20 сентября 2014 | 00:05 Татьяна Тюкаева

Мотивы стратегии Египта в отношении послевоенной Ливии

Как и ожидалось, на Международной конференции по вопросу стабильности и развития Ливии, состоявшейся 17 сентября в Мадриде, никаких сколь-либо значимых для реального восстановления страны решений принято не было. По итогам встречи ее европейские и северо-африканские участники пришли к выводу о том, что «не существует военного решения нынешнего ливийского кризиса».

Внутриливийский конфликт продолжает набирать обороты: с начала августа в стране функционирует два парламента – в лице избранной в ходе парламентских выборов Палаты Представителей и формально распущенного ею Всеобщего национального конгресса (ВНК) – и два правительства – в Тобруке и Триполи соответственно. При этом все силы, связанные с ВНК, объявлены Палатой террористами: с ними ведется борьба, не приносящая заметных результатов.

В ходе конференции присутствовавший представитель Тобрукского правительства, министр иностранных дел Ливии Мухамед Абдельазиз, заявил:

«Мы убеждены, что борьба с терроризмом должна вестись не только посредством ударов по позициям соответствующих группировок с воздуха».

В августе, после начала военно-воздушной контр-террористической операции США в Ираке, Палата выступила с призывом к международному сообществу предпринять аналогичные меры в Ливии. Не дождавшись однозначного, хотя и вполне очевидного, отказа со стороны западных партнеров, Тобрук начал искать союзников для борьбы с силами ВНК, представленными в основном исламистами во главе с «братьями-мусульманами».  Обвиняя Турцию, Катар, а также Судан, в пособничестве нелегально функционирующему в Триполи парламента, ливийское руководство в Тобруке обратилось за помощью к Египту и монархиям Залива, в последний год активно ведущим войну против «братьев». В частности, сообщается о нанесении египетской и эмиратской авиацией ударов по позициям исламистов.

Главным союзником Тобрука в этом вопросе, несомненно, становится Каир, кровно заинтересованный в стабилизации своей западной границы. Еще в июне генерал Халифа Хафтар, главная военная опора Палаты Представителей, призвал египетское руководство «предпринять все необходимые военные меры на ливийской территории для восстановления порядка». А 4 сентября между Тобруком и Каиром было заключено Соглашение о военном и стратегическом сотрудничестве сроком на 5 лет, предполагающее масштабное взаимодействие сторон в обеспечении безопасности, а также содержащее пункт о том, что «любая прямая или косвенная угроза или вооруженная агрессия против одной из договаривающихся сторон будет восприниматься как угроза или агрессия и против другой».

Несмотря на всю кажущуюся серьезность документа, по мнению профессора британского Университета Эксетера Омара Ашура, «соглашение всего лишь закрепило юридически то, что уже и так происходит фактически». Еще в июле Амр Мусса, приближенная фигура к президенту Абдель Фаттаху ас-Сиси, говорил о необходимости вмешаться в ливийский конфликт в качестве реализации «права на самозащиту», однако других сообщений о египетском военном участии в Ливии не было. В своем недавнем интервью нынешний министр иностранных дел Египта Самех Шукри не подтвердил, но и не опроверг факт вовлеченности ВС страны в ливийские столкновения.

Логично предположить, что представители военной элиты Хафтар и Сиси, разделяющие общее стремление борьбы с исламистами и восстановления внутригосударственной безопасности, действительно осуществляют военное сотрудничество, которое не афишируется, по всей видимости, с целью не провоцировать египетских исламистов. Каир действительно заинтересован в стабилизации границы с Ливией, так как расшатанный экономически и политически Египет – главная цель ливийских исламистов, связанных с «братьями-мусульманами» - группировкой, борьба с которой для Сиси сегодня является определяющей.

Встает также вопрос о масштабах участия Египта в столкновениях на ливийской территории. Помимо западных границ исламистская угроза для Каира исходит также и со стороны Синая. ИГИЛ, по мнению некоторых экспертов, также своей целью ставит Египет. Кроме того, перед Сиси сегодня стоит множество острых внутренних социально-экономических задач, решать которые гораздо более разумно, чем ввязываться в сложный ливийский конфликт с двоевластием и неэффективной борьбой двух правительств с разрозненными вооруженными группировками.

В целом, любое вмешательство в ливийский конфликт - в поддержку будь то Тобрукского или Триполитанского правительств - не будет способствовать стабилизации ситуации. Однако оно, так или иначе, происходит со стороны региональных сил в лице Турции, Катара, Саудовской Аравии и союзных монархий Залива, а также со стороны Египта. В отличие от остальных, участие Каира обосновано соображениями безопасности, а не борьбой за сферы влияния. Поэтому логично ожидать от египетских властей ограниченного военного вовлечения, сконцентрированного в районе границы, без углубления в ливийскую территорию. Решать или влиять на решение внутриливийского кризиса власти у Каира не хватит сил.

Читать еще по теме «Политика»

13 апреля 2017 | 18:06

О последствиях военного удара США по Сирии: видео

7 апреля США нанесли ракетный удар по базе сирийских правительственных ВВС. Акция стала ответом на химическую атаку в провинции Идлиб, ответственность за которую США возложили на Дамаск. Руководитель аналитического агентства "Внешняя политика" Андрей Сушенцов представил экспертный комментарий о причинах и последствиях американского удара по Сирии.

5 августа 2016 | 15:29

Политический раскол в США перестал быть партийным

Гипертрофированное внимание к России в контексте выборов – следствие редкой для США неуверенности в себе. Связано оно не с реальным или мнимым вмешательством Москвы во внутреннюю политику США. Оно вызвано непониманием американским политическим истеблишментом причин популярности протестных настроений и готовности людей голосовать за Трампа. США переживают самый глубокий раскол общества за последние десятилетия.

16 мая 2015 | 21:00

ЕС ждет два года британского шантажа

Убедительная победа Консервативной партии и ее лидера Дэвида Кэмерона на парламентских выборах в Великобритании вновь заставила всех задуматься от европерспективах страны. Дэвид Кэмерон настаивает на проведении референдума о выходе страны из ЕС, хоть сам выход ему и не нужен.

16 ноября 2016 | 17:07

Китайское направление внешнеполитической программы Трампа

Внешнеполитическая риторика Дональда Трампа и в ходе президентской гонки, и после её завершения отводила значительное место американо-китайским отношениям. По мнению миллиардера, Поднебесная является основной угрозой для американского лидерства. России важно правильно отреагировать на новую американскую систему приоритетов в сфере национальной безопасности.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова