Сергей Маркедонов
Артем Соколов
Хасавюртовские соглашения 1996 г. остаются неприятной страницей современной российской истории, которая почти затерялась на фоне событий Второй чеченской кампании и послевоенного восстановления республики. Однако именно тогда, вместе с унизительным поражением федеральных сил, начался и стремительный закат чеченского сепаратистского проекта.
ПРЕМИУМ
19 сентября 2016 | 09:59

Политические уроки Хасавюртовских соглашений

В современной истории России Хасавюртовские соглашения 1996 г. стоят в одном ряду с унизительными Брестским (1918 г.) и Рижским (1921 г.) мирными договорами молодого советского правительства. Документ, ознаменовавший окончание Первой чеченской кампании, с момента своего подписания воспринимался как безусловное поражение федеральной власти. Российские войска выводились с территории Ичкерии, которая уверенно брала курс на полную независимость от Москвы.

За прошедшие с подписания соглашений 20 лет ситуация на Северном Кавказе значительно изменилась. Руководство Чеченской республики прочно ассоциирует себя в качестве субъекта Российской Федерации. На фоне Второй чеченской кампании и непростого послевоенного восстановления республики события первой войны и обстоятельства её завершения несколько теряются. Однако важно помнить, что, с одной стороны, Хасавюртовские соглашения не были единственно возможным следствием конфликта руководства Чечни с федеральным центром, а с другой  - автоматически не предопределяли возобновления боевых действий в 1999 г.

Прежде всего, стоит отметить, что Хасавюртовские соглашения, и предшествовавшая им война, не были отчаянной попыткой чеченского руководства добиться признания со стороны России и мирового сообщества любой ценой. На фоне Беловежских соглашений и «парада суверенитетов» центробежные тенденции в Чечне не были чем-то принципиально отличным от духа времени. Москва испытывала тревогу, но рассчитывала на компромисс. Джохар Дудаев в 1991-1993 гг. получил из федерального центра 11 различных вариантов разграничения полномочий с федеральной властью, однако не один из них не был принят чеченской стороной. Последняя попытка со стороны президента России Бориса Ельцина решить чеченский вопрос в правовом поле была предпринята в апреле 1994 г., когда правительство РФ получило распоряжение подготовить проект договора с Грозным по «татарской модели», подразумевавшей широкие полномочия. Однако и он не нашел поддержки в Чечне.

Пожалуй, именно Хасавюртовский мир наиболее наглядно обнаруживает противоречия сепаратизма Чечни 1990-х гг. Одержав в Хасавюрте убедительную победу, Масхадов и Яндарбиев не смоги воспользоваться её плодами. Вместо взвешенной политики по послевоенному восстановлению республики Грозный погряз в коррупции и криминале, неуклонно попадая под влияние радикальных исламистов. Между тем, чеченский прецедент стал первым на постсоветском пространстве, когда сепаратистский проект получал, пусть и с боем, одобрение на государственное строительство со стороны центра. На это важное обстоятельство указывает аналитик агентства «Внешняя политика» Сергей Маркедонов:

«Ни одно де-факто государство, возникшее в результате распада Союза ССР, будь то Абхазия или Нагорный Карабах, не получало даже теоретической возможности на реализацию своего национально-государственного проекта. Между тем, пункт первый Хасавюртовских «Принципов» провозглашал, что основы взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой будут определены в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права до 31 декабря 2001 года. Заметим, Соглашение двадцатилетней давности не закрывало сецессии для Ичкерии».

Москвы была готова идти в рамках Хасавюрта, поддерживая Масхадова, но не могла терпеть взрывоопасную вольницу полевых командиров-исламистов. Здесь она сравнительно легко находила поддержку среди чеченских лидеров, таких как Ахмат Кадыров, которые успели пройти сложную идейную эволюцию и разочаровались в сепаратистском проекте. Как отмечает Сергей Маркедонов:

«Именно в период между двумя антисепаратистскими кампаниями был предопределен закат национально-сепаратистского чеченского проекта, чьи представители впоследствии разошлись по разным (даже диаметрально противоположным) лагерям. И если кто-то встал под российский трехцветный флаг, а кто-то маргинализировался, превратившись в профессионального ичкерийца - эмигранта, то кто-то сделал ставку на радикальный исламизм».

Хасавюртовские соглашения продемонстрировали, что даже вооруженная победа сепаратистского проекта не гарантирует его успешного развития при отсутствии к этому объективных предпосылок. Потерпев поражение в 1996 г., Москва сумела сохранить свой авторитет среди значительной части чеченской элиты и широких слоев общества. Это стало важнейшим фактором, обеспечившим победы федеральных сил во Второй чеченской кампании.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

7 января 2016 | 19:59

Маркедонов: у Гарибашвили были успехи в отношениях с РФ

По мнению эксперта Российского совета по международным делам (РСМД), грузинское правительство не стремится ухудшать отношения с Россией или превращать их в инструмент укрепления прозападного курса. Какую идею вынашивала Москва и когда она стала актуальной? Об итогах грузино-российских отношений за 2015 год, а также об интересах Кремля к Тбилиси рассказал в эксклюзивном интервью агентству Sputnik Грузия Сергей Маркедонов.

23 июня 2015 | 09:49

Сценарии разрешения правительственного кризиса в Молдавии в 2015 году

Находящаяся у власти «миноритарная» коалиция либерал-демократов и демократов пытается сохранить власть, несмотря на свою управленческую несостоятельность. На этом фоне помимо условно пророссийской оппозиции сформировались проевропейские политические проекты с антиправительственной риторикой. В ближайшие недели правящей коалиции предстоит представить в парламент кандидатуру нового главы правительства, а значит предстоит большая закулисная дискуссия.

23 декабря 2016 | 18:35

Дайджест внешней политики США (16-22 декабря)

Назначение Дэвида Фридмана новым послом в Израиль свидетельствует о готовности США отказаться от своих традиционных взглядов на решение палестино-израильской проблемы. Тема «русских хакеров» продолжает оставаться предметом горячих дискуссий в американских политических кругах. Реакция Дональда Трампа на инцидент в Южно-китайском море ставит вопросы о его способности действовать в кризисных ситуациях.

20 марта 2014 | 17:02

Российско-турецкое сближение и его международные последствия

С начала 2000-х годов российско-турецкие отношения развиваются стремительно. Основой двустороннего сотрудничества является экономика. Российско-турецкое сближение усиливается и это начинает влиять на региональную ситуацию на Кавказе и в бассейне Черного моря.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
11 сентября 2014 | 21:25
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова