Ольга Ребро
События 2014 года в США, связанные с массовыми беспорядками и кибератаками, вновь поставили на повестку дня проблемы социального и информационного аспектов безопасности страны. И если в первом случае идет речь, в первую очередь, о процессах американской внутренней политики, то во втором – имеет место резонанс мирового масштаба с точки зрения изменения параметров международной безопасности.
ПРЕМИУМ
23 февраля 2015 | 13:07

Проблемы социальной и информационной безопасности США

События 2014 года в США, связанные с массовыми беспорядками и кибератаками, вновь поставили на повестку дня проблемы социального и информационного аспектов безопасности страны. И если в первом случае идет речь, в первую очередь, о процессах американской внутренней политики, то во втором – имеет место резонанс мирового масштаба с точки зрения изменения параметров международной безопасности.

В 2014 году беспорядки в ряде американских городов вновь вернули на повестку дня, казалось бы, решенный вопрос о расовой дискриминации в стране, президентом которой вот уже восемь лет является афроамериканец. Общественный резонанс этих событий привел к тому, что Барак Обама подписал президентский указ о создании правительственной рабочей группы для разработки способов увеличения взаимного доверия между правоохранительными органами и национальными меньшинствами. Кроме того, обычно избегавший слова «расизм», президент заявил, что вопросы расовой дискриминации «остаются неотъемлемой частью американского общества».

Вопросы положения национальных меньшинств в США становятся более актуальными в свете демографических изменений, происходящих в стране.

По данным Бюро переписи населения США сегодня наблюдается тренд на сокращение доли белого (неиспаноязычного) населения. К 2060 году ожидается, что белое население, все еще оставаясь большинством, будет составлять менее 50%. При этом наиболее быстро растущей группой являются люди латиноамериканского этнического происхождения. На это накладывается другой тренд – увеличение доли небелого населения среди избирателей (главным образом, в связи с взрослением рожденных в США детей иммигрантов и натурализацией). Так, к 2030 году ожидается удвоение испаноязычного электората, который достигнет 24% от всех избирателей.

При этом, как показывает разбивка электората на последних промежуточных выборах, республиканцы пользуются преимущественно поддержкой белого населения, тогда как за демократов голосуют преимущественно представители небелых рас. Скорее всего, данный тренд продолжится, даже несмотря на отсутствие на выборах афро-американского кандидата. Отчасти об этом позаботился сам Барак Обама, принявший в 2014 году закон об иммиграционной реформе, упрочив тем самым репутацию демократической партии в качестве защитника интересов небелого населения.

Происходящие демографические изменения в США позволяют сделать два вывода. С одной стороны, нарастает необходимость привлечения республиканцами небелого населения. Осознание данной потребности уже заметно. В преимущественно «белой» партии (83% республиканцев относятся к белому большинству), в число вероятных кандидатов на выборах 2016 года входят Марко Рубио и Тед Круз – американцы кубинского происхождения. Кроме этого, критика иммиграционной реформы Обамы со стороны республиканцев была направлена преимущественно против односторонних действий президента, нежели самой реформы.

С другой стороны, выборы 2014 года показали сокращение поддержки демократов среди среднего класса. На фоне роста доходов небелого населения это может стать определяющим фактором в распределении предпочтений данной демографической группы, когда небелые американцы проголосуют в первую очередь исходя из своих экономических интересов, нежели расовой принадлежности. Так, например, на выборах 2012 года 60% испаноязычного электората отметили, что сделали свой выбор исходя из программы кандидатов в области экономики.

Как бы то ни было, в ближайшее время, несмотря на устойчивый рост небелого населения в США, данная демографическая группа будет все еще оставаться в меньшинстве.

Тем не менее, данная тенденция определяет необходимость политиков обращать больше внимания на желания национальных меньшинств.

При этом если республиканцы не предпримут действий по привлечению небелого населения, не исключено дальнейшее размежевание американского электората по расовому признаку.

Не меньше беспокойства вызывают вызовы киберпространства. 2015 год начался с выдвижения Бараком Обамой сразу нескольких инициатив по обеспечению информационной безопасности США и объявления о проведении феврале саммита по вопросам кибербезопасности  и защите потребителей. Такая активизация американского правительства неслучайна. В 2014 году американские компании подверглись ряду хакерских атак. Событие само по себе не ново, но именно в 2014 году президент публично заявил, что в ответ на кибератаку на корпорацию «Сони Пикчерз», совершенную предположительно КНДР, США предпримут ответный шаг. Через несколько дней в северокорейской сети произошел сбой, оставивший всю страну без Интернета.

В то время как обе стороны публично отрицают причастность к данным диверсиям, СМИ поспешили назвать произошедшее первой в истории кибервойной. И действительно соперничество в цифровом пространстве все больше напоминает «классическую» гонку вооружений.

Значение кибероружия и его сопоставимость с конвенциональными силами были продемонстрированы в 2010 году во время операции Staxnet, когда с помощью компьютерного вируса из строя была выведена часть центрифуг иранского ядерного центра в Натанзе. Ущерб, нанесенный во время операции, был равнозначен взрыву средней по размеру бомбы.

В 2011 году Пентагон объявил, что компьютерный саботаж со стороны любого государства приравнивается к акту агрессии. Такое заявление стало первым прецедентом, когда страна изъявила готовность применить обычные вооружения в ответ на действия в Интернет-пространстве.

Сегодня целый ряд государств создает «киберармии» (США в следующем году планируют нарастить персонал своего киберкомандования CIBERCOM до 6000 человек), которые задействуются в учениях. Так, в 2015 США и Великобритания планируют провести совместные учения, в рамках которых будет отрабатываться ответ на масштабную кибератаку на финансовый сектор. Наконец, в 2014 году на саммите НАТО действие Пятой статьи было распространено на область кибербезопасности. Так, отныне кибератака на одного из членов Альянса повлечет за собой ответные меры со стороны всех 28 государств.

Данный тренд не обошел стороной и компании, занимающиеся производством обычных вооружений. BAE Systems, EADS, Finmeccanica, General Dynamics, Raytheon и Thales в последние годы активно осваивают рынок кибербезопасности, чтобы воспользоваться его стремительным ростом во времена сокращения оборонного бюджета. В соответствии с исследованием, проведенным Visiongain, все эти компании входят в число 20 крупнейших мировых игроков в данном сегменте, потеснив тем самым таких традиционных участников рынка, как Symantec, Intel Corporation и IBM.

Рост внимания к информационной безопасности в США происходит на фоне снижения роли конвенциональных средств. Как отмечают эксперты Центра стратегических и международных исследований, с одной стороны, растет число вызовов и угроз, которые невозможно предотвратить с использованием традиционных методов. С другой – существует мнение, что население США не поддержит широкомасштабную кампанию с участием обычных вооружений.

Если гонка вооружений в области информационных технологий уже запущена, а первая «кибервойна» уже состоялась, то в ближайшем будущем стоит ожидать разработки международного законодательства в этой области.

Кстати, именно Россия еще в 2011 году предложила на рассмотрение проект Конвенции об обеспечении информационной безопасности ООН. Вряд ли можно предположить, что в ближайшее время страны откажутся от работ по разработке новых видов конвенциональных вооружений. Но также и трудно представить себе будущий конфликт без использования новейших информационных технологий.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

20 августа 2014 | 15:50

Украинские олигархи и судьба избирательной реформы Украины

Все олигархи, кроме Порошенко, заинтересованы в снижении проходного барьера, чтобы повысить шансы своих малорейтинговых проектов на формирование парламентских фракций. Чем больше фракций будет в Верховной Раде – тем больше будет цена поддержки олигархами важных для власти законопроектов.

3 марта 2017 | 08:33

Дайджест внешней политики США (24 февраля – 2 марта)

Выступая перед конгрессом, Дональд Трамп представил старую повестку дня в более традиционном образе, сократив ряды недовольных его избранием. Предложенный президентом проект бюджета предполагает увеличение оборонных расходов и сохранение социальных программ. Скандал вокруг генпрокурора стал очередным примером успешного использования оппонентами Трампа «российского фактора».

23 сентября 2015 | 20:03

Повестка дня американо-китайских переговоров на высшем уровне

22 сентября начался государственный визит председателя КНР Си Цзиньпина в США. Чиновники двух стран обещают, что по результатам переговоров стороны объявят о целом ряде договоренностей, которые существенно продвинут диалог Пекина и Вашингтона, а свое выступление на заседании Генеральной Ассамблее ООН, посвященном 70-летию создания организации, лидер КНР использует для представления новой внешнеполитической доктрины КНР.  

29 сентября 2016 | 20:47

Референдум в Азербайджане укрепил власть президента Алиева

26 сентября в Азербайджане состоялся референдум по изменениям в Конституцию страны, по которым президентская легислатура увеличилась до семи лет, а сам президент получил право роспуска национального парламента. По его итогам все предложения получили поддержку проголосовавших. Азербайджанские элиты смогли укрепить свои позиции без издержек на международной арене.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова