Станислав Притчин
В Киргизии есть общественная поддержка интеграции, есть полное понимание ее выгодности в парламенте, со стороны бизнеса. У Киргизии есть единственный путь – это вступление в Евразийский экономический союз, у нас нет другой альтернативы.
ПРЕМИУМ
7 ноября 2014 | 21:34

Приоритеты Киргизии в сближении с Евразийским экономическим союзом

2 У вас осталось просмотра
Увеличить количество просмотров

2014 год стал в ключевым для определения будущего интеграции на постсоветском пространстве. Были решены ключевые вопросы формата работы Евразийского экономического союза (ЕАЭС), и в мае в Астане был подписан договор о создании союза и начале его работы с 1 января 2015 года. Параллельно начался процесс расширения интеграционного объединения. В Минске в октябре к формату Таможенного союза присоединилась Армения. Но еще стремительнее стало движение Киргизии, которая рассчитывает перепрыгнуть две ступеньки ТС и ЕЭП, и уже с началом нового года 1 января стать полноценным членом ЕАЭС. От результатов вступления Киргизии во многом будет зависеть перспективы дальнейшего расширения союза. О том, что ожидает официальный Бишкек от присоединения к «союзу трех», как и на каких принципах строит свою внешнюю политику современная Киргизия мы поговорили с заместителем главы аппарата президента республики, руководителем отдела внешней политики Сапаром Исаковым.

В январе 2013 года была утверждена Национальная стратегия устойчивого развития (НСУР) Кыргызской Республики на период 2013-2017 годы. Особое место в документе уделено внешнеполитической стратегии Кыргызстана. Не могли бы вы обозначить ключевые моменты современной внешнеполитической стратегии Кыргызстана, в чем отличие от предыдущих документов и программ?

Прежде всего, хотелось несколько слов сказать о самой стратегии. Дело в  том, что опыт создания данного документа был достаточно уникальным для Киргизии, так как впервые для ее подготовки президентом Алмазбеком Атамбаевым были привлечены все заинтересованные и неравнодушные граждане и политические силы. В итоге документ, который касается всех нас, всей нашей страны, собрал в себе все важнейшие вопросы развития и стабильности на пять лет. При этом четко прописаны были не только экономические направления развития, но и шаги по реальному повышению обороноспособности Кыргызстана, ключевые векторы и принципы внешней политики. Также затронуты темы религии, межэтнических отношений. В результате все политические партии единогласно поддержали документ. Работа над НСУР позволила выработать ту формулу общественного вовлечения в принятие стратегических решений, которая нужна республике сегодня. Хотелось бы добавить, что в своей повседневной работе мы стараемся придерживаться тех принципов, которые там прописаны. Что касается Концепции внешней политики, то ее проект в настоящее время дошлифовывается в МИДе. Затем он будет обсужден профильным комитетом Жогорку Кенешеша, и после одобрения Президентом КР должен будет рассмотрен на Совете обороны КР (аналог Совет безопасности в РФ). Забегая вперед скажу, что концепция очень конкретная, без обтекаемых формулировок. Дело в том, что основная задача внешней политики Киргизии – быть последовательной, понятной, предсказуемой для наших соседей, партнеров при соблюдении национальных интересов КР.

10 октября в Минске на встрече президентов ЕАЭС был подписано соглашение о присоединении к объединению Армении и было объявлено, что Киргизия уже до конца 2014 года может закончить работу над формированием необходимой нормативно-правовой базы по присоединению не только к ТС, но и ЕАЭС. Не могли бы вы рассказать о том, в какой стадии находится подготовка к присоединению республики к ЕАЭС и когда мы можем ожидать подписание итогового соглашения?

Мы очень признательны нашим партнерам по ТС, что они пошли нам на встречу и 10 октября в Минске утвердили вторую Дорожную карту присоединения Киргизии к ЕЭП, ранее 29 мая с.г. в Астане была утверждена дорожная карта по присоединению Киргизии к ТС. Все что в этих документах прописано наше правительство реализует полным ходом. 23 декабря этого года в Москве состоится очередное заседание Высшего Евразийского экономического совета и Киргизия намерена к этому времени завершить все формальные процедуры по утверждению обозначенных Дорожных карт и подписать на заседании уже Договор о вступлении в эти интеграционные объединения с 1 января 2015 года.

В Киргизии есть общественная поддержка интеграции, есть полное понимание ее выгодности в парламенте, со стороны бизнеса. У Киргизии есть единственный путь – это вступление в Евразийский экономический союз, у нас нет другой альтернативы.

Сейчас наш основной горизонт 23 декабря, к этому моменту мы намерены закончить все необходимые процедуры по подготовке договора о вступлении. Уже после его подписания начнется поступательная реализация принятых норм в рамках утвержденных дорожных карт на внутригосударственном уровне. При этом на встрече в Минске была выражена надежда, что Киргизия будет представлена в органах управления ЕАЭС в том же объеме, что и подписавшие Договор о Евразийском экономическом союзе. В этом вопросе мы рассчитываем на поддержку наших партнеров России, Казахстана и Белоруссии.

Очень важным экономическим партнером Киргизии является Китай, поэтому интеграция республики в евразийские структуры вероятнее всего повлияет на характер торговых отношений между Бишкеком и Пекином. Проводятся ли консультации с китайской стороной, удается ли найти понимание стремления КР к интеграции и какие возможны форматы сотрудничества, возможно ли размещение производства части импортируемых товаров на территории Киргизии?

В первую очередь здесь уместно отметить, что внешняя политика КНР строится на принципах невмешательства во внутренние дела других государств. Со всей ответственностью могу сказать, что со стороны китайской дипломатии не было высказано негативного отношения к евразийской интеграции Киргизии. Возможно, в прессе были комментарии китайских экспертов, мнение которых не следовало бы рассматривать как позицию китайских властей.  

В рамках ВТО наши дипломаты ведут консультации и переговоры со всеми нашими партнерами в условиях изменения. Основная задача этих усилий создать условия, чтобы членство в ЕАЭС не повлияло на наши отношения с партнерами в рамках ВТО.

Что касается вопроса перенесения производств на территорию Киргизии, то это - вопрос для бизнеса: если предприниматели посчитают, что это необходимо и целесообразно, киргизское правительство будет этому способствовать. На мой взгляд, вступление Киргизии в ТС даст киргизско-китайским отношениям больше возможностей нежели ущерба, поскольку китайским инвесторам открывается большой рынок потребителей, кроме того у нас благоприятный режим для ведения бизнеса. Вопрос же реэкспорта китайских товаров снимается с повестки дня и будет осуществляться уже в тех рамках, которые обозначены в ЕАЭС.

После вывода Центра транзитных перевозок из аэропорта «Манас» многие наблюдатели отметили определенное «охлаждение» в отношениях Киргизии с США. Насколько такие оценки справедливы и на какой основе сегодня строятся киргизско-американские отношения?

В вопросе вывода Центра транзитных перевозок из аэропорта «Манас» особо хотелось бы отметить, что решение принималось на основе суверенного права Киргизии. При этом мы выполнили все обязательства перед международной антитеррористической коалицией в рамках соглашения от 2009 года по предоставлению нашей территории для функционирования центра до 2014 года. Мы на 100% выполнили свои обязательства по соглашению, и у американской стороны нет к нам претензий по этому вопросу. Более того, от наших американских коллег мы получили благодарность за сотрудничество и вклад в укрепление региональной безопасности с 2001 года. Я бы не сказал, что у нас отношения серьезным образом просели. Между нашими странами существует механизм Ежегодных двусторонних консультаций, в этом году работа в данном формате по определению перспектив сотрудничества еще предстоит в Вашингтоне.  

К сожалению, за весь период нашего сотрудничества так и не была создана прочная экономическая база, США как не имели экономических интересов в республики, так не имеют на сегодняшний день.

Строго говоря, до 11 июля 2014 года фактически единственным предметом, хотя и очень важным, в двусторонних отношениях была авиабаза, торговых отношений не было. Но тем не менее мы ищем рецепты и сферы, где мы могли бы развивать наше сотрудничество.

В рамках подготовки к полноценному участию в интеграционных процессах встает вопрос о формировании четких границ в рамках объединения с целью формирования таможенного контура. В какой стадии сейчас находится процесс делимитации границ Киргизии с соседями?

В независимости от вступления в ЕАЭС Киргизии необходимо укреплять свою границу. В частности, в рамках Дорожной карты по вступлению в ТС, предполагается осуществить комплекс мер по работе в данном направлении. Мы очень признательны РФ за предоставление средств на реализацию Дорожной карты вступления в ТС, в размере 200 млн. долларов, львиная доля этих средств будет направлена на оборудование внешней границы с соседями, не членами объединения.

На сегодняшний день полностью юридически оформленную границу республика имеет лишь с КНР, в настоящее время ведется подготовка договора о режиме киргизско-китайской границы.

К 2015 году мы планируем завершить приготовления по окончательному юридическому оформлению границы с Казахстаном. Продолжаются переговоры по делимитации и демаркации границы с Республикой Узбекистан и Республикой Таджикистан. Нам удалось согласовать 70% протяженности линии госграницы с Узбекистаном из 1378 км. С Таджикистаном описано и согласовано свыше 50% границы из 970,8 км. На уровне правительств ведутся интенсивные переговоры по устранению чернополосных и вкрапленных участков, строительства приграничных дорог, использования гражданами Таджикистана пастбищ на территории Киргизии.

В рамках вступления Киргизии в ЕАЭС предполагается создание фонда поддержки экономики в размере 1 млрд долл., помимо уже упомянутого Вами для решения пограничных вопросов при интеграции в ТС. Как планируется использовать данные средства?

Особую благодарность хотелось бы высказать Российской Федерации за создание Российско-Киргизского Фонда развития в форме международной организации с капиталом один миллиард долларов. Мы с российскими коллегами договорились, что наполнение Фонда будет проходить двумя равными траншами в течении двух лет. Как мы планируем, часть средств будет использована для создания условий доступного кредитования местного производства, в первую очередь - сельхозпредприятий, швейных компаний. Кроме того, нам бы хотелось в рамках фонда активизировать сотрудничество с Россией по инфраструктурным проектам в Киргизии. Таким образом, получается, что благодаря помощи РФ создаются условия для развития местного производителя, чтобы в рамках интеграции Киргизия из стран импортирующих товары - а наше торговое сальдо с Россией и Казахстаном отрицательное - смог бы стать экспортером. Это станет стимулом для экономического толчка.

Вопрос инвестиционного климата республики в условиях присоединения к ЕАЭС и возможности выхода работающих здесь компаний на почти 170 млн рынок становится особенно актуальным. Какие меры предполагается принять для защиты иностранных инвестиций и создания гарантий для зарубежного бизнеса, работающего в Киргизии?

На самом деле подобные механизмы защиты инвесторов существуют и реально функционируют. К большому сожалению, от предыдущих правительств нам досталось множество проблем. Вопрос Кумтора (крупнейшее золоторудное месторождение в республике) сегодня политизируется определенными политическими силами. Вообще вопрос решаем, и если бы не амбиции некоторых политиков, он был бы давно снят с повестки дня, но когда в вопросы экономики вмешивается политика, из этого ничего хорошего не происходит. Действительно, Кумтор - ахиллесова пята Киргизии. Но в парламенте и правительстве растет понимание, что вопрос нужно решать исключительно в правовом поле, в русле поиска взаимоприемлемых условий сотрудничества с партнерами по проекту, но при максимальном учете национальных интересов Кыргызстана. Но таких проблем как Кумтор у нас несколько, которые достались нам от прежних руководителей республики. Из-за их коррупции принимались решения, которые бьют сейчас по имиджу республики, ее инвестиционному климату, ведется несколько судебных, арбитражных процессов. Мы стараемся решать все вопросы, выполнять обязательства республики, но увы это невозможно сделать за один день.

Киргизия является одной из наиболее богатых республик региона по гидроэнергетическому потенциалу. В настоящее время к стадии практической реализации готовятся два крупных проекта - Камбаратинская ГЭС-1 и каскад Верхне-Нарынских ГЭС? В какой стадии находятся эти проекты и удается ли привлечь к их строительству региональных игроков, в частности Казахстан и Узбекистан?

Киргизия очень заинтересована в реализации своего гидроэнергетического потенциала и открыт для поиска формата взаимодействия при строительстве электростанций, который бы устроил всех игроков, как верховья, так и низовья рек. Изначально, когда Россия и Киргизия приступили к практическому обсуждению строительства Камбаратинской ГЭС-1 объявили, что проект открыт для всех соседей. Бишкек отправил в Ташкент множество дипломатических нот с приглашением принять участие в проекте. К сожалению, ответа мы так и не получили. Казахстан высказал заинтересованность в своем участии в проекте. У нас с Казахстаном существует соглашение от 2000 года об использовании водохозяйственных сооружений пользования на реках Чу и Талас. Это очень хороший пример нашего взаимодействия в сфере совместного водного пользования.  В настоящее время официальная Астана рассматривает предложения по участию в проекте Камбарата-1. 

Хотелось бы отметить, что 16 октября этого года в Нарынской области началось строительство основных сооружений гидроузлов Ак-Булунской ГЭС и Нарынской ГЭС-1 в рамках Верхне-Нарынского каскада ГЭС. На месте будущего строительства произведены два взрыва для возведения гидроузлов. Мы в этом проекте тесно работаем с российской компанией «РусГидро», на начало строительных работ уже выделено порядка 2 млрд руб.

В рамках реализации Камбаратинской ГЭС-1 сейчас ведутся подготовительные технические работы, например, по оценке размеров зоны затопления. Но хотелось бы еще раз подчеркнуть, что проект открыт для всех участников и соседей. Мы четко понимаем, что вода  - это жизнь для Центральной Азии, и она у нас в регионе общая. И только совместное ее использование создает основу для добрососедства и стабильности.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Экономика»

9 апреля 2014 | 14:25

Санкции против Белоруссии привели к тому, чего пытался избежать Запад

Беларусь с 1998 года была полигоном, на котором страны Запада отрабатывали введение санкций. Однако результативность этих мер всегда была низкой. Санкции не являются эффективным инструментом давления на президента и государственный режим Беларуси. 

10 марта 2015 | 12:00

Работа над ошибками: Опубликована новая Стратегия национальной безопасности США

Новая американская Стратегия национальной безопасности пышет оптимизмом. Стратегия сфокусирована на возможностях, а не на рисках и не подразумевает возникновение в обозримой перспективе непосильной для США задачи ни в одной из сфер международной конкуренции.

22 июня 2015 | 09:52

Последствия усиления власти Петра Порошенко для украинской политики

Практика ситуативных альянсов между украинскими политическими силами и финансово-промышленными группами не способствует устойчивости парламентской коалиции. Кроме того, стремление Петра Порошенко даже в ограниченных условиях Конституции 2004 года добиться максимального влияния на внутреннюю политику добавляет новые стимулы для парламентариев и олигархов искать или создавать альтернативные центры силы. В итоге потенциал противоречий в рамках парламентской коалиции нарастает и ее единство обеспечивается все сложнее и сложнее.

23 октября 2014 | 00:42

Алжирский прагматизм на фоне региональной борьбы с исламистским экстремизмом

Главным качеством, характеризующим внешнюю политику Алжира, является прагматизм, проявляющийся во всех сферах – от экономики до безопасности, от газового экспорта до отношений с исламистами – и преследующий цель обеспечения стабильности и самостоятельности государства и ограничения внешнего вмешательства. Это качество сегодня позволяет алжирскому руководству ограничить влияние охвативших весь регион разрушительных последствий «арабской весны» в лице активизации разнородных исламистов.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
18 апреля 2015 | 04:00
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.