8 октября 2014 | 03:14 Татьяна Тюкаева

Последствия контртеррористической операции для режима Асада

Решение о расширении начатой в августе военно-воздушной операции против ИГ в Ираке на Сирию было принято Белым Домом после заметного колебания. Главным вопросом стало определение приоритетов в сирийском конфликте: кто представляет «меньшее зло»  - Башар Асад, который более трех лет успешно противостоит попыткам разрозненных оппозиционеров при поддержке из Залива, Турции и отдельных государств Запада свергнуть «неудобный» «недемократичный» режим, или боевики ИГ, которые в отличие от «официальной» оппозиции эффективно борются с Дамаском. Россия и Иран, в свою очередь, высказали опасения, что, воспользовавшись формальным поводом для вмешательства, США и их союзники начнут давно ожидаемую сирийскими оппозиционерами военную кампанию против ВС режима. В результате 23 сентября военно-воздушные обстрелы сил ИГ на северо-востоке Сирии были начаты. При этом, официальные сирийские СМИ сообщили, что за несколько часов сирийский представитель ООН был информирован американским коллегой о деталях предстоящей операции.

Один из сирийских госслужащих заявил:

«Как бы США без сотрудничества с сирийскими спецслужбами с точностью определили позиции боевиков для обстрела? […] Запад осознал, что реальной альтернативы Асаду в Сирии нет, но они не могут об этом публично заявить».

Примечательно, что параллельно с обвинениями в адрес Вашингтона со стороны, преимущественно, сирийской оппозиции в том, что своими действиями контртеррористическая коалиция содействует «деспотичному» режиму, традиционно поддерживающие Асада сирийские алавиты выступили с критикой сотрудничества своего правителя с  «враждебным» Западом и Заливом. В Хомсе представители алавитской общины 2 октября вышли на демонстрацию против разрушенного силами международной коалиции здания начальной школы. Сторонники режима выражают явное замешательство в связи с тем, что коалиция государств, активно выступающих против Дамаска, прямого вмешательство которых три года стремились не допустить, реализует обстрелы сирийской территории с одобрения правительства:

«Позор! Бахрейнская, саудовская и эмиратская авиация наносит удары по целям в Сирии, а государство заявляет, что это – в интересах режима. Где же национальный суверенитет? И не будут ли они продолжать эти удары до тех пор, пока не свергнут режим?»

В Тартусе, находящимся под контролем Дамаска и увешанным анти-америкаснкими и про-асадовскими лозунгами, один из солдат сирийской армии сообщил:

«Я поддерживаю сирийский режим, так как он представляет оплот сопротивления, в первую очередь. Сегодня же позиция Хизбаллы кажется более рациональной, чем позиция Дамаска, потому что коалиция, возглавляемая США, не вызывает доверия».

Он также добавил:

«Необходимо помнить, что нефтяные скважины и нефтеперерабатывающие заводы, которые разрушаются силами коалиции, принадлежат сирийскому народу. Также важно не забывать, что члены Западной коалиции продолжают поддерживать вооруженные группировки под прикрытием оказания содействия умеренной оппозиции, которая, в конечном итоге, враждебна нам и силам сопротивления».

Перспективы разрешения сирийского конфликта по-прежнему крайне туманны, особенно с учетом того, что для противников Дамаска к задаче свержения режима Асада добавилась еще проблема борьбы с террористами, а также на фоне изменения в связи с успехами ИГ военно-политического баланса сил – не в пользу поддерживаемой Заливом и Западом сирийской оппозиции. Более того, принимая во внимание начатую контртеррористическую операцию, внимания заслуживают два принципиальных фактора: (1) послекризисное урегулирование будет происходить в условиях острой необходимости к восстановлению страны, так как международная коалиция, противостоящая ИГ, наносит удары по стратегически важным для государства объектам с целью не допустить их попадание в руки боевиков, усугубляя и без того масштабные разрушения гражданских объектов в результате четвертого года конфликта; (2) наметилось некоторое ослабление позиций Дамаска в рядах его традиционных сторонников, что может повлиять на траекторию процесса урегулирования.

Последним не могла не воспользоваться потерявшая доверие в глазах сирийцев оппозиция. Главнокомандующий оппозиционной Свободной сирийской армии генерал Абдель Илах аль-Башир выступил с призывом к сторонникам режима присоединиться к оппозиционерам.

«Мы призываем всех, кто еще находится в рядах сирийской армии, особенно семьи алавитов, покинуть этот тонущий корабль, в котором они использовались как топливо, и занять позиции в рядах Свободной сирийской армии, которые их ожидают. Свободная сирийская армия доказала свою умеренность и патриотизм и является единственным путем для спасения всего сирийского народа, независимо от принадлежности и конфессии».

Безуспешность действий контртеррористической коалиции, замешательство касательно прямого военного вмешательства иностранных сил в рядах сторонников Асада, разочарование в дискредитировавшей себя всеми возможными способами сирийской оппозиции, а также дальнейшее разрушение инфраструктуры страны – не способствуют скорому урегулированию кризиса в Сирии, оставляя под сомнением ответ на вопрос, кто же возглавит процесс разрешения затянувшегося конфликта и восстановления страны. На сегодня Асад в глазах Запада и большинства сирийцев предстает единственно возможной опорой для этого процесса. Однако монархии Залива – в первую очередь, Саудовская Аравия и Катар – едва ли смогут смириться с таким сценарием развития событий: поводов и причин для прекращения их поддержки оппозиции в борьбе с Асадом на данный момент не имеется, что также препятствует урегулированию.

Читать еще по теме «Политика»

14 марта 2015 | 20:48

Как изменились международные отношения за год украинского кризиса

Запад позволял себе не учитывать стратегические интересы России, потому что сам не сформулировал своих стратегических интересов в отношении Москвы. А поскольку для Запада это не было вопросом жизни и смерти, можно было позволить себе отложить этот вопрос в долгий ящик. На Западе игнорировали Россию, поскольку полагали, что время на его стороне, а Москва неизбежно проиграет и вынуждена будет уступить.

16 мая 2016 | 21:00

Выгоды Москвы от агрессивной политики НАТО в Европе

Соединенные Штаты используют углубление военной инфраструктуры НАТО в Европе для усиления контроля за европейскими государствами. Через институты НАТО Вашингтон получает серьезные рычаги влияния на весь процесс принятия стратегических внешнеполитических решений не только в странах-членах Альянса, но и в государствах, претендующих на это членство.

15 мая 2018 | 23:37

Дайджест внешней политики Германии 8-15 мая

Для еще недостаточно искушенного в дипломатических тонкостях Мааса поездка в Москву стала первым по-настоящему серьезным испытанием. Впервые ему пришлось выйти за зону комфорта – переговоры пришлось вести не с ближайшими союзниками, а со сложным и неуступчивым партнером. Значительно осложнили задачу антироссийские высказывания Мааса накануне визита. В меру своих сил министр стремился сохранять конструктивный подход во время поездки.

13 апреля 2018 | 08:16

Дайджест внешней политики США (6-12 апреля)

Призывы «либеральной общественности» нанести удар по Сирии встретили отпор со стороны консервативных СМИ. Майк Помпео обнадежил законодателей обещаниями повернуть вспять реформу министерства, заняться «распространением демократии», а также противостоять России «на всех направлениях». Решение спикера Палаты представителей о завершении своей политической карьеры продолжило «массовое бегство» представителей республиканского истеблишмента.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова