Андрей Сушенцов
Часть протекающих в экономике Европы перемен вызвана объективными причинами – технологическими прорывами и переменами на сырьевых рынках. Но другие напрямую связаны с субъективными факторами и непродуманными политическими решениями.
ПРЕМИУМ
17 апреля 2015 | 19:25

Результаты энергетического саммита клуба «Валдай» в Берлине

Европейские энергетики против европейских политиков

Конфронтация России и Запада серьезно меняет геоэкономику Европы. Сейчас на континенте возможны практически любые сценарии развития – от стабилизации до углубления конфликта. Часть протекающих в экономике континента перемен вызвана объективными причинами – технологическими прорывами и переменами на сырьевых рынках. Но другие напрямую связаны с субъективными факторами и непродуманными политическими решениями.

Это прежде всего касается энергетики, которая по-прежнему составляет основу любой европейской экономики и по стечению обстоятельств является стержнем российско-европейских отношений.

Сложившаяся за 40 лет сотрудничества взаимозависимость в энергетической сфере исторически служила стабилизирующим фактором. Однако в условиях расхождения политических позиций Москвы и Брюсселя взаимозависимость превратилась в источник конфликтов между ними.

Причина нынешних разногласий в энергетике – в односторонних шагах ЕС по формированию энергетического союза на принципах чистой диверсификации, а по-простому – постепенному отказу от российского газа. Это означает отход от прежней модели совместного создания инфраструктуры, формирования долгосрочных стратегических отношений и в результате – получения более низких цен.

Россию в Европе часто обвиняют в использовании энергетики как политического инструмента – мол, цены на газ для разных стран ЕС разные. Бороться с этим Брюссель предполагает рыночным путем, однако первым шагом стал отказ от преференциальных связей с Москвой, которые когда-то служили основой обеспечения энергобезопасности континента. 

Однако рыночные законы не полностью работают в энергетике. Более того, как и в политике здесь действуют двойные стандарты. Примером является судьба Европейской энергетической хартии, которую европейцы навязывали почившему «Южному потоку», но не решились применить к собственно европейскому проекту – Трансадриатическому трубопроводу.

Накопившаяся взаимная неудовлетворенность Москвы и Брюсселя периодически выплескивается в публичное пространство. Одним из манифестов этого стала конференция Международного дискуссионного клуба «Валдай» по энергетическим связям России и ЕС, которая прошла в Берлине в начале недели. В конференции приняли участие министр энергетики России Александр Новак, глава «Газпрома» Алексей Миллер, а также ведущие российские эксперты в области энергетики. С немецкой стороны были руководители ведущих энергетических компаний, к которым присоединились руководители французской Total, голлано-британской Shell, а также итальянского банка Intesa, инвестирующего в энергетическую инфраструктуру.  

Если вкратце резюмировать обсуждения, то картина получается драматическая: россияне выражали неудовольствие односторонними шагами ЕС и угрожали переориентироваться на азиатский рынок. Со своей стороны, европейский бизнес кидал камни в огород не явившихся на форум европейских политиков, особенно представителей Еврокомиссии.

В итоге все согласились с тем, что смешивать политику с экономикой непродуктивно, особенно когда речь идет о судьбе стратегических отношений, созданных за четыре десятилетия.   

Однако у западных политиков сейчас в ходу именно эта установка – политика доминирует над экономикой. Поэтому, например, берлинский Валдай проигнорировали высокопоставленные представители еврокомиссии и федеральные немецкие политики. Большинство побоялось или не пожелало публично ассоциироваться с российской инициативой. Правда, вице-президент Еврокомиссии по энергосоюзу Марош Шефчович все же оказался в Берлине, чтобы встретиться после окончания конференции с Алексеем Миллером и Александром Новаком.

Берлинский «Валдай» напоминал другой немецкий форум – Мюнхенскую конференцию по безопасности, но в отличие от нее здесь обсуждали безопасность энергетическую. Есть параллели и между выступлением Владимира Путина в 2007 году со знаменитой «мюнхенской речью» и докладом Миллера, который призывал к диалогу и констатировал:

«Вы вынуждаете нас пересматривать европейский акцент и переориентироваться на Азию».

Министр Новак резюмировал еще более емко:

«Мы все понимаем в позиции наших партнеров. Но многого не понимаем».

Украинский кризис фундаментально изменил отношения России и ЕС. Во многом по политическим причинам Евросоюз выдвинул приоритет ограничения своей зависимости от российских ресурсов и взял курс на диверсификацию. В ответ «Газпром» заявил о прекращении стратегии поставки газа конечным потребителям в Европе. Это означает его выход из газораспределительных сетей и сокращение инвестиций в ЕС. «Газпром» также отходит от программы производства сжиженного природного газа в сторону строительства трубопроводов – в Китай и Турцию.

Безусловно, эти шаги вынужденные, поскольку политика ЕС по отходу от модели взаимозависимости фактически перекладывает ключевые риски – регуляторные, транзитные, риски создания мощностей в добыче и транспорте – на производителя. Именно это стало причиной прекращения проекта «Южный поток» - создав многочисленные юридические препятствия, Еврокомиссия и Европарламент не стали участвовать в их преодолении, переложив это бремя на «Газпром» и Россию.

Тем самым европейцы стремились побудить Россию отказаться от планов прекратить транзит газа через территорию Украины к 2019 году – в этом мотивы Брюсселя исключительно политические.

Хотя ЕС и сам не раз страдал от сбоев транзита газа через украинскую территорию, в его глазах сохранение этого транзита является политической гарантией будущего Украины.

Однако эти опасения напрасны. По словам Миллера, между «Газпромом» и «Нафтогазом Украины» полностью согласованы условия сотрудничества и нет недомолвок. Поэтому нет и угроз поставок газа на Украину - существует долгосрочной контракт до 2019 года, цена газа дается со скидкой, которая рассчитывается исходя из цены топлива для соседей, Киеву не выставляются штрафы «бери или плати». В общем, если и есть в этом политический умысел, то состоит он в содействии украинскому правительству, а не в его коллапсе.

При этом «Газпром» твердо предупреждает, что транзит газа в ЕС через Украину прекратится вместе с истечением действующего контракта в 2019 году. Построенный к этому моменту «Турецкий поток» закроет 80% потребления газа в Южной Европе – от Турции до Венгрии. Однако, чтобы это произошло, Еврокомиссия должна пройти свою половину пути и санкционировать или самостоятельно построить газотранспортные сети от турецко-греческой границы.  

Главным проигравшим в этой ситуации остается Украина, тогда как больше всех радоваться есть повод у Турции. Турецкий эксперт на берлинском Валдае не скрывал оптимизма и назвал «Турецкий поток» «win-win-win opportunity» для ЕС, России и Турции.

Примечательно, что руководители европейских энергетических кампаний в один голос критиковали Еврокомиссию. Главы Shell, Total, E.ON признали, что вынуждены подчиняться режиму санкций, но находят способы легально работать вне них и не накладывают на себя «само-санкции». Глава E.ON Христофер Дельбрюк прямо выступил против политики Еврокомиссии по диверсификации и отказу от российского газа. По его словам, Европе для развития необходимы долгосрочные газовые контакты и дешевый трубопроводный газ, а не дорогой СПГ. Это кажется довольно очевидным, но по всей видимости, не для Еврокомиссии.

Наблюдатели отметили важное обстоятельство – несмотря на постоянную борьбу с российским газом в Европе, его доля в энергобалансе ЕС постоянно растет.

Дело в том, что «восточная политика» Германии 40 лет назад положившая начало энергетическому сотрудничеству с Россией основывалась на адекватной оценке европейских потребностей и источников их удовлетворения. В конкуренции между российским трубопроводным газом и СПГ из других концов мира в конечном счете победителем выйдет тот, кто предложит лучшую цену. Это хорошо усвоили жители Литвы, не так давно начавшие платить за газ на 7-10% больше, отойдя от использования российского газа и перейдя на СПГ.  

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Реалистический подход»

25 сентября 2014 | 19:06

Возможно ли историческое примирение после украинского конфликта?

Попытка скрыть внутриукраинские противоречия под объединяющим лозунгом европейской интеграции может привести к трагической близорукости, присущей советской власти по итогам предыдущей войны.

12 октября 2015 | 09:02

Стратегия России в сирийской кампании: взгляд из Москвы

При поддержке Сирии, Ирака и Ирана Россия может надеяться одержать победу над ИГИЛ и уничтожить боевиков, включая выходцев из стран СНГ. В случае реализации этой амбициозной цели будет заложена основа для восстановления сирийских и иракских границ, а также укрепления их преданности Москве в будущем. 

22 декабря 2014 | 23:01

The US view on the Ukrainian crisis

My observations in Washington prove that this is not an immediate objective for the US yet. However, it does not mean, that the Americans will refrain from an opportunity to speed up the fall of the Russian regime if the internal problems cause a social upheaval. Having met with the White House, National Security Council and Pentagon officials, as well as experts on Russia in Washington, I may conclude that the US has certain difficulties formulating a single consistent policy towards Moscow and is, therefore, incapable of conspiring against it.

11 апреля 2016 | 21:04

Логика внешней политики постсоветских государств и роль ОДКБ

У каждой страны-члена ОДКБ есть свои объективные и субъективные резоны для того, чтобы не быть против российской политики, но «воздерживаться». Следует признать сегодняшнюю реальность. Постсоветское пространство, как некая политически интегрированная территория на самом деле не существует. Бывшие республики «нерушимого Союза» расходятся каждый в соответствии со своими интересами

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
6 декабря 2014 | 14:33
5 декабря 2014 | 17:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова