Владимир Никифоров
7 июня в Турции прошли парламентские выборы, результаты которых показали, что основанная президентом Рэджэпом Эрдоганом Партия справедливости и развития (ПСР) теряет поддержку населения. По предварительным итогам голосования, партия получила менее половины мест в парламенте, что не позволит ей управлять страной, игнорируя мнение остальных политических сил.
ПРЕМИУМ
8 июня 2015 | 22:17

Итоги парламентских выборов-2015 в Турции и их значение для России

Стамбул, Турция. - 7 июня в Турции прошли парламентские выборы, результаты которых показали, что основанная президентом Рэджэпом Эрдоганом Партия справедливости и развития (ПСР) теряет поддержку населения. По предварительным итогам голосования, партия получила менее половины мест в парламенте, что не позволит ей управлять страной, игнорируя мнение остальных политических сил.

По предварительным итогам голосования партия получила 40.7% голосов, или 256 мест в парламенте - менее половины. Для сравнения, из 550 мест на предыдущих выборах в 2011 году ПСР получила 49.8% голосов и 327 мест.

В самой Турции к прошедшим выборам относились с особым вниманием, поскольку от их исхода зависела потенциальная возможность изменить конституционный строй государства, сделав парламентскую Турцию президентской республикой и дав Рэджэпу Эрдогану новые властные полномочия.

Теперь перед формальным лидером партии Ахметом Давутоглу стоит непростая задача сформировать правящую коалицию с представителями оппозиции. Однако большого выбора союзников у него нет.

По турецкому законодательству главным условием прохождения в парламент (Великое национальное собрание Турции) является преодоление 10% барьера, что в этот раз удалось еще трем партиям. По предварительным данным, про-курдская Партия демократии народов (ПДН) сумела впервые в истории набрать 13%, ультраправая Партия националистического движения (ПНД) получила 16.5%, левоцентристская Народно-республиканская партия (РНП) набрала 25.1%.

Прохождение первой в парламент стало для многих неожиданным. Хотя курды составляют пятую часть от всего населения страны, они ранее никогда не были представлены в парламенте. Однако проводимая правительством политика, когда за любым выражением недовольства властью следуют обвинения в шпионаже, предательстве и реальные тюремные сроки, вынудила многих людей отдать свои голоса курдской и другим партиям – лишь бы не партии Рэджэпа Эрдогана. Курды встретили результаты выборов повсеместным ликованием, поскольку в парламенте им выделяется 79 мест. Сам факт преодоления минимального процентного барьера означает появление в стране новой значимой политической силы.

Попытка правящей партии изменить существующую систему голосования в 2013 году и сократить до минимума введенный более 20 лет назад процентный барьер, оказалась неудачной. В случае если бы этот барьер был существенно ниже, у недовольных текущей политикой не было бы стимула «скоординировано» голосовать за ПДН. Вполне возможно, что она бы не преодолела 10% барьер, не «отобрала» голоса у Партии справедливости и развития и, таким образом, не лишила ее большинства мест в парламенте. Сразу после оглашения результатов сопредседатель про-курдской партии Селяхаттин Демирташ заявил о неприемлемости формирования коалиции с правящей партией. Это неудивительно, учитывая, что лидер идеологически близкой Рабочей партии Курдистана, Абдулла Оджалан, с 1999 года отбывает пожизненное заключение на турецком острове Имралы в Мраморном море.

Ультраправая ПНД (16.4%, 82 места) стоит на позициях этнокультурного господства турецкой нации и придает религиозному фактору меньшее значение. Она также не стремится кооперироваться с политическими противниками. Выступая на пресс-конференции в Анкаре 8 июня лидер националистов Девлет Бахчели назвал свою партию главной оппозиционной силой в случае создания коалиции между всеми остальными партиями. И хотя ранее он допускал стратегическое объединение с ПСР при условии отсутствия в коалиции курдов, его заявление носило скорее декларативный характер. Кроме того, в настоящее время союз националистической партии с партией, выступающей, фактически, за доминирующую роль ислама в турецком обществе, маловероятен.

Отчасти поэтому первое место в списке кандидатов в правящую коалицию занимает левоцентристская РНП (25.1%, 133 места), лидер которой, Кемаль Кылычдароглу, в апреле заявлял о готовности своей партии войти в состав правительственной коалиции, если возникнет необходимость и при условии обеспечения независимого функционирования судебной системы и работы средств массовой информации. Учитывая последние тенденции, ему также придется делать нелегкий выбор.

В случае если правительственная коалиция не будет сформирована в течение 45 дней, Эрдоган вправе назначить проведение новых выборов с целью изменить соотношение сил в правительстве и выйти из периода политической неуверенности. Как всегда, неопределенность стоит дорого – в последние дни турецкая лира уже установила антирекорд по отношению к доллару США.

Политическая нестабильность в Турции невыгодна России, поскольку принятие любых серьезных внешнеполитических решений на деле откладывается до выхода Анкары из кризиса.

В том числе и решения, принимаемые в отношении строительства «Турецкого потока». При этом строительство конкурирующего Трансанатолийского газопровода продолжается по расписанию.

Поэтому все заявления турецкого руководства, особенно сделанные в последнее время, необходимо рассматривать с учетом внутриполитической обстановки. Не в последнюю очередь это относится к словам министра энергетики и природных ресурсов Турции Танера Йылдыза о готовности начать строительство сухопутного участка газопровода «Турецкий поток». Заявление министр сделал всего за два дня до выборов, означающих конец его работы в этой должности, поскольку находиться на ней более трех сроков подряд по турецкому законодательству запрещено.

Создание коалиции может привести к непоследовательному проведению внешней политики, поскольку формально единая, она будет состоять из сил, преследующих свои собственные интересы и играющих на возникающих противоречиях во имя популистских лозунгов и идей. Не стоит, в то же время, списывать со счетов огромное влияние президента Эрдогана в Турции, который своей властью и авторитетом приложит все усилия, чтобы привести политические силы в стране к единому знаменателю.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Реалистический подход»

1 июля 2015 | 07:17

Новая украинская исключительность: апология нетерпимости и национализма

Украинское руководство, осаждаемое российскими и сепаратистскими силами, не воспринимает конструктивной критики. Украинская исключительность позволяет скрытой нетерпимости и экстремальному национализму уживаться с заявлениями о приверженности плюрализму и демократии.

9 января 2016 | 17:00

Маркедонов: Нормализации отношений ЕС с Россией в 2016 году не будет

Минувший год запомнился продолжением и расширением кризиса в международных отношениях и новыми вызовами для безопасности в Европе. К уже существующим очагам напряжённости в Сирии и на Украине добавилась проблема беженцев в Европе, резкое усиление террористической угрозы и российско-турецкий конфликт. О вызовах международной безопасности на Украине, Южном Кавказе и Ближнем Востоке и возможностях их преодоления в 2016 году рассказал Сергей Маркедонов.

10 ноября 2014 | 03:24

Посол ИРИ в России Мехди Санаи: Москва и Тегеран имеют общие интересы и угрозы

В условиях напряженности в отношениях России с западными странами восточный вектор российской внешней политики становится приоритетным. Примечательно, что диалог Москвы и Тегерана активизировался еще до украинского кризиса. В декабре в Москву приехал первый русскоговорящий посол ИРИ, который и до своего назначения считался одним из ведущих специалистов по России.

30 июля 2014 | 16:03

Украинский кризис грозит разморозить Приднестровский конфликт

Развитие конфликта на Украине угрожает эскалацией ситуации на приднестровско-украинской границе. 

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова