Геворг Мирзаян
Армения и Азербайджан продолжают идти на обострение ситуации вокруг сбитого азербайджанскими войсками армянского вертолета. Аналитики опасаются, что в какой-то момент конфликт может выйти из-под контроля.
ПРЕМИУМ
25 ноября 2014 | 07:13

Причины и перспективы эскалации конфликта вокруг Нагорного Карабаха

Армения и Азербайджан продолжают идти на обострение ситуации вокруг сбитого азербайджанскими войсками армянского вертолета. Аналитики опасаются, что в какой-то момент конфликт может выйти из-под контроля.

Сам вертолет армии Нагорно-Карабахской Республики (непризнанного армянского государства, территорию которого Азербайджан считает своей) был сбит азербайджанскими войсками недалеко от линии соприкосновения еще 12 ноября. По версии Баку, после того, как попытался атаковать военные объекты. Армянская же сторона утверждает, что воздушная машина всего лишь совершала учебный полет.

Поскольку версия азербайджанской стороны действительно выглядит неубедительной (начинать вторжение в Азербайджан силами одного вертолета Ереван вряд ли бы стал) появляются различные теории относительно того, зачем Баку пошел на обострение ситуации в регионе. Так, ряд армянских СМИ которые подконтрольны Западу или позиционируют взгляды русофобского меньшинства Армении пишут о том, что за решением Азербайджана сбить вертолет стоит Россия. Якобы, Москва таким образом намеренно эскалирует ситуацию и пытается вынудить армянское руководство дать добро на ввод в Карабах российских миротворцев. Версия, мягко говоря, странная. Хотя бы потому, что Москва, стремящаяся сохранять хорошие отношения с обеими сторонами конфликта, никогда не пойдет на столь демонстративный шаг, как ввод миротворцев на номинально азербайджанскую территорию без согласия официального Баку. Да и вообще никто из сторонников данной версии не может внятно пояснить, каким образом российские миротворцы в Карабахе усилят российское влияние на регион.

Другая точка зрения базируется на том, что Ильхам Алиев сбил вертолет по указке Соединенных Штатов. Якобы Вашингтон, действуя в логике противостояния с Москвой и игры с нулевой суммой, пытается нагнетать напряженность вдоль российских границ и разморозить все возможные конфликты. Однако эта версия тоже кажется достаточно сомнительной. Размораживание армяно-азербайджанского конфликта не соответствует американским интересам. Хотя бы потому, что в этом случае под угрозой окажутся трубопроводы, которые идут через территорию Азербайджана в Европу, что в конечном итоге может поставить крест на попытках снизить зависимость ЕС от российского газа за счет поставок с прикаспийского региона или из Ирана.

Куда более обоснованной выглядит мысль о том, что Ильхам Алиев сбил армянский вертолет по указке самого Ильхама Алиева.

Азербайджанский президент - единственный, кому реально выгодно определенное обострение ситуации в Нагорном Карабахе.

Тем самым он решает сразу несколько задач. Во-первых, укрепляет свой авторитет внутри Азербайджана. Не секрет, что идея о возврате Карабаха поставлена в основу азербайджанского самосознания. Соответственно национальный лидер должен систематически делать демонстративные шаги, доказывающие населению то, что он помнит о Карабахе. Во-вторых, азербайджанская сторона через такие провокации проводит зондаж реакции. И не столько Армении, сколько России (не случайно провокации резко активизировались после обострения украинского кризиса, который теперь занимает значительную долю российского внимания). В Баку пытаются понять, будет ли Россия в случае возобновления армяно-азербайджанской войны действовать так же, как и в Южной Осетии, или останется в стороне.

Впрочем, в данный конкретный момент важно не столько то, почему Азербайджан сбил армянский самолет, а то, как Армения на это ответит.

В том, что ответ должен быть, никто не сомневается - логика подобных конфликтов требует всегда давать сдачи.

Да, армяне уже ответили ликвидацией двух азербайджанских солдат во время операции по выносу останков летчиков со сбитого вертолета из нейтральной зоны (они там пролежали 10 дней, поскольку азербайджанская сторона не давала властям НКР забрать погибший экипаж), однако в армянском руководстве считают этот ответ недостаточным.

Проблема в том, что адекватных и не слишком опасных вариантов ответа у армянского руководства немного. Конечно, Ереван может ответить ликвидацией азербайджанского вертолета или самолета возле границы с НКР - однако никакого позитивного смысла в этом ответе не будет. Во-первых, с юридической точки зрения действия Армении можно будет назвать агрессией (она сбила технику на территории, которая по всем нормам международного права принадлежит иному государству), и Азербайджан может говорить об армянской агрессии. Во-вторых, Ильхам Алиев получит все основания для того, чтобы на эту агрессию ответить - например, сбить в ответ армянский борт. И, весьма вероятно, он с радостью воспользуется полученной возможностью. В результате начнется эскалация конфликта, которая в определенный момент может стать неконтролируемой.

Очевидно, что единственным реальным ответом Армении, усиливающим ее позицию в карабахском вопросе, может стать официальный полет борта №1 с президентом республики Сержем Саргсяном. И полет не просто в Карабах, а в степанакертский аэропорт, который таким образом будет открыт.  В этой ситуации азербайджанскому руководству (которое объявило все воздушное пространство над Азербайджаном нелетной зоной и заявило, что будет сбивать любые самолеты, заходящие на посадку в степанакертский аэропорт) была бы поставлена крайне неприятная вилка. Ильхам Алиев может сдержать слово и отдать приказ на ликвидацию самолета, однако этот шаг вызвал бы такой серьезный международный скандал, итогом которого определенном уровне профессионализма станет международное признание независимости Карабаха. Если же Алиев проявит благоразумие и позволит самолету с армянским президентом сесть в степанакертском аэропорту, то получится, что азербайджанский лидер не сдержал свое слово и отступил. Подобный шаг будет иметь достаточно серьезные последствия для его легитимности в самом Азербайджане, и, возможно, впредь заставит Алиева более осторожно относиться к своим угрозам и поступкам. Таким образом, любой из вариантов исхода этого асимметричного ответа будет выгоден для армянского государства.

В России с тревогой смотрят на происходящие вокруг Нагорного Карабаха события. Неопределенность с вариантом армянского ответа и желание Азербайджана и дальше играть мускулами (на днях Минфин страны объявил об увеличении оборонного бюджета в 2015 году почти на 25% - с 3,8 до 4,8 миллиардов долларов, что более чем в полтора раза превышает весь государственный бюджет Армении в 2014 году) не устраивают Москву. Во-первых, потому, что ей не нужен очередной размороженный конфликт возле своей территории, одной из сторон которого будет к тому же государство, входящее в ОДКБ и Таможенный союз. Во-вторых, обострение конфликта заставит Россию отказаться от нынешней политики равноудаленности от Армении и Азербайджана. Да, Ереван позиционируется как ближайший союзник Москвы, однако это не мешает российскому руководству развивать экономические связи со своими азербайджанскими коллегами.

Подобный подход вызывает определенное недовольство в Армении. В частности, армянские политики возмущаются масштабными поставками российского оружия в Азербайджан (общий объем контрактов за последние годы достиг 5 миллиардов долларов). С критикой позиции Москвы выступил даже президент Серж Саргсян.

«Наш народ очень обеспокоен тем фактом, что наш стратегический союзник продает оружие Азербайджану,» - отметил он.

Ряду армянских политиков и политологов недостаточно гарантий российской защиты - они хотят бы, чтобы ради их спокойствия Москва потеряла миллиарды долларов и отказалась продавать Азербайджану оружие и вообще свела отношения с Баку к минимуму.

Однако они не понимают и не хотят понимать, что, во-первых, через ту же самую торговлю Россия фактически может контролировать вектор и темпы развития азербайджанских вооруженных сил.

Отказавшись торговать с Баку оружием, она рискует передать эту возможность другому государству, возможно, менее дружественно настроенному по отношению к Еревану.

Во-вторых, если Россию сейчас по тем или иным причинам вынудят отказаться от политики формальной равноудаленности и открыто встать на сторону Еревана, то у это станет нарушением текущего статус-кво. Ильхам Алиев может посчитать, что следующим шагом будет признание Москвой независимости НКР, и начать превентивную войну.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Региональные риски»

29 февраля 2016 | 20:00

Значение Кадырова и чеченской модели для российской региональной политики

Глава Чеченской республики регулярно сам создает информационные поводы или активно использует те или иные события для собственной политической «раскрутки». Его экстравагантные заявления уже стали привычным делом. Большинство их них провоцируют острые дискуссии, выходящие за рамки исключительно кавказской тематики.

21 марта 2014 | 09:00

Турция и энергоресурсы иракских курдов

Турция не обладает значительными энергоресурсами, и потому их импорт из-за рубежа жизненно важен. Правительство премьер-министра Эрдогана стремится к заключению контрактов с зарубежными поставщиками с целью превращения Турции в главную страну-транзитера между Европой и Азией.

19 января 2016 | 11:08

Устроит ли Анкара войну в Нагорном Карабахе?

Атака ВВС Турции на бомбардировщик ВКС России породила много неопределенности в стратегических вопросах региональной безопасности. Вероятно, ключевой из них для России - может ли Анкара создать Москве сложности в чувствительных вопросах, не имеющих прямого отношения к Сирии.

19 марта 2015 | 09:41

Факторы устойчивости режима Башара Асада

До окончания гражданской войны в Сирии еще далеко, однако уже сейчас ясно, что нынешний режим сохранится. Прежде всего благодаря комбинации из хороших друзей и удобных врагов.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
11 сентября 2014 | 21:25
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова