Сергей Маркедонов
Артем Соколов
26 сентября в Азербайджане состоялся референдум по изменениям в Конституцию страны, по которым президентская легислатура увеличилась до семи лет, а сам президент получил право роспуска национального парламента. По его итогам все предложения получили поддержку проголосовавших. Азербайджанские элиты смогли укрепить свои позиции без издержек на международной арене.
ПРЕМИУМ
29 сентября 2016 | 20:47

Референдум в Азербайджане укрепил власть президента Алиева

26 сентября в Азербайджане состоялся референдум по изменениям в Конституцию страны. Всего на голосование было вынесено 29 поправок, среди которых наиболее резонансными стали увеличение президентской легислатуры с пяти до семи лет, а также наделение главы государства правом роспуска национального парламента. По итогам референдума обе инициативы получили поддержку и набрали 84,2% и 87,9% голосов соответственно.

Прошедший референдум вызвал жесткую критику азербайджанской оппозиции, которая успела обвинить Ильхама Алиева в том, что страна под его руководством выбрала «среднеазиатский» путь развития. Действительно, состоявшееся голосование выглядит логичным продолжением референдума 2009 г., когда на голосование была вынесена 41 поправка к 29 статьям и были сняты ограничения на количество легислатур главы государства. В этом смысле критики Алиева небезосновательно усматривают общую авторитарную парадигму. При этом цели и задачи последних конституционных изменений выходят за рамки прямолинейного процесса укрепления президентом Азербайджана своей власти.

Прежде всего, Азербайджан продолжает нести потери от последствий экономического кризиса. Падение цен на нефть незамедлительно сказалось на всей экономике страны. Азербайджанский манат – некогда одна из самых стабильных валют в мире – подвергся двум волнам девальвации в 2015 г. Добыча нефти сокращается, урезая доходную часть бюджета страны. Проблемы в экономике дополняются негативным геополитическим фоном. Проснувшийся Нагорный Карабах и рост нестабильности на Ближнем Востоке добавляют политической элите Азербайджана поводы для беспокойства за своё будущее. В этом смысле, значение последних конституционных поправок заключается в консолидации власти перед лицом реальных и потенциальных вызовов.

С точки зрения укрепления внутренней стабильности, конституционные поправки призваны решить и вопрос политической преемственности. Возрастной ценз для занятия президентской должности (не моложе 35 лет) теперь отменен, и многие эксперты поспешили примерить изменения на сына президента Алиева Гейдара, которому в 2025 г. исполнится 28 лет. Так, азербайджанские чиновники получили вполне определенный сигнал, что система не допустит вакуума власти даже в перспективе.

В известной степени референдум определил и настроения оппозиции, хотя она едва ли способна что-то ему противопоставить. По словам аналитика агентства «Внешняя политика» Сергея Маркедонова:

«Оппоненты жестко и однозначно оценили кампанию, как торжество административного ресурса и фальсификации народного волеизъявления. И, скорее всего, неприятие конституционных поправок на годы вперед определит аргументацию оппозиционеров. Однако эффективных способов для противодействия намерениям властей критики режима не предложили. Как не выдвинули и новых ярких лидеров, которые были бы интересны населению и вызывали бы доверие вопреки административному вмешательству и репрессалиям».

Растерянность оппозиции можно объяснить и реакцией на референдум со стороны США, которые поддержали его итоги и дали понять, что не намерены вмешиваться в вопрос о сроке полномочий главы республики. Впрочем, было бы странно ожидать иной реакции из Вашингтона, который не хочет обострять без лишней необходимости свою дипломатическую риторику до завершения периода выборов президента США. К тому же, Азербайджан занимает в американском внешнеполитическом планировании важную роль в качестве страны, предоставляющей «альтернативные маршруты» для обеспечения Европы энергетическими ресурсами и внимание США к «демократичности» тех или иных политических процедур Баку довольно рассеяно.

Проведенный референдум, безусловно, обеспечил азербайджанскую элиту некоторым запасом прочности и гибкости перед лицом возможных внутренних и внешних угроз и не нанес ощутимых репутационных издержек на международной арене. Остается лишь наблюдать за тем, сможет ли Баку должным образом распорядиться сложившейся благоприятной для себя политической конфигурацией.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

16 июня 2016 | 18:35

Новый поворот в дискуссии вокруг переговоров с Л/ДНР на Украине

Согласие Киева сесть за стол с лидерами с лидерами ДНР и ЛНР будет означать признание их Киевом как стороны конфликта. После чего украинским властям, соответственно, придется признавать гражданский характер этого конфликта, и отказываться от мантры «Украина противостоит террористам и российским интервентам». Что, в свою очередь, станет серьезнейшим ударом как по майданной мифологии, так и в целом по имиджевой и внешней политике нынешней власти.

21 июля 2016 | 21:18

Мотивы конституционной реформы в Азербайджане

В условиях отсутствия известных светских лидеров недовольство властями могут легко монополизировать радикальные группы, включая и джихадистов. До определенной степени Азербайджан спасает отсутствие консолидации и идеологические разногласия между ними. Впрочем, для дестабилизации может хватить и относительно немногочисленных и разрозненных выступлений.

15 июля 2016 | 23:00

Дайджест внешней политики США (8-14 июля)

Саммит НАТО должен был решить две задачи: сформулировать «сильную и сбалансированную» политику в отношении России, а также продемонстрировать единство Альянса. Прокатившаяся по стране волна протестов выявила широкий спектр проблем американского общества, однако политические силы предпочли объявить временное перемирие во избежание роста насилия в стране. Решение о размещении в Южной Корее американской системы ПРО и вердикт международного трибунала в Гааге по поводу территориального спора в Южно-Китайском море вызвали недовольство Китая.

10 февраля 2015 | 14:00

Мертвые без погребения: Ответ автора «Ленты.ру» посольству Польши в Москве

В эмоциональном ответе польской стороны достаточно сумбурно смешаны очень разные вопросы, на первый взгляд не имеющие между собой связи, — вопрос о страшной судьбе красноармейцев, погибших в польских концлагерях в начале 1920-х годов, и другой вопрос — о немецких лагерях смерти периода Второй мировой войны.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
18 апреля 2015 | 04:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова