Геворг Мирзаян
Возможно, ероинтеграторы надеются на время - пока будут идти переговоры, сербы внутренне смирятся с тем, что Косово стало независимой территорией. Поэтому Брюссель и Белград, во-первых, будут максимально оттягивать косовскую дилемму - она должна возникнуть уже как последний или предпоследний шаг перед вступлением страны в ЕС.
ПРЕМИУМ
26 апреля 2016 | 22:00

Сербия продолжает многовекторный политический курс

Досрочные парламентские выборы в Сербии выиграли сторонники евроинтеграции. А значит Белград продолжит нынешний политический курс, направленный на вхождение в ЕС, сдачу Косова и сохранение теплых отношений с Москвой.

Победителями, как и ожидалось, стал блок  премьер-министра Александра Вучича под громким названием «Александр Вучич - Сербия побеждает». Сгруппировавшиеся вокруг Прогрессистской партии силы набрали в совокупности порядка половины голосов. На втором месте оказались социалисты под руководством министра иностранных дел Ивицы Дачича. За их блок «Социалистическая партия - Единая Сербия» проголосовали около 13% пришедших на участки избиратели. Третье место заняла Радикальная партия недавно оправданного Гаагским трибуналом  Воислава Шешеля - у него примерно 7-8% голосов.

Во власть радикалы, понятно, не войдут - Вучич и Дачич, скорее всего, образуют правящую коалицию. А это означает, что Сербия продолжит нынешний многовекторный политический курс.

С одной стороны, он предполагает безусловную линию на вступление в Евросоюз - и Вучич, и Дачич являются апологетами евроинтеграции.

Еще одним элементом  курса станет линия на максимальное ассоциирование с НАТО - то есть отказ от формального вхождения в Альянс при самом высоком и близком уровне сотрудничества.

Да, некоторые эксперты уверяют, что вступление в НАТО является де-факто необходимым условием для вступления в ЕС, однако сербы по понятным причинам не готовы к вхождению в организацию, которая в 90-е годы несколько раз вела против них войну и оказала прямое содействие в деле развала Югославии. Судя по всему, это сближение будет проводиться постепенно - сама необходимость досрочных выборов возникла после того, как население Сербии вышло на улицы из-за ратификации очередного соглашения с Альянсом.

А Косово?

Безусловно, в будущем Вучича и Дачича ожидают еще более серьезные протесты - и дело даже не только в мерах по сокращению бюджетных расходов, которые им придется принимать в рамках соглашения с МВФ. В какой-то момент сербской власти придется решить что делать с Косово. Сейчас евроинтеграторы, сдавшие ради вхождения в ЕС своего президента и своих генералов, продолжают утверждать что Косово является неотъемлемой частью Сербии. Однако для вхождения в ЕС Белграду придется признать независимый статус края - ни о каких «особых условиях» в этом вопросе, связанных с формой суверенитета,  не будет и речи.

Возможно, ероинтеграторы надеются на время - пока будут идти переговоры, сербы внутренне смирятся с тем, что Косово стало независимой территорией.

Поэтому Брюссель и Белград, во-первых, будут максимально оттягивать косовскую дилемму - она должна возникнуть уже как последний или предпоследний шаг перед вступлением страны в ЕС. Если к этому времени настроение общества изменится, то будет проведен референдум, если нет - то будет решение на уровне исполнительной власти (по примеру Черногории, где недавно глава государства решил идти в НАТО вопреки мнению населения).

В этой ситуации Белграду придется отказаться не только от претензий на Косово, но и от поддержки сербов в регионе вокруг Косовской Митровице. Проживающие компактно на севере края и имеющие границу с Сербией, эти сербы отказываются подчиняться Приштине и являются на сегодняшний день, пожалуй, самыми яркими носителями сербского национального духа. Однако если Белград установит реальный пограничный контроль и перестанет нелегально снабжать их всем необходимым (от продуктов питания до электричества), то жителям этого региона будет очень непросто сохранять свою независимость.

Московские фавориты

Наконец, третьим элементом многовекторной политики станет попытка Белграда одновременно выстраивать партнерские отношения с Москвой. Нынешней Сербии нужна нынешняя Россия не только по экономическим причинам (сербские компании активно работают на российском рынке, экспортируя туда, в частности, продукты питания) но и в политическом. Вучич и Дачич давно смекнули, что в ЕС опасаются усиления позиций России в Восточной Европе, а Россия рассматривает Сербию как свой плацдарм в регионе, поэтому сербы вполне могут торговать отношениями как с Брюсселем, так и с Москвой. Евросоюз будет опасаться чрезмерного сближения между Сербией и Россией, а потому станет более терпимым и благосклонным к сербскому руководству, возможно даже выделит какое-то дополнительное финансирование или ускорит процедуру вхождения Сербии в ЕС.

На переговорах с российскими властями же Дачич будет вспоминать о «российско-сербском братстве» и намекать на готовность интенсифицировать политическое партнерство в обмен на определенные инвестиции.

Между тем, прохождение в парламент Воислава Шешеля несколько усложнит премьеру его игру. И дело даже не в том, что теперь оппозиция получила в Скупщине яркого оратора, и даже не в том, что Шешель пользуется большой поддержкой населения (8 процентов избирателей - это примерно уровень Владимира Жириновского в России). А в том, что Россия традиционно не любит ставить на многовекторных политиков. До недавнего времени у нее на сербском поле была безвыходная ситуация - в стране отсутствовала оформившаяся антиевропейская оппозиция, а президент Томислав Николич был лишь условно пророссийским и мало что решал. Сейчас же появился абсолютно пророссийский Воислав Шешель. Да, всего с 8 процентами голосов, однако он понятный и приятный для Москвы партнер. И не исключено, что теперь Александру Вучичу придется побороться за внимание и поддержку со стороны России. 

 

Впервые опубликовано на сайте журнала "Эксперт"

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Реалистический подход»

8 июня 2016 | 20:00

Прагматика и ценности в голосовании Бундестага по резолюции о геноциде в Османской империи

Скорее всего, и июньская резолюция германского Бундестага не станет революционным прорывом. Тем не менее, само ее принятие показывает, что спор между прагматической и ценностной линией при формировании внешней политики сохраняет свою актуальность, особенно в контексте политики ЕС, включая и закавказское направление. Можно по-разному к этому относиться, однако понимать данные реалии и уметь с ними работать крайне важно.

1 марта 2016 | 19:26

Прагматизм внешней политики Азербайджана и "политика качелей"

Визит азербайджанского президента в Исламскую республику Иран стал знаковым политическим событием. Алиев и Роухани провели первые двусторонние переговоры на высшем уровне после снятия антииранских санкций и достижения компромисса между Ираном и Западом. Переговорная повестка дня была весьма насыщенной. Однако значение прошедшего визита не ограничивается одним лишь официальным дипломатическим форматом.

14 мая 2018 | 19:32

Проблемы и перспективы формирования российского лобби в США

Из американских СМИ складывается впечатление, что нет страны влиятельнее России. Союз российских хакеров и троллей стал настоящим кошмаром для Америки, породив глубокую паранойю. Однако российское влияние в США – миф, а российского лобби не существует. Об этом говорят хотя бы спазматические попытки российских бизнесменов стучаться во все двери в Вашингтоне перед угрозой попасть под санкции.

1 февраля 2016 | 19:00

Иран выходит из-под санкций: перспективы нефтяного рынка

В ходе приуроченного к отмене санкций визита президента Ирана в Европу складывалось впечатление, что европейцы и персы наконец нашли друг друга. В общем-то этому роману мало что может помешать, так что теперь наши компании столкнутся на иранском рынке с конкуренцией куда более острой, чем прежде.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
17 декабря 2014 | 20:00
5 декабря 2014 | 17:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова