Андрей Сушенцов
Для военной стратегии Соединенных Штатов это значит так же мало, как и предыдущие назначения на этот пост в последние 20 лет. Вне зависимости от того, кто возглавляет Пентагон, США остаются морской державой, континентальные владения которой останутся неуязвимы для оппонентов как минимум до 2050 года.
ПРЕМИУМ
12 декабря 2014 | 14:00

Приоритеты Пентагона

Чего ждать от нового министра обороны США

Текст подготовлен в сотрудничестве с Lenta.ru

6 декабря Барак Обама выдвинул на пост министра обороны США действующего первого заместителя министра этого ведомства Эштона Картера. В случае утверждения в Сенате, Пентагон возглавит деятельный аналитик и знаток американской военной машины, работавший в этой системе на разных должностях при предыдущих 11 министрах. Однако для военной стратегии Соединенных Штатов это значит так же мало, как и предыдущие назначения на этот пост в последние 20 лет.

Вне зависимости от того, кто возглавляет Пентагон, США остаются морской державой, континентальные владения которой останутся неуязвимы для оппонентов как минимум до 2050 года.

Это обстоятельство является ключевым для глобальной стратегии США на протяжении всей их истории. Удаленность от значимых внешних угроз, миролюбивые соседи, благоприятный климат и устойчивая политическая система создали условия для стабильного роста экономики Соединенных Штатов, который почти непрерывно продолжается с 1880-х годов. США ни разу за это время не сотрясали конфликты, подобные европейским войнам ХХ века. Эти «тепличные условия» позволили американцам занять свое нынешнее лидирующее положение.

При этом США сформировались как самодостаточная страна. Доля экспорта в американском ВВП — чуть больше 10 процентов, и три его четверти идут в Канаду и Мексику. Емкий внутренний рынок делает Америку мало зависимой от мировой политической экономической конъюнктуры. Поэтому США — естественный изоляционист. Все, чего они хотят от мира — чтобы им не мешали.

Со временем эта цель стала главной в иерархии приоритетов стратегии Вашингтона. Помешать США могла только держава с мощным военным флотом. Поэтому Вашингтон сосредоточился на создании военно-морских сил, способных противостоять любому противнику у американских берегов. По мере роста возможностей США, их флот проникал глубже в воды Атлантики и Тихого океана, закрепляясь на отдаленных Гавайских островах, на Гуаме и Филиппинах.

Для обеспечения свободного перехода между Атлантическим и Тихим океанами в начале ХХ века США инициировали создание Панамского канала, энергично защищая монополию на владение им от Великобритании и Франции. Единоличный контроль над каналом был настолько важен для Вашингтона, что он спровоцировал сепаратистское движение в Панаме, которое при поддержке американского военного флота в 1903 году объявило об отделении от Колумбии. В 1989 году, когда в последний раз возникла угроза закрытия канала для прохода американских судов, США вторглись в Панаму и сменили там режим на более сговорчивый.

С тех пор и до сего дня основой американской глобальной стратегии было поддержание превосходства на море и обеспечение неограниченного доступа в ключевые регионы.

Остальные военные цели, включая участие в конфликтах в Европе, Азии и на Ближнем Востоке, — второстепенные для США. Вашингтон проявляет активность в регионах вдали от своих границ только в ситуации острой необходимости и после того, как все остальные меры воздействия исчерпаны.

Однако в последние 20 лет Соединенные Штаты часто выступали в нетипичной для себя роли — главной движущей силы в войнах вдали от своих границ — в Сомали, Югославии, Афганистане, дважды в Ираке, Ливии, Сирии и так далее. Ни в одном из этих конфликтов американские жизненные интересы не были под угрозой, а участие в боевых действиях не приносило США ощутимых дивидендов. Говоря проще, эти войны не были необходимыми. А в нескольких случаях — в Сомали, Афганистане и в 2000-х годах в Ираке — Вашингтону даже не удавалось подавить сопротивление оппонентов и приходилось придумывать новую «формулу победы», чтобы сохранить лицо.

Дело в том, что США хорошо воюют на море и плохо — на суше. Достичь превосходства над противником в сухопутной войне им мешает прежде всего отсутствие интереса в покорении дальних земель. Вашингтон не стремится удерживать отдаленные регионы, поскольку от этого не зависит его безопасность. Другое дело — свободное море, преобладание в котором США будут отстаивать во чтобы то ни стало.

Важное отличие морской и сухопутных войн — их продолжительность. Первая скоротечна, вторая же требует большой выносливости и может продолжаться неопределенно долго. Для сравнения ведущая сухопутная военная держава — Россия — на протяжении веков вынуждена была защищать свою территорию и в результате научилась надежно контролировать границы. Это позволило Москве создать самое крупное в мире государство и подавлять сопротивление противников в ходе сухопутных войн. Россия также научилась вести продолжительные сухопутные войны дешево и при этом достигать результата.

Войны последнего десятилетия позволили США усвоить важный урок — нужно любыми путями избегать локальных конфликтов, в которых нет явного американского интереса. Для американских противников, напротив, целью становится вовлекать США в такие конфликты и вынуждать их увязать в них надолго.

Однако поскольку у США нет задачи покорять дальние края, они могут позволить себе не одерживать решительной победы над врагом — как в Ираке и Афганистане.

Вместо этого они готовы наносить изматывающие удары, которые не приводят к увязанию в войне, но и не позволяют противнику восстановиться. Для США война до победы любой ценой — это война на море.

По этим причинам номинирование на должность министра обороны Эштона Картера не станет вехой в военной стратегии США, хотя сам Картер — личность выдающаяся. Выпускник Гарварда, в последующем профессор и директор Белферского центра в этом университете, Картер был трижды утвержден Сенатом в должности первого заместителя министра обороны при Чаке Хейгеле и Леоне Панетте. Вероятно, он один из наиболее квалифицированных специалистов в своей области, призванный помочь администрации Барака Обамы спокойно завершить президентский срок.

Картер справится с работой в условиях сокращения оборонного бюджета, поскольку сам отвечал за его оптимизацию в последние годы. Ему не придется долго вникать в афганские, иракские и сирийские дела, поскольку он сам был движущей силой политики Пентагона на этих направлениях до конца 2013 года. Задачей Картера будет постепенное высвобождение США из этих конфликтов. «Азиатский разворот» (переброска американских войск из Ближнего Востока в АТР) также не станет новостью для нового министра обороны, поскольку он принимал участие в разработке этой стратегии. Потенциал выхода военного флота КНР в открытое море тревожит Вашингтон гораздо больше стабильности границ в Европе. В остальном цели США прежние: не впутываться в необязательные конфликты, удерживать контроль над морями и вновь открываемыми пространствами — космосом, дном мирового океана, Арктикой и Антарктикой.

Украинский кризис на приоритетности этих задач никак не скажется. Авторизованные Конгрессом 350 миллионов долларов на закупки вооружений для Украины теряются на фоне 600 миллиардного бюджета оборонного ведомства. Вашингтон определенно не готовится к войне с Россией, поскольку это потребовало бы создание качественно другой армии.

Правда, США склонны косвенно изматывать Москву в локальных конфликтах, если та даст повод. Но в отличие от Китая, Россия не посягает на морскую монополию США, а потому не является стратегическим противником.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

3 июня 2015 | 09:00

Курилы: взгляд с прищуром

Курильский вопрос — тема острая и для японцев, и для русских. Территориальные уступки США, Норвегии и Китаю, совершенные Россией в последние десятилетия, прошли практически незаметно для общества. С Курильскими островами все иначе. Сами японцы своими постоянными требованиями сделали очень много для того, чтобы в России острова воспринимали не как несколько клочков земли в Тихом океане, а как вопрос принципа, как военный трофей, отдать который было бы бесчестьем.

22 августа 2014 | 00:56

Американские эксперты в поисках меры допустимого давления на Россию

Споры в экспертном сообществе США ведутся в отношении допустимой степени давления на Москву. Тем не менее, никто не подвергает сомнению ряд утверждений, положенных в основу санкционной политики в отношении России.

13 мая 2014 | 22:22

Гюлен, Эрдоган и будущее “Партии справедливости и развития” в Турции

В Турции активизируются внутриполитические процессы и углубляются линии разлома между субъектами политики. Основная линия противоречий сместилась с традиционного идеологического противостояния сторонников светского пути развития - прежде всего, военных - и их оппонентов к конфликту внутри правящей элиты.

17 декабря 2014 | 11:32

Новый виток сближения России и Турции будет продолжительным

Визит не принес сенсаций, но он продемонстрировал уверенное стремление Турции развивать отношения с Россией, вопреки западным санкциям и политическим разногласиям по Сирии и Крыму. Россия заинтересована в Турции как стабильном покупателе энергоресурсов и поставщике сельскохозяйственной продукции. В свою очередь, Турция стремится к возведению собственных АЭС и превращению в энергетический «хаб» для Европы.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова