Андрей Сушенцов
Часть протекающих в экономике Европы перемен вызвана объективными причинами – технологическими прорывами и переменами на сырьевых рынках. Но другие напрямую связаны с субъективными факторами и непродуманными политическими решениями.
ПРЕМИУМ
17 апреля 2015 | 19:25

Результаты энергетического саммита клуба «Валдай» в Берлине

Европейские энергетики против европейских политиков

Конфронтация России и Запада серьезно меняет геоэкономику Европы. Сейчас на континенте возможны практически любые сценарии развития – от стабилизации до углубления конфликта. Часть протекающих в экономике континента перемен вызвана объективными причинами – технологическими прорывами и переменами на сырьевых рынках. Но другие напрямую связаны с субъективными факторами и непродуманными политическими решениями.

Это прежде всего касается энергетики, которая по-прежнему составляет основу любой европейской экономики и по стечению обстоятельств является стержнем российско-европейских отношений.

Сложившаяся за 40 лет сотрудничества взаимозависимость в энергетической сфере исторически служила стабилизирующим фактором. Однако в условиях расхождения политических позиций Москвы и Брюсселя взаимозависимость превратилась в источник конфликтов между ними.

Причина нынешних разногласий в энергетике – в односторонних шагах ЕС по формированию энергетического союза на принципах чистой диверсификации, а по-простому – постепенному отказу от российского газа. Это означает отход от прежней модели совместного создания инфраструктуры, формирования долгосрочных стратегических отношений и в результате – получения более низких цен.

Россию в Европе часто обвиняют в использовании энергетики как политического инструмента – мол, цены на газ для разных стран ЕС разные. Бороться с этим Брюссель предполагает рыночным путем, однако первым шагом стал отказ от преференциальных связей с Москвой, которые когда-то служили основой обеспечения энергобезопасности континента. 

Однако рыночные законы не полностью работают в энергетике. Более того, как и в политике здесь действуют двойные стандарты. Примером является судьба Европейской энергетической хартии, которую европейцы навязывали почившему «Южному потоку», но не решились применить к собственно европейскому проекту – Трансадриатическому трубопроводу.

Накопившаяся взаимная неудовлетворенность Москвы и Брюсселя периодически выплескивается в публичное пространство. Одним из манифестов этого стала конференция Международного дискуссионного клуба «Валдай» по энергетическим связям России и ЕС, которая прошла в Берлине в начале недели. В конференции приняли участие министр энергетики России Александр Новак, глава «Газпрома» Алексей Миллер, а также ведущие российские эксперты в области энергетики. С немецкой стороны были руководители ведущих энергетических компаний, к которым присоединились руководители французской Total, голлано-британской Shell, а также итальянского банка Intesa, инвестирующего в энергетическую инфраструктуру.  

Если вкратце резюмировать обсуждения, то картина получается драматическая: россияне выражали неудовольствие односторонними шагами ЕС и угрожали переориентироваться на азиатский рынок. Со своей стороны, европейский бизнес кидал камни в огород не явившихся на форум европейских политиков, особенно представителей Еврокомиссии.

В итоге все согласились с тем, что смешивать политику с экономикой непродуктивно, особенно когда речь идет о судьбе стратегических отношений, созданных за четыре десятилетия.   

Однако у западных политиков сейчас в ходу именно эта установка – политика доминирует над экономикой. Поэтому, например, берлинский Валдай проигнорировали высокопоставленные представители еврокомиссии и федеральные немецкие политики. Большинство побоялось или не пожелало публично ассоциироваться с российской инициативой. Правда, вице-президент Еврокомиссии по энергосоюзу Марош Шефчович все же оказался в Берлине, чтобы встретиться после окончания конференции с Алексеем Миллером и Александром Новаком.

Берлинский «Валдай» напоминал другой немецкий форум – Мюнхенскую конференцию по безопасности, но в отличие от нее здесь обсуждали безопасность энергетическую. Есть параллели и между выступлением Владимира Путина в 2007 году со знаменитой «мюнхенской речью» и докладом Миллера, который призывал к диалогу и констатировал:

«Вы вынуждаете нас пересматривать европейский акцент и переориентироваться на Азию».

Министр Новак резюмировал еще более емко:

«Мы все понимаем в позиции наших партнеров. Но многого не понимаем».

Украинский кризис фундаментально изменил отношения России и ЕС. Во многом по политическим причинам Евросоюз выдвинул приоритет ограничения своей зависимости от российских ресурсов и взял курс на диверсификацию. В ответ «Газпром» заявил о прекращении стратегии поставки газа конечным потребителям в Европе. Это означает его выход из газораспределительных сетей и сокращение инвестиций в ЕС. «Газпром» также отходит от программы производства сжиженного природного газа в сторону строительства трубопроводов – в Китай и Турцию.

Безусловно, эти шаги вынужденные, поскольку политика ЕС по отходу от модели взаимозависимости фактически перекладывает ключевые риски – регуляторные, транзитные, риски создания мощностей в добыче и транспорте – на производителя. Именно это стало причиной прекращения проекта «Южный поток» - создав многочисленные юридические препятствия, Еврокомиссия и Европарламент не стали участвовать в их преодолении, переложив это бремя на «Газпром» и Россию.

Тем самым европейцы стремились побудить Россию отказаться от планов прекратить транзит газа через территорию Украины к 2019 году – в этом мотивы Брюсселя исключительно политические.

Хотя ЕС и сам не раз страдал от сбоев транзита газа через украинскую территорию, в его глазах сохранение этого транзита является политической гарантией будущего Украины.

Однако эти опасения напрасны. По словам Миллера, между «Газпромом» и «Нафтогазом Украины» полностью согласованы условия сотрудничества и нет недомолвок. Поэтому нет и угроз поставок газа на Украину - существует долгосрочной контракт до 2019 года, цена газа дается со скидкой, которая рассчитывается исходя из цены топлива для соседей, Киеву не выставляются штрафы «бери или плати». В общем, если и есть в этом политический умысел, то состоит он в содействии украинскому правительству, а не в его коллапсе.

При этом «Газпром» твердо предупреждает, что транзит газа в ЕС через Украину прекратится вместе с истечением действующего контракта в 2019 году. Построенный к этому моменту «Турецкий поток» закроет 80% потребления газа в Южной Европе – от Турции до Венгрии. Однако, чтобы это произошло, Еврокомиссия должна пройти свою половину пути и санкционировать или самостоятельно построить газотранспортные сети от турецко-греческой границы.  

Главным проигравшим в этой ситуации остается Украина, тогда как больше всех радоваться есть повод у Турции. Турецкий эксперт на берлинском Валдае не скрывал оптимизма и назвал «Турецкий поток» «win-win-win opportunity» для ЕС, России и Турции.

Примечательно, что руководители европейских энергетических кампаний в один голос критиковали Еврокомиссию. Главы Shell, Total, E.ON признали, что вынуждены подчиняться режиму санкций, но находят способы легально работать вне них и не накладывают на себя «само-санкции». Глава E.ON Христофер Дельбрюк прямо выступил против политики Еврокомиссии по диверсификации и отказу от российского газа. По его словам, Европе для развития необходимы долгосрочные газовые контакты и дешевый трубопроводный газ, а не дорогой СПГ. Это кажется довольно очевидным, но по всей видимости, не для Еврокомиссии.

Наблюдатели отметили важное обстоятельство – несмотря на постоянную борьбу с российским газом в Европе, его доля в энергобалансе ЕС постоянно растет.

Дело в том, что «восточная политика» Германии 40 лет назад положившая начало энергетическому сотрудничеству с Россией основывалась на адекватной оценке европейских потребностей и источников их удовлетворения. В конкуренции между российским трубопроводным газом и СПГ из других концов мира в конечном счете победителем выйдет тот, кто предложит лучшую цену. Это хорошо усвоили жители Литвы, не так давно начавшие платить за газ на 7-10% больше, отойдя от использования российского газа и перейдя на СПГ.  

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Реалистический подход»

15 октября 2014 | 19:37

Крым и Севастополь как ежедневный референдум

Обретение Крыма - это не «конец истории», а начало сложного процесса интеграции не территории, а в первую очередь, населения полуострова. Будут успехи на этом направлении - легче будет утверждать свои позиции на переговорах с западными партнерами.

25 марта 2015 | 14:44

Почему не будет новой «холодной войны»

Определяющим отличием нынешней ситуации от конфликта, ставшего центральным в международных отношениях второй половины XX века, является кардинально другой характер межличностного взаимодействия. И именно поэтому мы не можем называть сегодняшнее состояние отношений «холодной войной».

6 ноября 2014 | 16:57

На Украине нет «партии мира» и «партии войны»

В средствах массовой информации и в экспертной среде распространилось представление, что на  Украине представлено два типа политических сил – «партия войны» и «партия мира». Это укоренившееся представление ошибочно и может привести к выработке неправильной внешнеполитической стратегии России. «Партии мира» не существует, как не существует и «партии войны».

20 января 2016 | 12:21

Краткосрочные перспективы Минского процесса

Попытки заставить перейти к выполнению всего комплекса мер по урегулированию (а не его удобных частей) формируют у Киева или Донецка и Луганска негативное восприятие всего Минского процесса. Так что особых успехов и прорывов в урегулировании конфликта на Донбассе в краткосрочной перспективе ожидать не стоит.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
6 декабря 2014 | 14:33
5 декабря 2014 | 17:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова