Андрей Джага
Коррупция и неэффективность государственного аппарата воспринимаются Брюсселем как угрозы, которые потенциально являются более опасными для Украинского государства, чем тлеющий конфликт на Донбассе.
ПРЕМИУМ
16 июня 2015 | 15:11

Приоритеты Евросоюза в Украинском кризисе

Последний всплеск насилия на востоке Украины вновь поднял вопрос о путях эффективного урегулирования конфликта. Минские соглашения хоть и помогли снизить интенсивность боевых действий, но пока не смогли разрешить конфликт. Стороны увязли в длительном переговорном процессе, пытаясь договориться о путях имплементация соглашений. Ситуацию также ухудшает вопрос трактовки Минских соглашений.

Брюссель озадачен. Как должна вести себя Европа в этой сложной ситуации? Эксперты соглашаются в том, что достичь выигрышного для всех сторон компромисса практически невозможно. Одновременно, игнорирование ключевых интересов России только усугубит ситуацию.

Политическое урегулирование ограниченного конфликта требует ограничения целей игроков. И Брюссель вынужден расставить для себя приоритеты.

Москва, отчасти, это уже сделала. Закрытие проекта «Новороссия», заявления в поддержку целостности Украины на востоке – все это показатели ограничения целей Кремля. Риторика Москвы в целом стала более примирительной, если сравнивать с ситуацией лета 2014 года. Таким образом, отказываясь от «Новороссии» Москва предлагает заморозку конфликта. Россия готова поддержать урегулирование, помочь Киеву вернуть контроль над восточной границей при условии, что ДНР/ЛНР сохранят свой статус внутри децентрализованного государства с широкими правами автономии. Это гарантирует Кремлю наличие рычагов влияния над стратегическими вопросами внешней политики Украины – прежде всего о ее нейтралитете. А значит с интересами Москвы будут считаться.

Брюссель также понимает необходимость ограничения своих задач в конфликте. Исходя из предыдущего опыта, европейцы опасаются, что главным вызовом для безопасности региона может стать провал реформ в Украине, которые создадут куда более сложные проблемы.

Хотя Украину не считают несостоявшимся государством, вопрос эффективности ее государственного аппарата поднимается все чаще.

Евросоюз особенно волнуют проблемы с коррупцией. Некоторые эксперты уверены, что главная причина провалов прозападных правительств, например, в Афганистане, - это тотальная коррупция. Неэффективность правительства последнего, слабость и жестокость по отношению к собственному народу создавали благоприятную среду для деятельности Талибана и аффилированных с ним структур. Коррумпированный и неэффективный режим в Киеве может спровоцировать новые протесты, которые могут оказаться фатальными для государства. В тоже время война на востоке воспринимается как одно из главных препятствий для реформ в Украине. Она отвлекает ресурсы и является универсальным оправданием для неэффективных реформ и коррупции Киева. Именно поэтому в Брюсселе хотят достичь хотя бы временного урегулирования конфликта и сосредоточиться на реформах. Подобное урегулирование будет «холодным миром», санкции не будут сняты и отношение к России в ЕС резко не изменится.

Но в этом подходы Москвы и Брюсселя совпадают. Брюссель готов ограничить свои приоритеты, желая реализовать необходимые реформы хотя бы на той части Украины, с которой он граничит. Брюссель понимает, что Киев критически нуждается в экономической поддержке, но он не хочет отправлять деньги в коррумпированное государство. Европа желает видеть в Украине эффективно функционирующие государство с минимальным уровнем коррупции. Если замораживание конфликта на востоке Украины ускорит реформы – территориальной целостностью можно пожертвовать. Таким образом, в своих приоритетах Брюссель все больше склоняется акценту на успешных реформах в Украине.

Важно заметить, что Москва также заинтересована в стабилизации ситуации в Украине – будет ли она достигнута путем реформ или иным образом. Какими бы ни были сиюминутные отношения между государствами, они обречены географией на соседство. Политически и экономически стабильное Украинское государство будет более надежным партнером для планирования длительных отношений.

Готов ли Киев ограничить свои цели? Пока украинское общество верит в самый опасный миф – возможность достижения победы силой – вряд ли киевские политики будут готовы рискнуть своими рейтингами.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Безопасность»

27 июля 2015 | 11:40

Военная операция Турции против Исламского государства на границе с Сирией

Турция начала военную операцию на севере Сирии. Ее армия нанесла целую серию авиа- и наземных ударов по объектам ИГ, а заодно и по позициям Курдской Рабочей Партии. Удары по позициям запрещенной в России террористической группировки «Исламское государство» стали в каком-то роде ответом на теракт в турецком городе Суруч, унесший жизни 32 человек. По словам премьер-министра Ахмета Давудоглу, операция будет продолжаться до тех пор, пока Турция не станет ощущать себя в безопасности.

25 марта 2016 | 19:35

Дайджест внешней политики США за неделю (18-24 марта)

На прошедшей неделе одним из центральных событий внешней политики США стал визит Президента США на Кубу, который символизировал историческую нормализацию американо-кубинских отношений, однако не снял целый ряд  традиционных спорных вопросов между Вашингтоном и Гаваной. Теракты в Брюсселе вновь стимулировали дебаты касательно мер безопасности во избежание подобных событий в США, но прийти к консенсусу касательно политики в отношении американских мусульман по-прежнему не удается. Подписанное соглашение об усилении сотрудничества в сфере обороны между США и Филиппинами вызвало ожидаемо острую реакцию со стороны Китая.

5 января 2015 | 09:39

К возвышению ИГ привели ошибочная политика США и правительства Ирака

Сформированное американцами «демократическое» иракское государство не ставило своей задачей достижение социально-политического консенсуса между основными этно-конфессиональными группами Ирака. Однозначная поддержка шиитских политических групп и непредусмотрительно проводившаяся политика «де-баасизации» не только привели к разложению сильного государственного аппарата и силовых структур, но и обострили шиитско-суннитские противоречия, что впоследствии стало фактором активизации ИГИЛ.

2 января 2015 | 18:43

Политика ЕС на Ближнем Востоке все больше зависима от приоритетов США

Однако важнейшим итогом Совета стала смена парадигм: ИГИЛ теперь – это исключительно «иракский» вопрос: решать его нужно «из Ирака» совместно с местным правительством и курдской администрацией, в то время как в Сирии ИГИЛ – это лишь побочный фактор, а основной задачей остается свержение Башара Асада при возвышении умеренных оппозиционных сил. 

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
20 февраля 2015 | 15:00
23 декабря 2014 | 09:00
17 марта 2014 | 19:00
11 августа 2015 | 13:04
18 апреля 2015 | 04:00
20 февраля 2015 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
16 марта 2014 | 22:32
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова