопрос о Гуантанамо пока что до суда не дошел, однако находится на верном пути к этому. В ближайшее время Пентагон должен предоставить Конгрессу план закрытия тюрьмы, однако его уже назвали «обреченным на провал» (dead upon arrival). Как ожидается, в нем будут описаны различные варианты размещения на территории США заключенных, слишком опасных для освобождения. Это категорически не устраивает представителей тех штатов, где эти тюрьмы находятся.

В понедельник пресс-секретарь Белого дома заявил, что в настоящий момент Белый дом намерен работать с Конгрессом, однако «в случае провала, президент имеет в запасе ряд инструментов, которые он будет готов применить».

После этого заявления против президента ополчились даже те конгрессмены, которые поддерживали закрытие Гуантанамо. Один из них – Джон Маккейн – во вторник заметил:

«Ходят слухи, что он (Барак Обама) опять собрался нарушать Конституцию. Я считаю, что это незаконно. Мне кажется, дело опять идет к суду».

Не менее категорично высказался и спикер Палаты представителей Пол Райан:

«Это невозможно. Он просто-напросто не имеет законного права так поступать».

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

1 апреля 2014 | 17:16

Шансы изоляционистов на президентских выборах США в 2016 году

К президентским выборам 2016 года изоляционизм может стать одной из главных идей в Америке. Обе партии учитывают изоляционистские настроения в обществе при выборе своего кандидата в президенты.

23 октября 2017 | 15:35

Дайджест внешней политики Германии 17-23 октября

Коалиционные переговоры в Берлине остаются главным политическим событием Германии, определяя снижение активности ФРГ на международной арене. Саммит ЕС в Брюсселе не отметился принятием важных решений, проработав скорее в режиме дискуссионной площадки. Иран стал главной темой встречи Зигмара Габриэля с главой МИД Омана.  Коалиционные переговоры рискуют продлиться до Рождества и их результат пока не берутся предсказать даже лидеры договаривающихся партий.

25 февраля 2016 | 15:22

Влияние охлаждения российско-турецких отношений на страны Центральной Азии

При дальнейшем ухудшении российско-турецких отношений Анкара попытается использовать Центральную Азию как один из театров противостояния России. Центральноазиатские элиты осторожно реагируют на текущее охлаждение российско-турецких отношений, которое влияет на экономические контакты с Турцией, и стремятся избежать своего втягивания в противостояние, стараясь сохранить конструктивные отношения и с Москвой, и с Анкарой.

16 апреля 2016 | 18:15

Лекции и выступления Андрея Сушенцова в Лондоне

11–15 апреля 2016 года руководитель агентства «Внешняя политика» Андрей Сушенцов находился в Лондоне по приглашению Королевского института международных отношений Чатэм Хаус.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова