Андрей Сушенцов
Андрей Цыганков
Артем Соколов
Нынешние американские выборы заставляют кандидатов уделять особое внимание своей внешнеполитической программе. Дональд Трамп и Хиллари Клинтон уверяют своих избиратаелей, что знают как укрепить позиции США на мировой арене. Среди главных проблем, волнующих здесь кандидатов, заметно выделяется Россия, от позиции которой во многом зависит вся конфигурация евразийской политики.
ПРЕМИУМ
29 августа 2016 | 18:28

Российский вопрос в ходе президентских выборов в США

Проходящая в США предвыборная гонка привлекает особое внимание прессы и избирателей к внешнеполитическим программам кандидатов. Трамп и Клинтон обещают своим сторонникам укрепить лидирующее положение США в мире, однако предлагают для этого разные рецепты. Незадачливые европейские союзники, реваншистская Россия и укрепляющийся Китай – эти темы составляют костяк внешнеполитической платформы обоих кандидатов.

Тема России звучит на нынешних американских выборах особенно часто. «Рука Москвы» и «русские хакеры» едва ли не вернули в общественно-политическое поле США дух маккартизма и «охоты на ведьм». Обвинения Трампа в связях с президентом России Владимиром Путиным оказались неожиданно громкими, несмотря на их очевидную абсурдность.

Впрочем, повышенное внимание к России может быть и следствием элементарного удобства в использовании её в качестве «пугала» для избирателя. По мнению эксперта агентства «Внешняя политика» Андрея Цыганкова:

«Избирателям легче понимать смысл лозунгов, если ясно, против кого они направлены. В этом отношении Россия – очень удобная мишень. Выбирают её, а не Китай. Хоть Россия – более демократическая страна, чем КНР, но выбирают именно её, потому что у России очень слабые лоббистские структуры в США. Её можно безболезненно атаковать внутри США, не получая отпор. В отличие от Китая, с Россией нет достаточной экономической взаимозависимости».

Еще одна причина популярности «российской» темы кроется во внутренних американских проблемах. Руководитель агентства «Внешняя политика» Андрей Сушенцов замечает:

«Гипертрофированное внимание к России в контексте выборов – следствие редкой для США неуверенности в себе. Связано оно не с реальным или мнимым вмешательством Москвы во внутреннюю политику США. Оно вызвано непониманием американским политическим истеблишментом причин популярности протестных настроений и готовности людей голосовать за Трампа. США переживают самый глубокий раскол общества за последние десятилетия. Демократы не понимают и отвергают сторонников Трампа, считая их ненормальными – расистами, сексистами, гомофобами, «быдлом». Поддерживать Трампа в США стало социально порицаемо среди элиты и образованных кругов».

Повышенное внимание к России можно объяснить и логикой американского внешнеполитического планирования в Евразии. Китай и Иран давно рассматривались американским правительством в качестве соперников и противников на континенте, однако угроза потенциального военно-политического союза одной из этих стран с Москвой дает Вашингтону серьезный повод для беспокойства. В этом смысле Россия рассматривается как сила, позиция которой будет в значительной степени определять политическую конфигурацию региона.

Если посмотреть на сами программы кандидатов на президентский пост в США, то подход к России в них значительно различается.

Команда Хиллари Клинтон придерживается традиционной стратегией геополитического плюрализма на постсоветском пространстве. Её цель – ограничивать возможный рост России, ограничивать её влияние на Украину, Грузию и ключевые государства Центральной Азии. Фактически, речь идет о сохранении текущей политики при возможном ужесточении риторики и введении новых санкций против России. НАТО будет продолжать своё расширение, а элементы системы ПРО выстраиваться вдоль российских границ.

Критическая позиция Клинтон по отношению к Москве разделяется значительной частью американского истэблишмента. Они уверенны, что бессмысленно надеяться на позитивные подвижки при сохранении в России действующего руководства. Максимум, на который может пойти американская дипломатия, это ограниченное сотрудничество c России по вопросам общих интересов.

В отличие от демократов, Дональд Трамп предлагает более прагматичный подход. В его представлении международный терроризм представляет гораздо бóльшую угрозу для безопасности Америки, чем Россия, поэтому с Москвой можно и нужно договариваться. Анализируя внешнеполитический аспект предвыборной программы Трампа, Андрей Цыганков определяет следующую иерархию его целей:  

«Во-первых, он выступает за «удешевление» роли союзников в американской внешней политике, потому что союзники довольно дорого обходятся Америке. Норму военных расходов НАТО в 2% ВВП обеспечивают всего несколько государств-членов Альянса, а остальной бюджет НАТО наполняют США. Во-вторых, Трамп настаивает, что НАТО должно сосредоточиться на борьбе с терроризмом. В-третьих, Россия должна рассматриваться как ключевой союзник в борьбе с терроризмом, а не противник. В-четвертых, придётся идти на размены и компромиссы, договариваясь с такими странами как Россия. Он несколько раз намекал на отмену санкций и даже на возможность признания Крыма в составе России».

Нельзя сказать, что позиция Трампа находит повсеместное понимание у американского политического истэблишмента (хотя и нельзя сказать, что здесь у него нет влиятельных сторонников). Однако его тезисы могут быть по достоинству оценены простыми американцами, которые с поддерживают требования Трампа к европейским партнерам «платить по счетам».

Рассматривая предвыборные программы кандидатов важно не абсолютизировать их буквальное значение. Логика электоральной гонки и государственной политики довольно часто вступают в противоречие в пользу первой.

Несмотря на все резкие заявления Трампа, нет никакой уверенности, что в случае победы он будет следовать в их духе. В оппозиции к нему находится значительная часть американской элиты, что сильно затруднит реализацию его предвыборной программы. Не стоит забывать и об импульсивном характере миллиардера, который может с видимой легкостью пойти на решения, от которых он отказывался раньше, под влиянием резко изменившихся обстоятельств.

Не должен излишне настораживать и критический настрой Клинтон. И хотя новой «перезагрузки» ожидать не стоит, её команда определенно предпримет попытку скорректировать отношения с Россией на своих условиях. Если они будут соотноситься с ожиданиями Москвы, то нельзя исключать определенной нормализации отношений, в первую очередь в тех сферах, где Россия и США демонстрируют способность договариваться между собой.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

13 марта 2017 | 08:53

Аналитики Центра Карнеги о новом курсе США в отношении России

В феврале 2017 г. Вашингтонский офис Центра Карнеги за международный мир выпустил исследование об отношениях России и США, озаглавленное «Иллюзии и реальность. Двадцать пять лет американской политике в отношении России, Украины и Евразии». В докладе анализируется история российско-американских отношений за последние четверть века, дается прогноз их развития в кратко- и среднесрочной перспективе.

20 октября 2015 | 12:44

Как спасать Приднестровье? Экономическая блокада республики и российские интересы

Приднестровье является не просто региональным оплотом РФ — там живут сотни тысяч российских граждан. По сути, непризнанная республика стала тем самым слабым местом России, на которое могут давить ее недоброжелатели. Не только для того, чтобы вытеснить ее из северо-западного Причерноморья и нанести Кремлю имиджевый или экономический ущерб, но также для того, чтобы вынудить Россию на ответные агрессивные шаги. Москве необходимо спасать Приднестровье, но пока непонятно, как это сделать.

9 января 2017 | 16:39

Дайджест внешней политики США (23 декабря – 5 января)

Решение Администрации Обамы не блокировать «антиизраильскую» резолюцию СБ ООН вызвало в Вашингтоне волну недовольства, направленную в адрес Белого Дома и самой ООН. Предпринятый администрацией Обамы комплекс карательных мер в адрес России вызвал в США смешанную реакцию. С официальным открытием новой сессии Конгресса демократическое меньшинство в обеих палатах начало строить планы по противодействию республиканцам.

17 сентября 2014 | 10:34

Закон о статусе Донбасса не содержит компромиссов

Порошенко лишний раз продемонстрировал непризнание субъектности ЛНР и ДНР, а также свою неготовность к настоящим компромиссам. Вместо компромиссного решения о статусе отдельных районов Донбасса, о формировании экономических и политических условий примирения сторон, в Киеве приняли закон, частично повторяющий уже имеющиеся нормы и частично содержащий в себе дискриминационные по отношению к другой стороне конфликта механизмы.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова