Андрей Сушенцов
Дмитрий Офицеров-Бельский
Геворг Мирзаян
На этой неделе основное внимание было приковано к Давосскому экономическому форуму, делегация России на котором оказалась на удивление не представительной. В своей внешней политике Москва все чаще демонстрирует большую готовность к развитию двустороннего формата взаимоотношений с партнёрами, нежели к участию в многосторонних политических процессах. Это продемонстрировала и недавняя встреча двух лидеров российской и американской дипломатии в Цюрихе, а также визит эмира Катара Тамима аль-Тани в Москву.
ПРЕМИУМ
27 января 2016 | 19:05

Обзор внешней политики России за неделю (18-25 января)

На этой неделе основное внимание было приковано к Давосскому экономическому форуму, делегация России на котором оказалась на удивление не представительной. В своей внешней политике Москва все чаще демонстрирует большую готовность к развитию двустороннего формата взаимоотношений с партнёрами, нежели к участию в многосторонних политических процессах. Это продемонстрировала и недавняя встреча двух лидеров российской и американской дипломатии в Цюрихе, а также визит эмира Катара Тамима аль-Тани в Москву.

Встреча Лаврова и Керри в Цюрихе

Переговоры Джона Керри и Сергея Лаврова в Цюрихе стали их первой встречей в этом году. В повестке дня обсуждения стояли Сирия, Украина и ядерная программа Северной Кореи. По украинскому вопросу стороны сошлись на том, что Минские соглашения должны не переписываться, а исполняться.

США, по словам Сергея Лаврова, выдвинули несколько предложений по координации действий в Сирии. Однако вопрос о том, какие силы в сирийском конфликте следует признать террористическими, а какие могут быть допущены к переговорам, остался нерешенным. Американский список «оппозиции» существенно шире российского и не в последнюю очередь потому, что в Вашингтоне до сих пор не смогли определиться с кем и в каком формате и на основании каких критериев они сами готовы поддерживать контакты.

Прежний опыт американской политики показал, что реального влияния на сирийскую оппозицию, которое было бы можно использовать для мирного процесса, у США нет.

Гораздо более тесные связи противники Башара Асада поддерживают с региональными игроками, такими как Катар и Саудовская Аравия. Поэтому Вашингтону, во имя сохранения лояльности стран Залива, приходится сохранять терпимость к ряду сильных экстремистских групп.

Катар хочет исправиться?

В Москве с визитом побывал эмир Катара Тамим аль-Тани. Они с Владимиром Путиным обсудили целый ряд важных вопросов: цены на «голубое топливо», ситуацию в Секторе Газы. Однако основной темой разговора была Сирия, а точнее начавшиеся там мирные переговоры между Башаром Асадом и оппозицией.

Эмир Тамим отметил важность этих переговоров, отметил роль в них России и добавил, что сам Катар «с первого дня поддерживал политическое урегулирование в Сирии». На первый взгляд весьма странное заявление, учитывая репортажи катарского телеканала Аль-Джазира о десятках женщин и детей, пострадавших от российских бомб, о том, что Россия воюет не против террористов, а на стороне «кровавого диктатора», которому не место за столом переговоров. Однако в Катаре понимают, что их ставка в Сирии на ИГ не срабатывает. И если начало операции российских Воздушно-космических сил гарантировало сохранение режима Башара Асада хотя бы на части сирийской территории, то договоренности между Москвой и Вашингтоном о восстановлении территориальной целостности Сирии, а также вывод Ирана из-под санкций делает победу Асада не только неизбежной, но и сравнительно скорой.

 

Продолжить чтение на сайте Russia Direct

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

23 марта 2018 | 21:57

Дайджест внешней политики США (16-22 марта)

Визит наследного принца Саудовской Аравии Мохаммеда бин Салмана в Вашингтон продемонстрировал последовательность курса администрации Трампа на укрепление двусторонних отношений. В четверг администрация Трампа официально запустила процесс введения тарифов на китайские товары. На прошедшей неделе роль главного врага демократии временно заняла британская фирма «Кембридж Аналитика».

23 июля 2016 | 22:09

Последствия переворота в Турции для российско-турецких отношений

Ключевые вопросы двустороннего взаимодействия — безопасность и геополитика. От их решения зависит будущее партнерства двух бывших «заклятых друзей». Судя по тому, что мэр Анкары сразу после переворота заявил, что один из путчистов участвовал в уничтожении российского самолета, перспективы для взаимодействия между Москвой и Анкарой будут только увеличиваться, вне зависимости от степени авторитарности турецкого режима.

10 мая 2016 | 17:11

Внешняя политика Саудовской Аравии в эпоху "после иранской ядерной сделки"

В апреле состоялось пять знаковых для Эр-Рияда событий: пятидневный визит короля Сальмана бин Абдельазиза в Египет, затем его визит в Турцию – для встречи с президентом Реджепом Эрдоганом и участия в саммите ОИС, а также визит Барака Обамы в Королевство для проведения переговоров с саудовским монархом и участия в саммите ССАГПЗ-США. Их все объединяет саудовское устремление переосмыслить и по-новому закрепить роль Королевства в регионе и исламском мире в эру «после ядерной сделки».

20 марта 2018 | 22:07

Дайджест внешней политики Германии 13-20 марта

Хайко Маас постепенно осваивается на новой должности главы германского МИД. Его первые зарубежные поездки указывают на сосредоточенность Берлина на европейском направлении. Маас посетил Париж и Варшаву, подчеркнув определяющее значение для ЕС франко-германского тандема и отношений ФРГ со странами Центральной и Восточной Европы. В отношении России Маас использует смешанную риторику.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
20 февраля 2015 | 15:00
23 декабря 2014 | 09:00
17 марта 2014 | 19:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова