Владимир Аватков
По мере интенсификации переговоров о подготовке соглашения по строительству «Турецкого потока», в западных СМИ все активнее муссируется тематика отхода Турции от принципов демократии и солидарности со странами НАТО. Подобные соображения связаны, в первую очередь, с трансформации режима в Турецкой Республике и ее взаимодействием с Россией.
ПРЕМИУМ
7 апреля 2015 | 13:18

Мотивы самостоятельности Турции в НАТО

По мере интенсификации переговоров о подготовке соглашения по строительству «Турецкого потока», в западных СМИ все активнее муссируется тематика отхода Турции от принципов демократии и солидарности со странами НАТО. Подобные соображения связаны, в первую очередь, с трансформации режима в Турецкой Республике и ее взаимодействием с Россией.

Турция вступила в НАТО в 1952 году. После установления дружеских отношений с Советским Союзом наступило их охлаждение ближе к началу Второй мировой войны. Не забыв про то, что большинство частей и подразделений Турецкой Республики накануне Сталинградской битвы были стянуты к Кавказу, Сталин после окончания войны предъявил ультиматум турецкому правительству, тем самым подтолкнув ее к поиску своего места в НАТО.

После вступления в НАТО Турция на долгие годы оказалась «правой рукой» США в регионе, форпостом в борьбе с «советской угрозой». Лишь с распадом СССР возник вопрос, в том числе и в турецком обществе, о необходимости сохранения союзнических отношений с Америкой в рамках Североатлантического альянса. Однако тогда Турция стала своего рода «проводником» расширения «демократии» на постсоветском пространстве, прежде всего – в тюркских странах и регионах. Приобретя новую роль, она быстро осознала ее иллюзорность и стала активнее взаимодействовать с Россией.

Пришедший в начале ХХI века к власти режим «Партии справедливости и развития» имел далеко идущие планы по изменению основ внутренней политики и трансформации роли Турции в регионе и мире.

Обладая большими амбициями, лидеры страны стали придерживаться более взвешенной политики, стараясь балансировать между интересами крупнейших игроков мира и стремясь попасть в их состав.

Для Турции сегодня крайне важны экономические отношения с Россией. Она зависит от крупнейших проектов, которые включают в том числе «Голубой поток», АЭС в «Аккую», а теперь и «Турецкий поток». В рамках западной политики санкций Турция потеряла бы огромные доходы, лишилась бы статуса транзитера энергоресурсов. Предложение России о строительстве через Турцию газопровода в Европу дает режиму Реджепа Тайипа Эрдогана козырь в виде вентиля, за счет которого он мог бы оказывать воздействие на ЕС, которые блокирует вступление в свой состав Турции уже многие годы.

При всех геополитических разногласиях – в том числе и по Сирии и Крыму – России и Турции удавалось их замораживать. Однако это явно не входит в интересы США, которым выгоднее столкнуть две державы с имперским прошлым и тем самым их ослабить.

В июне в Турции грядут парламентские выборы, в канун которых публично начался конфликт различных субъектов власти, прежде всего по линии Гюлен – Эрдоган. Пережить еще один удар со стороны ЕС и США правящему режиму было бы нелегко, и именно этим объясняется стремление президента Р.Т. Эрдогана маневрировать. В один день под натиском западных СМИ с их идеей «неверности» Турции принципам НАТО, он заявляет, что все беды страны происходят из-за Запада, что «Западу не нужна сильная Турция». В другой день он едет в Киев, где договаривается о финансовой поддержке украинских властей, демонстрируя трансатлантическую солидарность.

Очевидно, что разговоры об отходе от НАТО не имели бы под собой почвы, если бы в турецком тендере на покупку систем ПВО победили бы не китайцы, а европейцы. И – если бы Турция не разрабатывала свои мощные новейшие вооружения и не вела переговоры о закупке российского оружия.

При этом очевидно, что сегодня Турция не обладает необходимыми силами и потенциалом для выхода из Североатлантического альянса и ведения собственной, независимой оборонной политики.

Соединенные Штаты накануне парламентских выборов в Турци могут повлиять на правящий режим. Политические маневры вокруг «Турецкого потока», Украины и НАТО – попытка Турции усилить свои позиции как перед лицом России, так и перед Западом. Кроме того, это – попытка сохранить хрупкий имеющийся баланс сил в руководстве государством.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

18 августа 2016 | 11:26

Источники трений в американо-польских отношениях

Отношения между США и Польшей переживают не лучшие времена. Варшава ожидает достойной компенсации за своё безоговорочное следование американской внешней политике. Однако Вашингтон не готов предоставить Польше никаких существеных преференций ни сейчас, ни в обозримом будущем.

31 июля 2014 | 18:59

«Мы очень, очень стараемся удовлетворить жалобы Владимира Путина»

Похоже, Москва и Вашингтон близки к договоренности о начале переговоров по украинскому кризису. По словам госсекретаря США Джона Керри, в телефонном разговоре с министром иностранных дел Сергеем Лавровым они согласились в том, что «появилась возможность выступить с конкретным предложением по урегулированию кризиса». 

25 августа 2017 | 09:36

Дайджест внешней политики США (18 - 24 августа)

Новая стратегия США в Афганистане предполагает незначительное увеличение численности американского контингента. Уход Бэннона из администрации символизирует размежевание сросшихся за последний год понятий «Дональд Трамп» и «национальный популизм». Сокращение и замораживание помощи Египту Вашингтон объяснил нетипичной для новой администрации обеспокоенностью положением дел в области защиты прав человека.

17 мая 2014 | 21:38

Трудное партнерство США и Пакистана

Завершение операции НАТО в Афганистане вновь ставит США и Пакистан в ситуацию, когда они утрачивают общие интересы. Многие в Вашингтоне считают необходимым пересмотр американской стратегии в отношении Пакистана для предотвращения втягивания последнего в орбиту Китая. 

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
9 декабря 2014 | 08:00
11 сентября 2014 | 21:25
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова