Вусал Керимов
В отличии от Украины, Грузии и Молдовы вопрос о создании зоны свободной торговли с ЕС не рассматривался в Баку. Азербайджан стремится проводить многовекторную политику и балансирует интересы соседей и стран Запада. Баку удавалось успешно осуществлять этот курс с начала 2000-х годов.
ПРЕМИУМ
21 апреля 2014 | 12:46

Международное положение Баку и интересы азербайджанских элит

БАКУ, АЗЕРБАЙДЖАН. - В отличии от Украины, Грузии и Молдовы вопрос о создании зоны свободной торговли с ЕС не рассматривался в Баку. Азербайджан стремится проводить многовекторную политику и балансирует интересы соседей и стран Запада. Баку удавалось успешно осуществлять этот курс с начала 2000-х годов. 

Векторы внешней политики
Богатый энергоресурсами Азербайджан не становился объектом жесткой критики по вопросам прав человека со стороны европейского сообщества. Между Европой и Азербайджаном есть негласное соглашение – стабильные поставки нефти и газа взамен на невмешательство во внутренние процессы. Данный принцип работает с момента подписания «Контракта века» в 1994 году и, вероятней всего, продолжит работать и в будущем. 

США после августовской войны 2008 года заметно снизили свою активность в двусторонних отношениях с Азербайджаном. Относительное потепление отношений между Ираном и США, а также укрепление позиций России в регионе, вынуждают Баку искать новые подходы к сохранению баланса между региональными игроками. 

После снижения американского давления на Иран и начала поиска компромисса по вопросу о ядерной программе Тегерана, Азербайджану нужно улучшать напряженные отношения с исламским государством, которое теперь чувствует себя значительно свободнее. В апреле 2014 года президент Азербайджана Ильхам Алиев совершил официальный визит в Тегеран. Традиционное давление азербайджанских властей на шиитских активистов значительно снизилось. Налаживание азербайджано-иранских отношений особенно важно потому, что шиитский фактор и поддержка Ирана могут сыграть значительную роль в противостоянии новому вызову безопасности в стране – усилению позиций салафизма. 

В Азербайджане отмечается резкое увеличение числа последователей салафитской идеологии (ваххабиты, хавариджи и другие). При этом население страны составляют преимущественно мусульмане-шииты (70-80%). Число присоединившихся к боевым действиям в Сирии исчисляется сотнями, многие набравшие в Сирии боевой опыт азербайджанцы возвращаются домой уже сейчас. Поэтому азербайджанские власти стремятся использовать религиозных мусульман-шиитов как противовес угрозе распространения салафитской идеологии. По оценкам Баку, немаловажную роль может сыграть и Россия, в которой позиции салафитов в последнее время значительно усилились. 

Интеграционные объединения и позиция Баку
Азербайджан старается избегать участия в интеграционных экономических проектах, в том числе глобального масштаба. Азербайджан – единственное закавказское государство, которое не присоединилось к Всемирной торговой организации. Отметим, что вступление в ВТО – одно из условий для ассоциации с ЕС. Кроме того, Баку не изъявляет желания участвовать и в региональных интеграционных проектах. Еще летом 2012 года глава Государственного таможенного комитета Азербайджана Айдын Алиев сообщил, что его страна не планирует вступать в Таможенный союз. 

Примечательно, что официальный Баку негативно отреагировал на решение Армении присоединиться к ТС. «Вступление Армении в Таможенный союз или другую подобную структуру возможно только после освобождения оккупированных азербайджанских земель», – заявил заведующий отделом по общественно-политическим вопросам администрации президента Азербайджана Али Гасанов. Это заявление прозвучало как сигнал «месседж» Москве, в котором есть доля обоснования своего неучастия в этом проекте. Что в действительности движет азербайджанскими властями в выборе в пользу дистанцирования от любых интеграционных объединений?

Во-первых, любые намеки на возможное вступление Азербайджана в один союз с Арменией вызовут бурю негодования в обществе. Уже около 20 лет власти Азербайджана заявляют о возможном силовом решении Нагорно-Карабахского конфликта, в случае если переговорные процессы не дадут результатов. На этом фоне подобная инициатива дискредитировала бы правящую партию «Новый Азербайджан», которую все чаще обвиняют в желании сохранить статус-кво в армяно-азербайджанских отношениях, несмотря на традиционно воинственную риторику в адрес Еревана. 

Во-вторых, вступление страны в любые экономические проекты, которые предполагают свободное перемещение товаров и услуг, а также таможенные преференции для иностранных компаний, не в интересах азербайджанского истеблишмента. Если экономические инициативы на постсоветском пространстве, предполагающие участие и Азербайджана, и Армении невозможны в принципе, то невступление Азербайджана в ВТО можно объяснить сугубо корпоративным фактором в высших эшелонах власти.

Азербайджан подал заявку на вступление во Всемирную торговую организацию еще в 1997 году. Однако переговоры об условиях вступления продвигались медленно. В 2013 году Ильхам Алиев заявил, что невступление в ВТО имеет свои причины, и первая из них – защита местного производителя и азербайджанского рынка. 

Кто же этот местный производитель? После развала СССР сельское хозяйство и промышленность находятся в кризисном состоянии. Развитие малого и среднего бизнеса тормозится крупными монополиями практически во всех секторах экономики. Монополисты, как правило, являются представителями политической элиты или имеют родственные связи с ней. Информация о правящих кругах Азербайджана и их бизнес-интересах регулярно просачивается в местные и зарубежные СМИ. Сегодня можно выделить около десяти высших должностных лиц, имеющих связи с крупным бизнесом в стране. 

Одной из самых влиятельных персон является Кямаледдин Гейдаров, министр по чрезвычайным ситуациям. Крупнейшим активом министра считается принадлежащий ему «Gilan Holding», в который входит около 300 дочерних компаний. Он занимает доминирующее положение в строительном, сельскохозяйственном, пищевом и текстильном секторах, а также в гостинично-туристическом комплексе страны. Кроме того, министр ЧС неофициально курирует государственный таможенный комитет, который сам ранее возглавлял. В последние годы пищевая продукция холдинга все активнее экспортируется в Россию, однако главным источником сбыта останутся азербайджанские рынки, конкуренция на которых в немалой степени регулируется самим Гейдаровым. 

Первая леди страны - Мехрибан Алиева - родом из русскоязычной семьи Пашаевых, которые также являются одними из самых влиятельных представителей политического истеблишмента Азербайжана. В активы семьи входят несколько ведущих банков, оператор сотовой связи «Azerfon», телеканал «Lider» и проводящий в последние годы активную экспансию в различные сектора экономики «Pasha Holding». Однако семью Пашаевых на фоне остальных отличает относительно высокая репутация даже в среде представителей протестного электората и оппозиционных политиков. Пашаевы не используют весь потенциал в принятии политических решений, который у них имеется. В бизнесе же давление со стороны семьи Мехрибан Алиевой на конкурентов заметно ниже, чем со стороны других представителей власти. Хотя компании, связанные с семьей и получают крупные государственные заказы (строительство Концертного комплекса для Евровидения, горнолыжного курорта на севере страны и другие), однако открытых притязаний на монополизацию секторов, в которых присутствуют их интересы, не заметно. 

Наряду с самим президентом Ильхамом Алиевым, который является выпускником МГИМО и поддерживает тесные связи с альма-матер, Пашаевы – это тот фактор, который может повлиять на российско-азербайджанские отношения в возможной кризисной ситуации. Наргиз Пашаева, сестра первой леди – ректор бакинского филиала МГУ. Дядя Мехрибан Алиевой, Хафиз Пашаев – заместитель министра иностранных дел Азербайджана. Особо стоит отметить и влиятельного московского бизнесмена Араса Агаларова, владеющего «Crocus Group».  Он приходится свекром дочери президента. 

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Энергетика»

1 мая 2015 | 12:27

Дайджест внешней политики США за неделю (24-30 апреля)

Одной из главных черт американской внешней политики остается критика Москвы, в частности, в связи с событиями на Украине. Помимо этого, прошедшая неделя для Вашингтона ознаменовалась немаловажными договоренностями американо-японского сотрудничества в сфере безопасности, достигнутыми в первые дни начавшегося визита японского премьер-министра в США, а также появление новой редакции стратегии в сфере кибербезопасности.

31 октября 2014 | 04:00

Мотивы возвращения Николя Саркози в большую политику Франции

В действительности столь скорое возвращение не входило в планы Саркози. Он собирался  исполнять роль почтенного государственного деятеля еще два года, а в 2017 заставить себя вернуться только по зову долга. Но когда разгорающийся финансовый скандал спровоцировал борьбу за лидерство в неспокойной и почти обанкротившейся партии, Саркози не смог остаться в стороне.

5 июня 2015 | 15:34

Дайджест внешней политики США за неделю (29 мая - 4 июня)

Главными темами внешнеполитических дебатов в США на прошедшей неделе стали Куба, Украина и Китай. В то время, как в сенате обсуждается замедлить потепление в американо-кубинских отношениях, госдепартамент рассуждает о судьбе Минских соглашений и условиях взаимодействия с Россией, а Пентагон сменил тон в отношении действий Пекина в Южно-Китайском море на резко критический.

31 марта 2016 | 22:00

Польша как ведущая сила Восточной Европы: отношения с Россией и ЕС

Польское самосознание традиционно виктимизировано и основывается на памяти о нескончаемом национальном страдании. И если страданий в обозримом прошлом не находится, то их следует придумать. Германия на роль исторического мучителя Польши не так уж сильно подходит сейчас по политическим соображениям. Что же касается России – то на роль врага Польши она подходит идеально, но причины этого не исторические, а очень даже актуальные.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
11 сентября 2014 | 21:25
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова