Владимир Аватков
Политика Турции в Казахстане опирается на идею единства тюркских народов. В предвыборной декларации партии Рэджепа Эрдогана говорится: «Первостепенная задача нашей внешней политики – реализовать историческую ответственность Турции и покровительствовать тюркским родственным государствам и обществам».
ПРЕМИУМ
14 апреля 2014 | 15:30

Казахстан во внешней политике Турции

Для Турции Казахстан является одним из наиболее значимых тюркских государств. Казахстану уделяется особое внимание во всех официальных документах – предвыборных программах правящей Партии справедливости и развития, документах МИД, заявлениях лидеров страны. У курса на сближение с Астаной есть существенные экономические и политические причины. 

После распада СССР Турция была первой страной, признавшей Казахстан. Возникновение новых независимых государств в Средней Азии стало историческим шансом по расширению поля влияния Анкары на все тюркские народы от Байкала до Восточной Европы. Подход Турции к возникшим тюркским государствам был основан на идее «старшего брата». Это не отвечало ожиданиям лидеров среднеазиатских государств, однако экономическая помощь Турции и идеология тюркского единства удовлетворяла идеологические и экономические потребности населения и позволяла власти укреплять свой авторитет. Осознав невозможность быстрой интеграции, Анкара перешла к долгосрочной стратегии воздействия на тюрок путем создания совместных учебных заведений, открытия гуманитарных фондов, активизации культурного и религиозного сотрудничества и оказания целевой экономической помощи.

Для Казахстана Турция была скорее конкурентом в центрально-азиатском регионе, в котором Астана сама претендовала на лидерство. Из-за низкой активности Москвы в отношении среднеазиатских государств и деятельной позиции Турции Казахстан медленно, но верно стал вовлекаться во все формы контактов с Анкарой. На его территории стали возникать турецкие фонды, школы, мечети и экономические пирамиды религиозного типа.

Благодаря усилиям президента Нурсултана Назарбаева в Казахстане удается сохранять баланс между «русским» севером страны и ее «казахским» югом. Во внешней политике Астана удерживает курс на экономическую интеграцию с Россией, с которой ее связывает общая производственная и хозяйственная система, созданная в СССР. Другим крупным полюсом тяготения для Казахстана является Китай, асимметрия отношений с которым пугает Астану. Поэтому Казахстан акцентирует наличие третьей альтернативы - тюркского единства и интересов Анкары. Со своей стороны, Турция предложила свою версию интеграционной инициативы - Тюркский Совет (объединяет Турцию, Азербайджан, Казахстан и Кыргызстан). Казахстанское руководство декларирует интерес в сочетании всех интеграционных проектов, мостом к которому станет Астана.

Это особенно актуально в контексте усиливающейся внутриполитической борьбы в Турции. Правящая “Партия справедливости и развития” (ПСР) была образована политическими группами, которые способствовали отстранению от власти военных. По мнению активистов ПСР, военные мешали демократическому развитию страны и ее продвижению на пути вступления в ЕС. Однако в правящей элите наметился раскол, последствиями которого может стать активизация тюркской идеи. В предвыборной декларации ПСР говорится: «Первостепенная задача нашей внешней политики – реализовать историческую ответственность Турции и покровительствовать тюркским родственным государствам и обществам». Сообществами турки часто называют этнические группы, компактно проживающие в той или иной стране, в том числе в России (башкиры, татары и др.).

Среди парламентских партий Турции “Партия справедливости и развития” является наиболее лояльной для России и Казахстана силой. Вторая по численности – Народно-республиканская партия – остается прозападной, а третья (Партия национального движения) придерживается националистических взглядов и выступает с радикальных позиций в отношении интеграции тюрок без учета интересов России.

В 2013 году Казахстан выступил с инициативой о приглашении Турции к участию в Таможенном союзе. У этого шага серьезные экономические основания. Ежегодный объем торговли между Турцией и Казахстаном составляет 4,5 млрд. долл., между Турцией и Россией - 34 млрд. Анкара планирует к 2020 году увеличить с торговлю Казахстаном до 10 млрд. и до 100 млрд. с Россией. Структура торговли России и Казахстана с Турцией схожи - в экспорте преобладают энергоносители и минеральные ресурсы, в импорте - товары легкой и химической промышленности. Россия является вторым торговым партнером Турции после Германии и первым по импорту. Основные товаропотоки из Турции в Казахстан идут по территории России. В совокупности это делает вектор на углубление сотрудничества между Казахстаном, Россией и Турцией привлекательным для сторон.

У Астаны есть и серьезный политический мотив для приглашения Анкары в Таможенный союз. Казахстан стремится избежать зависимости от Китая, которая грозит поглощением. Поэтому Казахстан выступает инициатиром и стремится к усилению Евразийского интеграционного формата. Одновременно Астана стремится к укреплению своей роли в будущем Евразийском экономическом союзе, лоббируя участие в нем других сильных игроков. Наконец, Астана подчеркивает свою дистанцию от России, усиливая тюркский компонент государственной идентичности. Так в 2014 году президент Назарбаев высказался за переименование страны в "Казак елі" (казахское отечество).

Экономическое сотрудничество с Турцией тем важнее для Казахстана, что в стране возникают угрозы экономической и социальной стабильности. Противоречия Юга и Севера страны, разное отношение к событиям на Украине и в связи с Крымом, ухудшающиеся экономические показатели привели к смене кабинета министров. Новый премьер Карим Масимов ранее уже занимал этот пост. Он имеет опыт сотрудничества с российскими, турецкими и китайскими партнерами и намерен сосредоточиться на привлечении инвестиций и углублении экономического сотрудничества.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

23 мая 2015 | 23:00

Результаты саммита «Восточного партнерства»-2015 в Латвии

Саммит в Риге показал, что страны ЕС и их восточные партнеры уже не могут дать консолидированный ответ на целый ряд вопросов. Это касается не только туманных перспектив европейской интеграции шести стран-участников «Восточного партнерства», но и украинского кризиса. Различное видение путей преодоления проблем подчеркивает как противоречия между сторонами, так и их сомнения в целесообразности политики «Восточного партнерства» в принципе. 

20 февраля 2018 | 12:18

Дайджест внешней политики Германии 13-19 февраля

На Мюнхенской конференции по безопасности Зигмар Габриэль обратился к проблеме партнерских отношений с заокеанским союзником. Уже привычную риторику про необходимость усиления ЕС в качестве международного игрока дополнили рассуждения о выстраивании доверительных партнерских отношений с Вашингтоном. Габриэль отметил, что ЕС выступает за их равноправный характер и не позволит никому вносить в свои ряды раскол.

29 апреля 2014 | 11:51

Армянский вопрос во внешней политике Турции

Рэджеп Эрдоган своими словами стремится не столько извиниться перед армянами, сколько отправить сигнал о том, что Турция, как и Османская империя, терпима ко всем соседним народам, с которыми ее связывает общее прошлое и главное – общее будущее.

11 августа 2015 | 13:04

А вас я попрошу остаться

Украинские власти - по сути, единственная сторона, кому выгодно немедленное изгнание или добровольный исход наблюдателей из зоны конфликта. В отличие от Москвы и Брюсселя, Петру Порошенко необходимо возобновление боевых действий - только на фоне «отражения российской агрессии» он может просить у уставшего от него Запада деньги, а также военную и политическую поддержку. В этом плане Миссия ОБСЕ ему мешает.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
2 апреля 2014 | 01:00
23 января 2015 | 18:00
17 декабря 2014 | 20:00
15 декабря 2014 | 10:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова