Татьяна Тюкаева
Обострение между КСА и Ираном означает, что прокси-войны двух стран могут стать все менее опосредованными. В условиях внутренней слабости и недостаточно твердых позиций в арабском мире обострение может обернуться для Саудовской Аравии неблагоприятным образом.
ПРЕМИУМ
8 января 2016 | 09:14

Саудовская Аравия стремится помешать изменению баланса сил на Ближнем Востоке

В первые дни января 2016 года на Ближнем Востоке произошло очередное обострение в отношениях между традиционными соперниками в регионе – Саудовской Аравией и Ираном. Нынешнее обострение является частью масштабного процесса ревизии статус-кво на Ближнем Востоке, участниками которого являются как региональные державы (Саудовская Аравия, Иран, Турция, Катар), так и мировые (США и Россия).

Почему именно сейчас Эр-Рияд пошел на прямое обострение? Складывающийся баланс сил в регионе в последний год был все менее благоприятным для Саудовской Аравии: после успеха ядерной сделки главная угроза безопасности КСА в лице Ирана выходит из политической и экономической изоляции и все заметней усиливает свои позиции на Ближнем Востоке. На этом фоне США – главный гарант безопасности Саудовской Аравии – не только нормализует отношения с Ираном, но все больше стремится максимально сократить свою вовлеченность в региональные дела. Параллельно с этим свои позиции на Ближнем Востоке укрепляет Россия, которая выступает на стороне противников КСА и пришла в регион с таким мощным оружием, которого здесь не имеет ни одна сила.

Еще одним важным фактором является внутренняя напряженность внутри властных кругов Королевства, а именно – борьба различных кланов семьи Аль Сауд за власть в связи со сменой властвующего поколения: от сыновей короля-основателя – к внукам.

Также усугубляет ситуацию для Эр-Рияда своевольная политика суннитского Катара и амбициозные действия также суннитской Турции, которые подрывают лидерство Саудовской Аравии в суннитском мире в борьбе с «врагами-шиитами»: выясняется что некоторые сунниты не разделяют целей Эр-Рияда. И это не говоря о суннитском ИГИЛ и ряде суннитских террористических группировок, как «Джабхат Нусра» и «Ахрар Аш-Шам», с которыми саудовцы, якобы, борются. В своем последнем рывке утвердить лидерство Эр-Рияд провозгласил объединение всех мусульман для борьбы с терроризмом под эгидой Мусульманской Антитеррористической коалиции в составе более 30 государств. С учетом того, что Иран провозглашен фактически террористическим государством – борьба с шиитской Исламской Республикой вписывается в эту программу.

Между тем говорить об успехе объединительных усилий Эр-Рияда пока сложно. Так, ряд стран, заявленных в списке участников саудовской коалиции, подчеркнули, что не давали согласия на присоединение к проекту. Большинство арабских государств предпочли не вмешиваться в текущее саудовско-иранское обострение включая даже некоторые страны Залива. Багдад, о восстановлении отношений с которым еще совсем недавно говорили в Эр-Рияде, встал на сторону Ирана и осудил саудовские власти. Примечательна позиция Пакистана, который считается одним из главных военных партнеров Саудовской Аравии и реципиентом ее обильного финансирования. Исламабад, несмотря на все свои обещания содействовать и заявления о дипломатической поддержке, так и не принял участия в саудовской военной операции в Йемене, а в текущем обострении занял нейтральную позицию и предложил свои услуги посредничества в урегулировании Тегерану и Эр-Рияду.

Саудовская Аравия пошла на эскалацию конфликта с Ираном, однако последствия могут обернуться против нее же не только в регионе, но и внутри страны.

Как скажется нынешнее обострение на региональных кризисах и на балансе сил? Очевидно, что все текущие конфликты в регионе, которые Саудовская Аравия связывает с Ираном (в Сирии, Йемене и внутриполитический в Ираке), получат дополнительные препятствия для урегулирования. Сирийская оппозиция уже выступила с призывом ко всем арабским странам разорвать отношения с Ираном и выдвинула дополнительные условия для участия в мирной конференции, намеченной на 25 января в Женеве. Также следует ожидать новой волны шиитских протестов в регионе Залива и ожесточения боевых действий в районах кризисов – в Йемене и Сирии. С точки зрения регионального баланса сил, текущим саудовско-иранским обострением не преминет воспользоваться Анкара, которая уже заявила о своем желании выступить посредником между Эр-Риядом и Тегераном. Турция, явно - пока - заинтересованная в сотрудничестве с Саудовской Аравией по сирийскому досье, опасается роста мощи Ирана, но не может позволить себе разругаться еще и с ним.

Нынешнее обострение между Саудовской Аравией и Ираном позволяет предположить, что «опосредованные войны» двух стран могут стать все менее опосредованными. В условиях внутренней слабости и недостаточно твердых позиций в арабском и мусульманском мире обострение может обернуться для Саудовской Аравии самым неблагоприятным образом.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Стратегический обзор»

4 января 2018 | 17:43

Борьба с неопределенностью будущего: задачи на 2018 год

Главной задачей прогнозирования является борьба с неопределенностью будущего. В международных отношениях ключевыми являются две неопределенности – неизвестность мотивов действующих лиц в кризисе и вероятность спонтанных событий высокой значимости. Необходимость поиска эффективных механизмов прогнозирования очевидна. Это не только важная теоретическая задача, но и востребованное практикой решение.

16 апреля 2014 | 13:31

Перспективы деэскалации ситуации на Украине

Россия пытается найти компромисс с Западом по украинскому вопросу. Однако сделать это непросто - компромисс возможен при условии учета Западом интересов Москвы.

24 июня 2016 | 21:00

Возможные последствия выхода Великобритании из ЕС для Европы и России

Нарушение европейского статус-кво может иметь глубокие негативные последствия и поставит на повестку дня вопросы, на которые никто не готов отвечать. Как исторический пессимист Россия не ищет лучшего возможного выхода из ситуации, а стремится не допустить наихудшего для себя развития событий.

31 декабря 2014 | 06:00

Главные события и тенденции 2014 года: аналитический обзор

2014 год показал, что грань между конфронтацией и сотрудничеством исчезающе мала. Пример отношений России и Украины это подтверждает, так же как и продолжающееся взаимодействие между Россией и США по ближневосточному вопросу, ядерной проблеме Ирана и Северной Корее.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова