Геворг Мирзаян
Для России эти столкновения сами по себе идут на пользу, поскольку демонстрируют нестабильность в Турции и ослабляют обоих политиков, с которыми Кремлю сложно найти общий язык. Ахмет Давутоглу всегда позиционировался как прозападный политик, который к тому же активно занимался черкесским и крымским вопросами. А Эрдоган после событий в конце 2015 года вообще является для Москвы нерукопожатным человеком. Их конфликт же однозначно приведет к каким-либо переменам, которыми Кремль может воспользоваться.
ПРЕМИУМ
5 мая 2016 | 23:00

Отставка Давутоглу и перспективы президенткой республики в Турции

Отставка турецкого премьер-министра объясняется желанием турецкого президента. Реджеп Эрдоган расчищает себе дорогу к абсолютной власти.

5 мая премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу объявил о том, что покидает пост главы кабмина, а также оставляет должность лидера правящей Партии справедливости и развития. В ближайшее время будет созван внеочередной съезд партии, на котором будет определен его преемник на оба эти поста. Возможно им станет один человек (по турецкой политической традиции лидер правящей партии и должен быть премьером), а возможно и нет. О причинах и последствиях отставки Давутоглу рассказал директор Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии, тюрколог Владимир Аватков.

Насколько предсказуемой была отставка Давутоглу? Ведь этот человек был одним из ближайших соратников Эрдогана, фактически архитектором всей турецкой внешней политики.

Слухи о обострении отношении в тандеме президент-премьер ходили уже давно. Давутоглу становился все более самостоятельной фигурой, и это очень не нравится Эрдогану. Президент стремится создать в стране президентскую республику, а Давутоглу все более активно реализует полномочия, которые отведены ему в рамках конституции (согласно которой в Турции главный именно премьер-министр). Судя по всему, ночью 4 мая у них состоялся долгий и обстоятельный разговор, по итогам которого Давутоглу сначала заявил о созыве внеочередного съезда Партии справедливости и развития, а потом и о своей отставке.

То есть Ахмет Давутоглу капитулировал?

Формально да. А вот с точки зрения самого Давутоглу может и нет. Теоретически он может выступить против Эрдогана, но для этого ему нужна серьезная поддержка. На партию в этом плане у него надежды нет - там когда Эрдоган входит все встают. И вряд ли они поддержат бывшего профессора.

Но ведь Вы в недавних интервью сами говорили о том, что в партии есть серьезная оппозиция Эрдогану. Почему они не могут собраться вокруг Давутоглу?

С того времени партия серьезно изменилась. Тогда в партии было много соратников Фетхуллаха Гюлена, а также других недовольных Эрдоганом, которые могли бы в пику президенту проголосовать за премьера. Сейчас большей части из них в партии уже нет. И вопрос в том, хватит ли голосов оставшихся для обеспечения аппаратной победы Давутоглу над Эрдоганом? Вряд ли.

Население тоже не окажет теперь уже бывшему премьеру достаточной поддержки - им симпматичнее президент. Давутоглу как профессор и политолог обладает более широким мышлением, но он слишком далек от народа, слишком «научный».Тогда как Эрдоган более прямолинейный и жесткий. На мой взгляд, премьер выступит против президента только в том случае, если его поддержит Запад.

Поддержит?

Запад не хочет усиления резкого и непокорного Эрдогана, который регулярно выступает с бешеными с точки зрения ЕС инициативами. Связанными с миром, Исламом и его ролью в нем. Давутоглу на словах более скромен, у него нет культа личности и он свободнее идет на контакт с Западом. Именно поэтому западные лидеры симпатизируют Давутоглу. В ходе визита канцлера Германии Ангелы Меркель и председателя Евросовета Дональда Туска в Турцию они встречались именно с премьером, а не с президентом. Хиллари Клинтон тоже активно выступает за Давутоглу, и скоро она должна приехать в Турцию. Но симпатия - это одно, а политическая поддержка - совсем другое.

А на чьей стороне симпатии Москвы?

Для России эти столкновения сами по себе идут на пользу, поскольку демонстрируют нестабильность в Турции и ослабляют обоих политиков, с которыми Кремлю сложно найти общий язык. Ахмет Давутоглу всегда позиционировался как прозападный политик, который к тому же активно занимался черкесским и крымским вопросами. А Эрдоган после событий в конце 2015 года вообще является для Москвы нерукопожатным человеком. Их конфликт же однозначно приведет к каким-либо переменам, которыми Кремль может воспользоваться.

Например, отставка Эрдогана поможет нам восстановить отношения с Анкарой хотя бы до добрососедского уровня? Мы же привязываем конфликт к его личности, как в свое время привязывали бойкот Грузии к Михаилу Саакашвили.

Да, уход Эрдогана дает России возможность начать более активную коммуникацию с Анкарой, тем более этого хотят и российский, и турецкий народы. Но я бы уход Эрдогана не прогнозировал. Наоборот президент усилит свои позиции, а особенно если по итогам нынешнего конфликта будут объявлены досрочные парламентские выборы. Тогда мы столкнемся с совсем другим парламентом.

С каким именно? Более националистическим?

Нет, полностью проэрдогановским.

ПСР вобрала в себя ряд националистических сил, поэтому у собственно Националистической партии (MHP) сейчас не так много шансов попасть в парламент. Это понимают  и в самой партии, поэтому будут выбирать нового председателя (который в турецкой политической системе фактически олицетворяет всю партию и является ее локомотивом).  Демократическая партия народов Селяхаттина Демирташа (считающаяся прокурдской) может тоже пролететь мимо парламента, особенно в том случае, если уберут ее лидера. Сейчас в Турции идут активные дискуссии по вопросу отмены неприкосновенности для депутатов. И если она будет отменена, то против Демирташа возбудят целый ряд уголовных дел.

В свою очередь, трехпартийный и тем более двухпартийный парламент (когда из четверки нынешних парламентских партий там останутся лишь ПСР и Республиканцы) приведут к тому, что у Эрдогана с большой долей вероятности будет конституционное большинство. Не исключено, что в рамках этой стратегии Давутоглу и уходит, уступая место во главе партии Реджепу Эрдогану, дабы тот привел ее к новой победе и новой конституции. Напомню, что Давутоглу стал председателем партии после того, как Эрдоган отсидел в кресле главы ПСР максимально допустимое количество сроков подряд. Но теперь, после каденции Давутоглу, Эрдоган сможет снова занять это кресло.

Но ведь согласно турецкой конституции президент должен быть беспартийным?

Учитывая то, что Эрдоган подчинил себе СМИ и суды, он может рискнуть. Но может, конечно, и соблюсти нормы закона, и делегировать на пост главы партии подконтрольного человека. Среди кандидатур уже называют одного из министров кабинета, а также мужа дочери Эрдогана. Ручной премьер (каковым Давутоглу перестал в последнее время быть) никак не помешает Эрдогану перейти к суперпрезидентской форме правления, где президент полностью управляет законодательной и исполнительной ветвями власти. А судебная и без того уже у него в руках.

 

Впервые опубликовано на сайте журнала "Эксперт"

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

17 марта 2017 | 10:31

Дайджест внешней политики США (10 - 16 марта)

Визит саудовской делегации в Вашингтон продемонстрировал готовность Трампа восстановить двусторонние отношения с Эр-Риядом. Рекс Тиллеросн поддержал сокращение бюджета своего министерства. Одобряя потенциальное назначение Джона Хантсмана на должность посла в Москве, американские эксперты указали на отсутствие у него глубоких знаний региона.

1 декабря 2017 | 11:52

Дайджест внешней политики США (24 – 30 ноября)

Пока сенаторы проводят ревизию имеющихся в их распоряжении инструментов по сокращению полномочий президента в вопросах внешней политики, принятая Палатой представителей резолюция по Йемену продемонстрировала, что руководство обеих партий не планирует этими инструментами пользоваться на практике. Новое испытание баллистической ракеты КНДР  вызвало довольно сдержанную реакцию администрации.

7 января 2016 | 19:59

Маркедонов: у Гарибашвили были успехи в отношениях с РФ

По мнению эксперта Российского совета по международным делам (РСМД), грузинское правительство не стремится ухудшать отношения с Россией или превращать их в инструмент укрепления прозападного курса. Какую идею вынашивала Москва и когда она стала актуальной? Об итогах грузино-российских отношений за 2015 год, а также об интересах Кремля к Тбилиси рассказал в эксклюзивном интервью агентству Sputnik Грузия Сергей Маркедонов.

13 апреля 2018 | 08:16

Дайджест внешней политики США (6-12 апреля)

Призывы «либеральной общественности» нанести удар по Сирии встретили отпор со стороны консервативных СМИ. Майк Помпео обнадежил законодателей обещаниями повернуть вспять реформу министерства, заняться «распространением демократии», а также противостоять России «на всех направлениях». Решение спикера Палаты представителей о завершении своей политической карьеры продолжило «массовое бегство» представителей республиканского истеблишмента.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова