Татьяна Тюкаева
Новое египетское руководство осознает первостепенность решения внутренних проблем и не выдвигает приоритетным направлением своей политики нормализацию отношений с Западом. Однако в современных реалиях последний осознает, что нужен ему стабильный Египет, пусть даже не до конца «демократичный» или лояльный.
ПРЕМИУМ
5 декабря 2014 | 15:57

Египет как опора Запада в стабилизации Ближнего Востока

Каир продолжает предпринимать попытки по стабилизации ситуации в стране в условиях нагнетающейся угрозы национальной безопасности, связанной с активной деятельностью исламистских экстремистов на Синае и на западных границах – в Ливии, а также обострением социальной напряженности в связи с исходом судебного процесса против бывшего президента Хосни Мубарака. Первоочередными задачами для Абдель Фаттаха ас-Сиси остаются привлечение частных египетских, а также иностранных инвестиций для поднятия экономики, стабилизация границ с Ливией и ситуации на Синае, консолидация общества посредством «кнута» жестких ограничений отдельных гражданских свобод и «пряника» сдержанной реализации демократического процесса. 

Характерно, что новое египетское руководство осознает первостепенность решения внутренних проблем и не выдвигало приоритетным направлением своей политики нормализацию отношений с Западом, которые с момента свержения исламистского президента Мухаммеда Мурси в июле 2013 года были крайне натянутыми. Европейские лидеры критиковали Каир за репрессивные «недемократические» меры, а Вашингтон и вовсе заморозил часть ежегодной военной помощи.

Однако в современных реалиях – при продолжающемся кризисе в Сирии, новой волны ливийской нестабильности и, главное, деятельности ИГ – к Западу пришло осознание того, что нужен стабильный Египет, пусть даже не до конца «демократичный» или лояльный.

В свою очередь, египетское руководство также понимает, что для решения своих внутренних проблем одной финансовой помощи из Залива недостаточно и нужно искать новых партнеров, не только экономических, но и в сфере безопасности – в России, в США и Европе.

В рамках диверсификации внешнеполитических партнеров президент Сиси в последнюю неделю ноября отправился со своими первыми визитами в Европу – в Италию и Францию, где египетский лидер провел встречи с руководствами государств, а также с Папой Франциском. Европейские и арабские СМИ начали активно муссировать тему «признания» египетского президента Европой – несмотря на продолжающиеся «наставления» о необходимости продолжения демократического процесса в стране, - однако главной темой переговоров, с которой приехал президент Египта, стала Ливия. Сиси последовательно высказывается с критикой в адрес Запада в связи с тем, что после операции по свержению Муаммара Каддафи на территории страны в целях поддержания стабильности не были оставлены боевые отряды. Основной его посыл – «вы это начали, вам это и решать». Каир является активным сторонником идеи расширения начатой США в Ираке антитеррористической кампании, о чем было заявлено госсекретарю США Джону Керри еще в сентябре в ходе ближневосточного турне последнего по привлечению союзников к участию в борьбе с ИГ.

«Любая создаваемая контртеррористическая коалиция (…) не должна ограничиваться борьбой с отдельной группировкой или уничтожением какого-либо одного очага терроризма. Она должна действовать против всех существующих террористических угроз на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Одним из направлений такой террористической кампании должна стать ливийская территория».

Однако участвующие в ограниченном объеме (основные силы составляют США, Франция и Британия) в контртеррористической операции в Ираке и с трудом согласившиеся на расширение кампании на сирийскую территорию западные государства не проявляют желания втягиваться в борьбу еще и с ливийскими исламистами, несмотря на очевидную важность проблемы безопасности ливийских границ, в частности – для Европы. Тем временем, некоторые экстремистские группировки в Ливии объявили о своем признании Халифата Абу Бакра аль-Багдади и уже не первый год занимаются созданием эмирата на востоке страны – в Дерне.

В ходе своего европейского турне Сиси вновь повторил свой призыв в интервью «Франс24»:

«Международное сообщество – Европа и США – должны оказать содействие национальной ливийской армии в восстановлении своих позиций и борьбе с терроризмом в Ливии в целях восстановления безопасности и стабильности».

Париж и Рим подтвердили важность стабилизации ситуации в Ливии и сотрудничества с Каиром по этому вопросу. Итальянский премьер-министр Маттео Ренци отметил, что:

«Средиземноморье является сердцем Европы, и Египет следует рассматривать как стратегического партнера в решении проблем этого региона. Единственный способ предотвратить их разрастание – это тесное сотрудничество Европы и Египта».

В свою очередь, французский президент Франсуа Олланд подчеркнул, что усугубление ситуации в Ливии является его «главной озабоченностью», высказав опасения о превращении страны  в «террористический очаг». Однако в отношении призыва Сиси вмешаться Париж высказался однозначно:

«Мы сомневаемся, что ливийский кризис может быть решен силовым путем».

Между тем, в ходе пребывания египетского президента во Франции были достигнуты договоренности по линии военно-технического сотрудничества. В частности, с французской государственной оборонной компанией DCNS был заключен контракт на сумму 1 млрд евро на поставку корветов египетскому ВМФ. Египетским вооруженным силам также были предложены боевые самолеты «Мираж 2000». Помимо этого, французская сторона выразила готовность в поставке необходимой техники и организации тренировочных баз для египетских сил безопасности в целях борьбы с экстремистскими группировками, в особенности – на Синае.

По мнению американского аналитика доктора Теодора Карасика, Египет, Франция и Италия, объединив усилия, смогут победить коалицию исламистов, сложившуюся вокруг триполитанского правительства при поддержке «братьев-мусульман», и связанный с ИГ исламский эмират в Дерне. Тем не менее, по-прежнему, реального содействия в борьбе с исламистами, помимо поставок вооружений, дипломатической поддержки и взаимодействия на уровне спецслужб, европейцы Египту предложить не готовы. С другой стороны, говорить о том, что западное непосредственное силовое вовлечение в урегулирование нынешнего ливийского кризиса способствовало бы разрешению конфликта, едва ли приходится: успехи контртеррористической операции в Ираке, продолжающейся с августа, крайне скромны.

Еще одной немаловажной для Сиси темой переговоров в Париже и Риме стало экономическое сотрудничество и привлечение европейских инвестиций в египетскую экономику. Итальянский и французский лидеры выразили готовность расширять контакты с Египтом и в этом направлении: Ренци заявил, что в скором времени в североафриканскую страну прибудет итальянская делегация по торговым вопросам, а Олланд подписал соглашения с Сиси о французском участии в проекте развития Суэцкого канала и заявил о запланированном на март следующего года заседании экономического комитета по обсуждению возможных путей оказания помощи египетской экономике.

Параллельно с этим, в последние месяцы начали активизироваться контакты Каира и с Вашингтоном. Основные две темы обсуждения – те же: возможность западного содействия в борьбе с исламистами и призыв инвестировать в египетскую экономику. Важным вопросом для Египта является размораживание ежегодной военной помощи в 1,5 млрд долл. и поставки военной техники, необходимой для борьбы с исламистскими экстремистами на Синае, в начале ноября объявившими о признании Халифата аль-Багдади и создании «Синайского вилайэта» (синайской провинции Исламского государства). Вашингтон продолжает обуславливать возобновление помощи необходимостью успехов «демократического строительства» в Египте. Однако наметились определенные подвижки в отношениях Каира с американским руководством.

Так, 25 сентября 2014 года на полях сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке состоялась первая личная встреча Сиси с президентом Бараком Обамой. Лидеры договорились о необходимости начала постоянных консультаций по широкому спектру проблем и запуске стратегического диалога на уровне министров иностранных дел. В ходе встречи обсуждались также вопросы, связанные с ситуацией в Ливии, а также палестино-израильские переговоры и контртеррористическая операция против ИГ. Как утверждают некоторые источники, Вашингтон выражает готовность поставить 10 вертолетов «Апаче» взамен на вовлечение Египта в кампанию по борьбе с боевиками ИГ, а Сиси, в свою очередь, заявляет о намерении египетской армии содействовать в подготовке кадров для иракских вооруженных сил, подчеркивая, что «если США хотят больше, они должны разморозить военно-техническую помощь для Египта». О готовности поставить египтянам «Апаче» сообщил еще ранее Пентагон, а затем подтвердил Керри в ходе своего визита в Каир 13 октября. Следует отметить, что часть ежегодной американской помощи – 575 млн долл. – было разморожено еще в июне на цели реализации военных контрактов. Тем не менее, Конгресс все еще не принял решения о полном возобновлении этой помощи.

Параллельно развиваются контакты по линии инвестиций американских компаний в египетскую экономику. В частности, 10-11 ноября Каир посетила делегация из США в составе около 200 глав крупнейших американских компаний и банков, а посол США выразил надежду на то, чтобы компании его страны «стали катализатором роста египетской экономики».

Таким образом, несмотря на продолжающуюся критику в адрес Каира в связи с «недемократическими» действиями руководства (например, так называемый, «Закон о протестах», принятый в ноябре прошлого года и позволяющий силам безопасности применять жесткие меры для подавления даже мирных забастовок, а также огромное количество заключенных, в том числе – журналистов), вопрос безопасности для США и Европы встает все острее. В условиях критической необходимости наземной поддержки кампании против ИГ на фоне мало результативной военно-воздушной операции, а также стабилизации ситуации в Ливии с учетом не более результативных усилий ООН по урегулированию – Запад ясно осознает, что Египет с его значительным военным потенциалом может и должен стать главной опорой в международных усилиях по стабилизации региона. Так как на сегодня основные партнеры США на Ближнем Востоке: монархии Залива – хотят, но не могут оказать какое-либо значимое содействие силам контртеррористической коалиции, кроме как финансовое и политическое; Иордания – традиционно сдержанно участвует в подобных мероприятиях, опасаясь за свою внутреннюю стабильность; Израиль – не испытывает фактически давления со стороны ИГ; а Турция – преследует в борьбе с ИГ собственные цели.

Однако очевидно, что опорой Египет может стать только по мере собственной внутренней стабилизации. На сегодняшний момент страна представляет осаждаемую снаружи и изнутри крепость.

Нагнетанию внутриполитического конфликта способствовало решение египетского суда о завершении судебного процесса против Мубарака снятии ряда обвинений против него, что привело к новой волне критики и протестов со стороны разных социальных и политических групп, которые моментально поддержали «братья-мусульмане». Параллельно с этим, салафиты, которые еще год назад выступили на стороне Сиси и созданного им временного правительства, инициировали выступления под лозунгом «Революция мусульманской молодежи», чему также «братья» поспешили выразить поддержку. Высказываются предположения о том, что может произойти консолидация между «либералами» и салафитами против нынешнего руководства, причем с учетом их заметной неорганизованности, разрозненности и слабости как социальных сил, присоединиться к ним – и возглавить их – могут снова представители «братьев-мусульман», которых продолжают поддерживать Турция и, менее открыто, Катар.

Другими словами, силам, заинтересованным в стабильном Ближнем Востоке и ограничении распространения исламистского экстремизма, логичнее думать об укреплении нынешнего египетского режима – именно он сегодня является естественным, жизненно заинтересованным и сильным в военном плане союзником в борьбе с исламизмом. Режим Башара Асада, как представляется, следует ставить в этот же ряд.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Региональные риски»

3 августа 2015 | 09:20

Центробежные процессы на Украине не приведут к распаду страны

Противоречия между основными политическими силами на Украине возрастают. Некоторые силы в поисках новых союзников обратили внимание на местные элиты, что повышает их роль в политическом процессе. Подобная неформальная децентрализация, основанная на сиюминутных договоренностях Киева и местных элит, не ведет к распаду, но снижает управляемость страны.

8 октября 2015 | 17:09

Транстихоокеанское партнерство и приоритеты КНР

Вашингтон намерен сделать Транстихоокеанское партнерство ключевым инструментом реализации своей стратегии «восстановления баланса» в Азии. С момента ее официального объявления в 2011 году Соединенным Штатам на практике реализовать в АТР совсем немного значимых инициатив – и доверие региональных партнеров и союзников Вашингтона пошатнулось.

30 июля 2015 | 17:01

«Новая норма» отношений России и США

В оценках американских аналитиков происходит динамика, которая позволяет констатировать – в российско-американских отношениях наступила «нормализация». Их нынешнее состояние уже не является кризисом; это равновесное состояние, в котором конфронтация сопутствует сотрудничеству и перемешивается с ним. 

4 сентября 2014 | 14:36

Накануне саммита НАТО в Уэльсе

Ключевой вопрос предстоящей встречи – какие решения по дальнейшей трансформации альянса НАТО попытается сейчас провести под прикрытием украинского кризиса.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова