Владимир Аватков
Ключевые вопросы двустороннего взаимодействия — безопасность и геополитика. От их решения зависит будущее партнерства двух бывших «заклятых друзей». Судя по тому, что мэр Анкары сразу после переворота заявил, что один из путчистов участвовал в уничтожении российского самолета, перспективы для взаимодействия между Москвой и Анкарой будут только увеличиваться, вне зависимости от степени авторитарности турецкого режима.
ПРЕМИУМ
23 июля 2016 | 22:09

Последствия переворота в Турции для российско-турецких отношений

Выступая по прилете в Стамбул из Мармариса после вынужденно прерванного отпуска, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган был встречен как герой и заявил, что произошедшее — «подарок Бога», потому что теперь можно вычистить начисто ряды военных. И действительно, произошедший провальный, неграмотно подготовленный и глупый переворот, похоже, становится подарком закулисных сил для правящей элиты Турции.

Военные перевороты для Турецкой Республики — это абсолютная норма, заложенная идеей основателя государства Мустафой Кемалем Ататюрком. Ататюрк, будучи сам из среды военнослужащих, завещал, что новые устои — «стрелы» — республики предстоит охранять именно военным. Среди этих «стрел» был и секуляризм — принцип, который часто нарушался, что и приводило к путчам. Однако военные перевороты проходили быстро, подготовленно и слаженно. После непродолжительного нахождения у власти генералитет проводил выборы и передавал бразды правления новым партиям, новым лидерам. Параллельно военные решали и другую задачу — сажали неугодных, особенно тех, кто подозревался в сотрудничестве с СССР или в противодействии США.

На этот раз военные не справились. И на то есть несколько причин.

Во-первых, с самого начала своего правления Партия справедливости и развития объединила целый ряд политических умеренно исламистских субъектов как раз с целью отстранения генералитета от рычагов управления страной. Был раскручен целый ряд судебных разбирательств против высокопоставленных военных, за решетку сели, а потом были выпущены генералы, ректоры вузов, все те, кто противился укреплению команды Эрдогана. Таким образом, военные уже были ослаблены в первом десятилетии XXI века, генералитет стал подконтролен правящей элите и не встал на сторону среднего звена, которое попыталось осуществить путч.

«Среднезвенные» путчисты же не рассчитали свои силы. Грамотное планирование отсутствовало, имела место переоценка ресурсов. Вместо того чтобы брать «телефон, телеграф» и проч. — в турецком случае это одно лицо под фамилией Эрдоган, — путчисты взялись вводить комендантский час и бомбить парламент, ожидая, что народ им подчинится. А в это время народ получал от власти по всем возможным средствам связи (исключая центральное телевидение, захваченное полковниками) призывы выйти и защитить демократию по-эрдогановски. В результате столкновений люди гибли под танками, военным отрубали головы.

И все это для чего? Для того чтобы президент Эрдоган красиво выступил и получил карт-бланш на закручивание гаек, аресты, переход к президентской системе правления. Теперь, получается, и среднее звено армии вычищено, все возможные путчисты выявлены и нейтрализованы. Такая операция по силам подконтрольному Эрдогану Национальному разведывательному управлению (MİT).

Но нельзя исключать и иного сценария.

В Пенсильвании (США) живет в изгнании турецкий проповедник и общественный деятель Фетхуллах Гюлен. С ним ассоциируется целый ряд влиятельных группировок, неформально объединенных в единую сетевую структуру пирамидального типа. Все эти группировки наращивают влияние Турции (читай — Гюлена) за рубежом и формируют подконтрольное лобби через образование, науку и экономику. Цель у Гюлена была и остается простая — вырастить новое «золотое поколение», основанное на тюркском факторе. Стоит отметить, многие организации, ассоциируемые с Гюленом, в России запрещены.

После конфликта Гюлена и Эрдогана нельзя исключать того, что США попытались протестировать силу власти последнего таким псевдопереворотом.

Были ли для этого основания в Вашингтоне? Однозначно, да. Действия и риторика Эрдогана и его подчиненных в отношении США не могли не вызывать вопросов в Белом доме.

Но кто выигрывает в наибольшей степени от провального путча? Бесспорно, действующая власть. Она и ряды своих противников теперь сможет почистить — кстати, премьер-министр страны Бенали Йылдырым уже высказался за возврат смертной казни, — и прервать цепь военных переворотов сможет, и улучшить отношения с Россией и странами региона. На последнем факторе следует остановиться отдельно.

Российско-турецкие отношения были испорчены после того, как российский бомбардировщик Су-24 был сбит в небе над Сирией, пилот же был убит террористической группировкой с земли при катапультировании. После полугода молчания Эрдоган вдруг принес странные и запоздалые извинения, опубликованные на сайте Кремля. И отношения с большой скоростью начали набирать обороты, что явно было связано с какими-то закулисными договоренностями.

О чем России и Турции нужно договориться для поступательного развития отношений? О крупном экономическом проекте «Турецкий поток», который был прерван из-за стратегии Турецкой Республики в отношении Сирии и в целом Ближнего Востока.

Но не только об этом.

На самом деле ключевые вопросы двустороннего взаимодействия — безопасность и геополитика. От их решения зависит будущее партнерства двух бывших «заклятых друзей».

Судя по тому, что мэр Анкары сразу после переворота заявил, что один из путчистов участвовал в уничтожении российского самолета, перспективы для взаимодействия между Москвой и Анкарой будут только увеличиваться, вне зависимости от степени авторитарности турецкого режима.


Впервые опубликовано на сайте газеты "Известия"

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

29 января 2016 | 18:25

Дайджест внешней политики США за неделю (22 - 28 января)

В Вашингтоне все больше привлекает внимание ситуация в Ливии - на фоне усиления позиций ИГ в этой стране - вплоть до обсуждения вопроса о военном вмешательстве для борьбы с террористической группировкой. Не менее противоречивым вопросом, обсуждавшимся на прошедшей неделе, стала проблема отказа от использования российскихракетных двигателей при запуске американских спутников, к чему призывает ряд конгрессменов во главе с Маккейном. Помимо этого, США выразили недовольство по поводу отказа Китая ужесточить санкции в отношении Северной Кореи, однако ничего этим не добились.

5 мая 2016 | 23:00

Отставка Давутоглу и перспективы президенткой республики в Турции

Для России эти столкновения сами по себе идут на пользу, поскольку демонстрируют нестабильность в Турции и ослабляют обоих политиков, с которыми Кремлю сложно найти общий язык. Ахмет Давутоглу всегда позиционировался как прозападный политик, который к тому же активно занимался черкесским и крымским вопросами. А Эрдоган после событий в конце 2015 года вообще является для Москвы нерукопожатным человеком. Их конфликт же однозначно приведет к каким-либо переменам, которыми Кремль может воспользоваться.

10 февраля 2017 | 10:00

Дайджест внешней политики США (2-9 февраля)

Министр обороны США Джеймс Мэттис совершил свой первый зарубежный визит в Южную Корею и Японию, подтвердив верность Вашингтона союзническим обязательствам. В отношении Ирана новая американская администрация проводит политику последовательной эскалации. Эксперты Фонда Карнеги предложили сбалансированный подход по восстановлению доверия между США и Россией.

13 апреля 2017 | 18:06

О последствиях военного удара США по Сирии: видео

7 апреля США нанесли ракетный удар по базе сирийских правительственных ВВС. Акция стала ответом на химическую атаку в провинции Идлиб, ответственность за которую США возложили на Дамаск. Руководитель аналитического агентства "Внешняя политика" Андрей Сушенцов представил экспертный комментарий о причинах и последствиях американского удара по Сирии.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова