Андрей Сушенцов
Стремительный экономический рост Китая подтолкнул его к поиску новых источников сырья и рынков сбыта. После распада СССР перспективным направлением реализации китайского экономического потенциала стали страны Центральной Азии.
ПРЕМИУМ
19 марта 2014 | 17:21

Экономическая экспансия Китая в Центральной Азии

Стремительный экономический рост Китая подтолкнул его к поиску новых источников сырья и рынков сбыта. После распада СССР перспективным направлением реализации китайского экономического потенциала стали страны Центральной Азии.
  
Китай в Центральной Азии
Фактор географического положения центральноазиатских республик в «поясе добрососедства» КНР подразумевает включение этих стран в число приоритетных целей внешней политики Пекина. В 2000-е годы Китай заключил договоры о стратегическом партнерстве с Казахстаном, Узбекистаном и Таджикистаном. Страны Центральной Азии стали местом концентрации китайского капитала. В регионе наблюдается приток китайских мигрантов, в том числе и квалифицированных рабочих. Растет число программ образовательного обмена и переподготовки кадров, поддерживаемых Китаем совместно со странами региона. Можно выделить несколько направлений экономической активности КНР на центральноазиатском пространстве. 

Во-первых, это покупка акций предприятий по добыче и переработке ресурсов недр, главным образом, нефти и природного газа. Во-вторых, строительство транспортной инфраструктуры, в частности железных дорог и сухопутных логистических центров. Наконец, Китай уделяет внимание созданию оросительной системы, связывающей Центральную Азию с прилегающими к нему китайскими территориями – в первую очередь с Синьцзян-Уйгурским автономным районом (СУАР), которая бы обеспечивала водоснабжение засушливых приграничных районов КНР за счет центральноазиатских водных ресурсов.

КНР является крупнейшим кредитором центральноазиатских государств. К примеру, долг Таджикистана Китаю составляет 40 % его совокупного внешнего долга. Ситуация усугубилась в результате выдачи Китаем крупных займов странам региона в период международного финансового кризиса 2008-2009 годов. Своей активностью в регионе Китай вызывает настороженность местных элит. В связи с ростом экономической зависимости от Китая руководство центральноазиатских республик опасается посягательств Пекина на государственный суверенитет в ситуации кризиса.

Однако Китай не претендует на активное участие в политической жизни государств Центральной Азии и сконцентрирован на решении экономических вопросов. Действия Пекина находят поддержку у властей. Относительная бедность стран региона и развитость коррупции, значительные денежные вливания Китая в экономики центральноазиатских республик, а также технологии, которые он предоставляет на фактически безвозмездной основе, делают «поднебесную» желанным партнером для всех региональных игроков.

По-иному Китай воспринимается среди населения центральноазиатских республик. Наибольшую обеспокоенность действия Китая вызывают в странах, являющихся региональными лидерами – Казахстане и Узбекистане. Участие Китая в разработке месторождений углеводородов, а также в реализации масштабных проектов в сфере водоснабжения на территории Казахстана вызывает недовольство части населения. При этом наиболее болезненно воспринимаются проекты, касающиеся водных ресурсов страны. «Водный вопрос» в целом является серьезным узлом противоречий в Центральной Азии, поэтому участие Китая в строительстве канала Черный Иртыш — Карамай вызывает недовольство. Есть основания полагать, что планируемый в рамках этого проекта поворот Иртыша приведет к неблагоприятным последствиям для экосистемы Казахстана.

Кроме того, Казахстан является потенциальным объектом демографической экспансии КНР. Несмотря на наличие значительной территории (9-е место в мире), она крайне нерационально используются. Плотность населения в Казахстане составляет шесть человек на квадратный километр, при аналогичном показателе в Китае – почти 140 человек. В этой ситуации КНР активно способствует миграции своей рабочей силы на слабозаселенную территорию. По данным 2012 г. численность китайской общины в Казахстане превысила 300 тыс. человек. 

В Узбекистане с каждым годом возрастает присутствие Китая в сфере сельского хозяйства. Среди населения растет недовольство в связи тем, что китайцы вытесняют резидентов с рынка рабочей силы. Аналогичная ситуация, хотя и в менее острой форме, наблюдается и в других центральноазиатских республиках.
Расширяя зону своего влияния, Китай не собирается ограничиваться решением внешнеэкономических вопросов. Посредством многочисленных совместных проектов и выдачи кредитов, Китай создает надежный тыл на центральноазиатском направлении. Путем строительства инфраструктурных объектов и трансграничной циркуляции рабочей силы Китай обеспечивает развитие своих северных территорий, которые исторически являются очагом социальных протестов. Тем самым, Пекин решает ряд насущных внутриполитических проблем.

Великие державы в Центральной Азии
Отношения России и Китая в центральноазиатском регионе неоднозначны. Cтраны сотрудничают в рамках Шанхайской организации сотрудничества и формулируют общую повестку дня в области безопасности. С другой стороны, Москва и Пекин воспринимают регион как сферу своих приоритетных интересов и конкурируют между собой как за право выступать в роли основного экономического партнера и оказывать влияние на политический курс региональных лидеров стран Центральной Азии.
Российский и китайский проекты региональной интеграции конкурируют друг с другом. Китай предлагает создать зону свободной торговли на территории государств-участников ШОС. Россия реализовала проект Таможенного союза, в который вошел Казахстан и рассматривается участие Кыргызстана. Успех политики в регионе будет прямо пропорционален способности Москвы и Пекина подать себя в качестве привлекательного экономического партнера. 

Американская концепция «возвращения в Азию» в меньшей степени относится к центральноазиатскому региону. Это, впрочем, не уменьшает значимости региона для США в контексте глобальной политики.

Вашингтон и Пекин конкурируют за углеводородные ресурсы региона. Несмотря на то что США владеют значительным капиталом в центральноазиатских странах (в первую очередь в Казахстане), они проигрывает конкуренцию Китаю в экономической сфере в силу неготовности выделить достаточное количество ресурсов для ведения конкурентной борьбы.

После вывода американских войск из Афганистана в 2014 г. стоит ожидать снижения внимания Вашингтона к региону. Однако США намереваются сохранить свое военное присутствие в Центральной Азии в виде нерегулярных частей на территории Афганистана и «логистических центров» на территории центральноазиатских республик.

США пока не удается создать структуру региональной безопасности, способную конкурировать с ШОС. Однако, в случае ухудшения ситуации в Афганистане отношения Китая и США могут начать смещаться в сторону сотрудничества, интенсивность которого будет зависеть от уровня угрозы.

Центральная Азия является «стратегическим тылом» Китая, однако ее роль может в перспективе измениться. Рост значимости региона для КНР может произойти вследствие усиления конкуренции с США в Юго-Восточной Азии и осложнения ситуации в Южно-Китайском море. В военных концепциях США появляются идеи о возможной морской блокаде КНР. В этой ситуации Центральная Азия может стать ключевой транзитной альтернативой для китайского экспорта. 
Пересечение интересов России, КНР и США оставляет пространство для маневра центральноазиатским странам. Не обладая достаточными ресурсами для проведения независимой политики, региональные державы придерживаются принципа «равноудаленности». Поддерживая партнерские отношения со всеми потенциальными союзниками и получая максимум возможных преференций, они фактически не подвергают свой суверенитет значительной опасности. В этом контексте роль Китая в регионе – равно как и роль других великих держав – можно назвать стабилизирующей.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «»

23 сентября 2014 | 23:44

Политические цели международного терроризма на Ближнем Востоке

Очевидно, что международный терроризм не мог бы быть столь успешен без финансовой и политической поддержки ряда государств. Несмотря на провал американских «контролеров», некоторые элиты в других странах до сих пор полагают, что способны справиться лучше американцев и успешно использовать международных террористов в своих целях.

26 февраля 2015 | 09:00

Документ дня: Как вести себя с Россией?

Как придать диалогу России и Запада позитивное поступательное движение? Фиона Хилл, старший научный сотрудник Брукингского института, специалист по России, предложила свой вариант решения проблемы. Отправной точкой она выбрала необходимость считаться с позицией России, каким бы ни было отношение к ней западных стран.

23 августа 2016 | 12:58

Результаты первого года пребывания Кыргызстана в составе ЕАЭС

Прошел год с момента вступления Кыргызстана в ЕАЭС. Что изменилось в стране за это время? Какие возможности для экономического развития были использованы Бишкеком, и с какими трудностями ему пришлось столкнуться? Анализируем ситуацию в нашем обзоре.

4 июля 2014 | 17:25

Россия и украинский кризис в избирательной кампании в Конгресс США

Амбициозная антироссийская законодательная инициатива - «О предупреждении российской агрессии» - позволяет республиканцам выглядеть убедительно в глазах избирателей, однако не просчитывает долгосрочные международные последствия ее принятия.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
20 февраля 2015 | 15:00
23 декабря 2014 | 09:00
17 марта 2014 | 19:00
11 августа 2015 | 13:04
18 апреля 2015 | 04:00
20 февраля 2015 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
16 марта 2014 | 22:32
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова