Владимир Аватков
Политика Турции в Казахстане опирается на идею единства тюркских народов. В предвыборной декларации партии Рэджепа Эрдогана говорится: «Первостепенная задача нашей внешней политики – реализовать историческую ответственность Турции и покровительствовать тюркским родственным государствам и обществам».
ПРЕМИУМ
14 апреля 2014 | 15:30

Казахстан во внешней политике Турции

Для Турции Казахстан является одним из наиболее значимых тюркских государств. Казахстану уделяется особое внимание во всех официальных документах – предвыборных программах правящей Партии справедливости и развития, документах МИД, заявлениях лидеров страны. У курса на сближение с Астаной есть существенные экономические и политические причины. 

После распада СССР Турция была первой страной, признавшей Казахстан. Возникновение новых независимых государств в Средней Азии стало историческим шансом по расширению поля влияния Анкары на все тюркские народы от Байкала до Восточной Европы. Подход Турции к возникшим тюркским государствам был основан на идее «старшего брата». Это не отвечало ожиданиям лидеров среднеазиатских государств, однако экономическая помощь Турции и идеология тюркского единства удовлетворяла идеологические и экономические потребности населения и позволяла власти укреплять свой авторитет. Осознав невозможность быстрой интеграции, Анкара перешла к долгосрочной стратегии воздействия на тюрок путем создания совместных учебных заведений, открытия гуманитарных фондов, активизации культурного и религиозного сотрудничества и оказания целевой экономической помощи.

Для Казахстана Турция была скорее конкурентом в центрально-азиатском регионе, в котором Астана сама претендовала на лидерство. Из-за низкой активности Москвы в отношении среднеазиатских государств и деятельной позиции Турции Казахстан медленно, но верно стал вовлекаться во все формы контактов с Анкарой. На его территории стали возникать турецкие фонды, школы, мечети и экономические пирамиды религиозного типа.

Благодаря усилиям президента Нурсултана Назарбаева в Казахстане удается сохранять баланс между «русским» севером страны и ее «казахским» югом. Во внешней политике Астана удерживает курс на экономическую интеграцию с Россией, с которой ее связывает общая производственная и хозяйственная система, созданная в СССР. Другим крупным полюсом тяготения для Казахстана является Китай, асимметрия отношений с которым пугает Астану. Поэтому Казахстан акцентирует наличие третьей альтернативы - тюркского единства и интересов Анкары. Со своей стороны, Турция предложила свою версию интеграционной инициативы - Тюркский Совет (объединяет Турцию, Азербайджан, Казахстан и Кыргызстан). Казахстанское руководство декларирует интерес в сочетании всех интеграционных проектов, мостом к которому станет Астана.

Это особенно актуально в контексте усиливающейся внутриполитической борьбы в Турции. Правящая “Партия справедливости и развития” (ПСР) была образована политическими группами, которые способствовали отстранению от власти военных. По мнению активистов ПСР, военные мешали демократическому развитию страны и ее продвижению на пути вступления в ЕС. Однако в правящей элите наметился раскол, последствиями которого может стать активизация тюркской идеи. В предвыборной декларации ПСР говорится: «Первостепенная задача нашей внешней политики – реализовать историческую ответственность Турции и покровительствовать тюркским родственным государствам и обществам». Сообществами турки часто называют этнические группы, компактно проживающие в той или иной стране, в том числе в России (башкиры, татары и др.).

Среди парламентских партий Турции “Партия справедливости и развития” является наиболее лояльной для России и Казахстана силой. Вторая по численности – Народно-республиканская партия – остается прозападной, а третья (Партия национального движения) придерживается националистических взглядов и выступает с радикальных позиций в отношении интеграции тюрок без учета интересов России.

В 2013 году Казахстан выступил с инициативой о приглашении Турции к участию в Таможенном союзе. У этого шага серьезные экономические основания. Ежегодный объем торговли между Турцией и Казахстаном составляет 4,5 млрд. долл., между Турцией и Россией - 34 млрд. Анкара планирует к 2020 году увеличить с торговлю Казахстаном до 10 млрд. и до 100 млрд. с Россией. Структура торговли России и Казахстана с Турцией схожи - в экспорте преобладают энергоносители и минеральные ресурсы, в импорте - товары легкой и химической промышленности. Россия является вторым торговым партнером Турции после Германии и первым по импорту. Основные товаропотоки из Турции в Казахстан идут по территории России. В совокупности это делает вектор на углубление сотрудничества между Казахстаном, Россией и Турцией привлекательным для сторон.

У Астаны есть и серьезный политический мотив для приглашения Анкары в Таможенный союз. Казахстан стремится избежать зависимости от Китая, которая грозит поглощением. Поэтому Казахстан выступает инициатиром и стремится к усилению Евразийского интеграционного формата. Одновременно Астана стремится к укреплению своей роли в будущем Евразийском экономическом союзе, лоббируя участие в нем других сильных игроков. Наконец, Астана подчеркивает свою дистанцию от России, усиливая тюркский компонент государственной идентичности. Так в 2014 году президент Назарбаев высказался за переименование страны в "Казак елі" (казахское отечество).

Экономическое сотрудничество с Турцией тем важнее для Казахстана, что в стране возникают угрозы экономической и социальной стабильности. Противоречия Юга и Севера страны, разное отношение к событиям на Украине и в связи с Крымом, ухудшающиеся экономические показатели привели к смене кабинета министров. Новый премьер Карим Масимов ранее уже занимал этот пост. Он имеет опыт сотрудничества с российскими, турецкими и китайскими партнерами и намерен сосредоточиться на привлечении инвестиций и углублении экономического сотрудничества.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

26 апреля 2018 | 09:16

Тереза Мэй и Джеймс Бонд: от Солсбери до Сирии

За последний месяц правительству Терезы Мэй удалось создать нарратив, возвращающий нас к  Яну Флемингу, который внес значительный вклад в психологическое измерение Холодной войны. Освещение СМИ «дела Скрипалей», химическая атака в Сирии и ракетные удары по войскам Асада в ответ на неё – всё это создает видимость значимости Великобритании на международной арене, тогда как продолжающийся развод с ЕС говорит об обратном.

18 апреля 2015 | 23:00

Дайджест внешней политики США за неделю (10-17 апреля)

Среди наиболее значимых для политической жизни США событий этой недели стало официальное объявление о намерении участвовать в предстоящей президентской гонке двух заметных представителей от обеих партий. Параллельно с этим, примечательными стали реакция Вашингтона на поставки российской военной техники Ирану, а также небольшой шаг а процессе реализации «азиатского разворота», продекларированного еще в 2011 году, но так и не ставшего на деле приоритетным направлением американской внешней политики.

21 июля 2017 | 10:23

Дайджест внешней политики США (14-20 июля)

Визит Дональда Трампа в Париж позволил избавиться от назревавшей конфронтационности в отношениях между двумя президентами. Встреча в рамках рабочей группы Рябков-Шэннон не позволила уладить противоречия по вопросу «русских дач», зато привела к возобновлению диалога в области стратегической стабильности. Различные политические силы в Вашингтоне поспешили внести свою лепту в обсуждаемый законопроект об ужесточении антироссийских санкций.

23 апреля 2014 | 20:14

Значение российско-иранской нефтяной сделки

Москва заинтересована в компромиссе между Западом и Ираном по вопросу о ядерной программе. Россия рассчитывает открыть себе путь к полномасштабному сотрудничеству с Ираном и снять риск появления у своих южных границ новой ядерной державы.  

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
2 апреля 2014 | 01:00
23 января 2015 | 18:00
17 декабря 2014 | 20:00
15 декабря 2014 | 10:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова