Иван Константинов
США все еще рассчитывают на благоприятный исход в Ираке. Основные усилия будут брошены на обеспечение безопасности Иракского Курдистана как возможного источника стабилизации ситуации и единственной силы, способной реально бороться с Исламским государством.
ПРЕМИУМ
28 августа 2014 | 17:23

США опираются на Курдистан в борьбе с "Исламским государством" в Ираке

События последних месяцев в Ираке – наступление Исламского государства (ИГ) на севере страны – потребовали от США и международного сообщества решительных действий. Администрация Барака Обамы исходила из необходимости выработать ответ на усиление террористов, который исключал бы прямое вмешательство американцев в военный конфликт.

В августе начала реализовываться тактика точечных авиаударов по северным территориям Ирака. Решение Барака Обамы нашло одобрение у европейских партнеров США: 12 августа на пресс-конференции в Берлине министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен по итогам переговоров со своим британским коллегой Майклом Фэллоном отметила, что «они оба признают адекватность и своевременность воздушных ударов США по позициям джихадистов из Исламского государства». 

Иракский вопрос для США имеет принципиальное отличие от Ливии и Сирии, где, по общему мнению, были допущены серьезные ошибки. Авиаудары коалиции по Ливии при поддержке боевых отрядов, действовавших на территории страны, помогли уничтожить режим Муаммара Каддафи. Однако наличие в рядах вооруженной оппозиции большого числа радикальных исламистов и наемников в сочетании с вакуумом центральной власти, привели к фактическому распаду Ливии на отдельные территории и города, а также росту экстремизма по всему Ближнему Востоку и Северной Африке. Многие участники боевых действий в Ливии продолжили финансово выгодную «священную войну» на территории Сирии. 

В Сирии, по мнению заинтересованных в свержении Башара Асада, Обама проявил слабость и нерешительность, не смог принять своевременные шаги по нанесению авиаударов, оказанию открытой военной поддержки вооруженной оппозиции и сплочению мирового сообщества для победы над правительственными войсками. По мнению критиков, именно на администрации Обамы лежит вина за рост радикального исламизма и возвышение Исламского государства в регионе.

В Ираке США получают возможность доказать, что все еще контролируют регион. При этом данная ситуация выгодно отличается от Ливии и Сирии наличием союзников среди местного руководства, как иракского, так и курдского. Администрация Обамы могла бы рассматривать следующий сценарий: американские авиаудары ослабляют боевиков ИГ, а курдские отряды Пешмерга и правительственные войска окончательно вытесняют их с территории Ирака. Дальнейшей стабилизации обстановки при таком сценарии должны способствовать отстранение от власти наделавшего множество ошибок Нури аль-Малики и избрание нового более гибкого премьер-министра Хайдера аль-Абади, которого поддержал ЕС по итогам экстренного заседания Совета по иностранным делам 15 августа. Обама в своих последних выступлениях и в интервью «Нью-Йорк Таймс» также отводил ключевую роль формированию инклюзивного правительства в Ираке и отмечал, что урегулирование ситуации в стране – дело рук самих иракцев. Таким образом, американский президент подтвердил, что США не заинтересованы в проведении очередной военной операции и наведении порядка своими силами.

Однако реализации выгодного Обаме сценария препятствуют два фактора – разобщенность иракского общества и само Исламское государство, серьезно укрепившее свои позиции в Ираке и сохраняющее возможность переброски войск в Сирию.

В Белом Доме понимают сложность сложившейся ситуации. Обама в официальном заявлении по Ираку подчеркнул: «Я не думаю, что нам удастся решить эту проблему за несколько недель». В таком случае администрация Обамы оставляет за собой возможность реализации некоего плана «Б». Так, американцы могли бы опереться на одну из политических сил в Ираке для обеспечения стабильности и лояльности США на подконтрольной ей территории. На данном этапе американцы могут сделать ставку на курдов.

Именно угроза безопасности Иракского Курдистана и захвата столицы курдов – Ирбила, заставила США перейти к реализации тактики авиаударов. По мнению некоторых западных аналитиков в Ираке у Обамы была своя «красная черта». Ее пересечением и было вторжение на территории, подконтрольные курдам.

Важность Иракского Курдистана и Эрбиля для американцев очевидна. За десять лет с момента вторжения коалиционных войск в Ирак курдам удалось воспользоваться своей автономией и создать успешно функционирующее монолитное территориальное образование со своей экономикой и мощными, исторически закаленными вооруженными силами. При этом лояльность режима Масуда Барзани Вашингтону также не вызывает сомнений: своим развитием внутри Ирака, налаживанием экономических и политических отношений с Турцией, укреплением безопасности курды во многом обязаны США.

В интервью «Нью-Йорк Таймс» Обама отметил: «я действительно считаю, что курды использовали то время, которое они получили благодаря нашим солдатам в Ираке... курдский регион функционирует так, как мы бы этого хотели». По мнению Обамы, обеспечение безопасности на территории, подконтрольной курдам - одна из главных задач США. При этом защита Курдистана представляется гораздо более легкой задачей, чем обеспечение безопасности всей территории Ирака, и потребует от США гораздо меньшей вовлеченности, что соответствует интересам президента Обамы.

Наличие стабильного Иракского Курдистана, вооруженные силы которого сражаются с боевиками ИГ на фоне раскола иракского общества – наводит на выводы о возможном выходе курдской автономии из состава Ирака.

Однако региональная конъюнктура вряд ли позволит заинтересованным сторонам реализовать подобный сценарий.

С одной стороны, независимость была бы логичным итогом эволюции Курдистана за последние 10 лет. Курдскому руководству во главе с Барзани удалось достичь серьезных успехов на пути стабилизации общества и развития курдской экономики. Курдистан представляется наиболее монолитной, единой и гомогенной с точки зрения этнического состава и общественных интересов территорией Ирака. При этом в последние годы иракское правительство во главе с Нури аль-Малики все чаще нарушало свои обязательства перед Курдами. Представитель Курдского регионального правительства (КРГ) в Лондоне Баян Рахман отмечает, что правительство Малики применяло тактику контроля и притеснений. По ее словам, в рамках договоренностей, КРГ должно было ежегодно получать 17% национального бюджета, однако иракское правительство ни разу не выделяло более 11%, а с января 2014 года выплаты и вовсе прекратились, равно как и выплаты довольствия отрядам Пешмерга. Другим спорным вопросом остается принадлежность Киркука – богатого нефтяными ресурсами исторически курдского города, населенного курдами, но территориально расположенного за пределами автономии. 30 июня Масуд Барзани заявил о готовности провести референдум о статусе Киркука, который, по его словам, должен был состояться еще в 2007 году. Победа на референдуме, по мнению ряда экспертов может стать отправной точкой к установлению курдской независимости. Равносильно Киркук может стать и яблоком непримиримого раздора между правительством Ирака и руководством Курдистана.

В региональном контексте ключевыми игроками, способными повлиять на решение курдского вопроса, являются Турция и Иран. Еще несколько лет назад оба ключевых игрока выступали строго против независимости курдского образования, и этим во многом объяснялась компромиссная и практичная позиция правительства Барзани. Однако в последнее время наблюдаются изменения в линии Анкары в отношении иракских курдов.

Многие ближневосточные исследователи, в том числе и турецкие, отмечают, что Турция была бы не против появления независимого Курдистана. С 2009 года наблюдается активизация экономических отношений Турции с Иракским Курдистаном.

Турки активно инвестируют в развитие этого региона. При этом они заинтересованы в налаживании поставок курдской нефти. С политической точки зрения возможная поддержка претензий Иракского Курдистана на независимость также соответствует внутриполитическим и региональным интересам Турции. Руководство Курдистана, в случае выхода из состава Ирака, не станет обострять ситуацию и не будет стремиться к объединению с курдами Турции, Ирана и Сирии. Наоборот, давление Барзани способствовало «усмирению» турецких курдов и их готовности вести переговоры с турецким правительством. При этом отделение Курдистана будет способствовать ослаблению все еще во многом ориентирующегося на Иран Ирака. К тому же, как отмечают эксперты Европейского геополитического форума, в Анкаре в долгосрочной перспективе скорее предпочтут стабильный независимый Курдистан в качестве соседа, нежели Исламское государство.

Против создания независимого Курдистана также свидетельствует множество факторов. Есть сомнение, что международное сообщество в большинстве своем признает новое независимое государство. В этой связи последнее слово останется за США. Как представляется, американцы до последнего постараются придерживаться плана «А» и попытаются примирить иракское правительство во главе с новым более гибким премьером и курдов, чтобы заставить их совместными усилиями разрешить назревший политический кризис и катастрофу в сфере безопасности.

Несмотря на позитивные тенденции в турецко-курдских отношениях последних лет, официальная Анкара не рассматривает вопрос независимости Курдистана.

Подобный дискурс ведется скорее на экспертном уровне, при этом представители властных кругов предпочитают тактику доброжелательных намеков и кулуарных обещаний. При этом благоприятная позиция самого Эрдогана в любой момент может измениться: после избрания его президентом ему больше не нужно играть предвыборными обещаниями перед различными группами электората, в том числе курдами. Турецкий президент понимает, что, несмотря на все заверения Барзани и его давление на Рабочую партию Курдистана (РПК), отделение Иракского Курдистана от Ирака создаст нездоровый региональный прецедент и станет примером для более, чем 20 млн. курдов, проживающих на территории Турции.

События последних трех лет показывают, что воли крупных международных или региональных игроков не всегда достаточно, чтобы влиять и тем более контролировать процессы, происходящие на Ближнем Востоке.

Дальнейший раскол Ирака, в результате которого может произойти отделение Курдистана и создание независимого (возможно в течение долгого времени и непризнанного) государства представляется весьма вероятным. В этом случае мы станем свидетелями новой волны дестабилизации и хаоса на Ближнем Востоке и дальнейших изменений политической карты региона. Это может произойти в первую очередь потому, что у новых властей в Багдаде осталось крайне мало времени и политического ресурса, чтобы привлечь суннитов и курдов к переговорам и попытаться сплотить иракское общество. С другой стороны, в таких условиях вряд ли удастся в скором времени одолеть ИГ. В данной ситуации США все еще рассчитывают на благоприятный исход в Ираке, при этом основные усилия будут брошены на обеспечение безопасности Иракского Курдистана как возможного источника стабилизации ситуации и единственной силы, способной реально бороться с Исламским государством. При развитии подобного сценария нельзя исключать вероятность распространения американских авиаударов по позициям ИГ на территории Сирии.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «»

25 июля 2015 | 20:14

Новая роль Казахстана в Евразии

Политическая роль Казахстана в мире и даже регионе не дотягивает до роли экономического лидера. Именно поэтому казахстанские власти активно пиарят страну на внешней арене. Безусловно, одной из важнейших витрин страны является столица Астана. Выстроенный в степи город поражает пространством, высотными зданиями и, самое главное, чистотой (что редкость на постсоветском пространстве). Однако для того, чтобы иностранцы увидели Астану, их нужно туда заманить. 

9 октября 2014 | 00:24

Демократия по-ливийски: два конкурирующих парламента на фоне хаоса

Ливия сегодня нуждается в сильной центральной власти в лице группы стратегически мыслящих и авторитетных деятелей, которые – по примеру алжирских событий 1990-х гг. – смогут справиться с исламистской угрозой не путем тотальной борьбы со всеми группами исламистов, а посредством интеграции наименее радикальных элементов в процесс государственного управления, а также - объединить страну, воссоздав в определенном виде ту систему сдержек и противовесов, которая эффективно функционировала при Муаммаре Каддафи.

17 сентября 2014 | 11:00

Джеб Буш как вероятный кандидат республиканцев на выборах

Важные события разворачиваются в США в преддверии президентских выборов, которые состоятся в 2016 году. В стане Демократической партии никаких кардинальных изменений не произошло. Бывшая госсекретарь Хиллари Клинтон по-прежнему является главным фаворитом от партии на грядущих выборах. Однако у Республиканцев могут наметиться серьезные перестановки.

17 августа 2015 | 22:54

Истоки поведения России: природа российской мощи

Современное российское государство «сочетает в себе – функционально и территориально – важные черты демократии и авторитаризма». Оно может желать развития тесных и содержательных отношений с Западом, в частности с США, и при этом стремиться сохранить свое влияние, особенно на евразийском пространстве, в странах, непосредственно соседствующих с ним.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова