Андрей Сушенцов
После принятия Палатой представителей США законопроекта о санкциях против России, Ирана и КНДР исчезли надежды на нормализацию российско-американских отношений, но ушла и неопределённость. В отношения с США вернулась требуемая ясность, позволяющая планировать на будущее. Это ключевое условие для организованной внешнеполитической деятельности.
ПРЕМИУМ
27 июля 2017 | 13:33

Современное состояние российско-американских отношений

Во вторник нижняя палата Конгресса США подавляющим большинством голосов приняла законопроект о санкциях против России, Ирана и КНДР. Жёсткая реакция российских официальных лиц на результаты голосования закономерна и предсказуема. Глава комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачёв призвал подготовить «болезненную для американцев» реакцию, а заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков квалифицировал Вашингтон как «источник опасности».

Ряд российских экспертов также считает происходящее беспрецедентным. Иван Тимофеев пишет, что санкции «не оставляют возможностей для компромиссов» в российско-американских отношениях. Фёдор Лукьянов считает, что законодательное закрепление санкций делает взаимодействие России и США «едва ли не бессмысленным». Борис Межуев коротко констатирует: «Нас пытаются ломать».

Однако, на мой взгляд, между нашими странами не происходит ничего из ряда вон выходящего. В отношениях России и США бывали взлёты и падения. Сейчас очередной цикл падения – исторически не самый сильный.

Полагаю, что санкции не являются элементом долгосрочной стратегии США по сдерживанию и сокрушению России. Скорее, они следствие импульса, вспышки гнева части американского истеблишмента, ошибочно уверенного в будущем американской гегемонии.

Нынешняя антироссийская кампания в США совсем не похожа на периоды национального единения против внешней угрозы. Кампанию ведёт не Белый дом, который увлекает за собой Конгресс, прессу и общество. Всё выглядит наоборот – Конгресс волочит за собой сопротивляющийся Белый дом под улюлюканье прессы и безразличие общества. Единения в борьбе с внешним врагом – наподобие противостояния странам «оси зла» времён Дж. Буша-мл. – нет и в помине. Напротив, в Вашингтоне царит разброд и взаимная подозрительность. Общество же озабоченно совсем другими проблемами, с Россией никак не связанными. Хотя наблюдать по телевизору за искрением в Вашингтоне интересно.  

Нынешние санкции – результат не стратегии, а её отсутствия. Они стали продуктом самой масштабной дезорганизации внешнеполитического процесса в США за поколение. Президент Дональд Трамп упустил инициативу, допустил деморализацию среди советников и сторонников, антагонизировал прессу и оппонентов в Конгрессе. В результате он оказался парализован и почти нейтрализован.

Антироссийские санкции – прежде всего следствие внутриполитической борьбы в США. После победы Трампа его противники сделали ставку на импичмент президента, а в качестве повода взяли мнимый «сговор с русскими» (в арсенале также были уклонение от уплаты налогов, превышение полномочий и вызывающее обращение с женщинами).

За шесть месяцев развития скандала не были представлены сколько-нибудь убедительные доказательства связи Трампа с Москвой. Во всей антироссийской кампании – большая доля домыслов, паранойи, виртуальности. В какой-то момент эта информационная волна стала жить своей жизнью – и вот уже Россия, по словам главы ЦРУ Майка Помпео, вернулась на место ключевой угрозы безопасности США.

Эти оценки обнажают кризис здравого смысла и адекватных суждений на ключевых ответственных постах в США. Это касается не только вопроса о мнимом российском вмешательстве в выборы. Американская разведка с той же «высокой степенью вероятности» атрибутировала применение правительственными силами в Сирии химического оружия в апреле этого года. Скандал этой недели – мнимые поставки российского оружия движению «Талибан». В мае Россию обвиняли во взломе правительственных сайтов в Катаре, послужившем поводом для кризиса. Многие верят в постановочный характер этих эпизодов. Однако, имея представление о кадровом потенциале американских чиновников на ключевых позициях в сфере дипломатии и безопасности, можно сказать, что дело, скорее, в дилетантизме и паранойе. Кстати, недавно от Антарктиды откололась льдина размером с Латвию – наверняка дело рук России.

Нынешняя политика США по отношению к России ­­– это не стратегия, а действия на автопилоте. В американской практике часто применяется принцип «давайте потом посмотрим, что будет». Мы наблюдаем его применение в прямом эфире. В американской прессе нет дискуссии о международных последствиях принятия санкций. Говорят только о том, как сильно раздражены конгрессмены «вмешательством русских» и какой сомнительный проект «Северный поток-2». Последствиями пресса озаботится на следующей неделе.

Поможем американским товарищам оценить стратегические последствия нынешних шагов.

Во-первых, США вновь проявляют себя не лидером, а эгоистом, нарушающим интересы ближайших союзников. Штрафы в адрес немецких компаний давно начали входить в норму американской политики. Еврокомиссия не скрывает недовольства односторонними мерами США и будет реагировать на нарушение своих интересов.

Во-вторых, продолжится эрозия санкционного режима, вызванная отказом от изначального принципа – консенсуса США и стран ЕС. Вашингтон не только отказывается согласовывать с Брюсселем свои шаги, но и налагает на него болезненные ограничения. Для России могут открыться возможности в отношениях с ключевыми европейскими объектами американских санкций.  

В-третьих, США связали себе руки в отношениях с Россией. Действительно, непонятно, что теперь обсуждать, и как Вашингтон будет добиваться от Москвы сотрудничества по важным для него вопросам.

В-четвёртых, антагонизация России вынуждает её теснее сближаться с Китаем во всех сферах, включая безопасность. После совместных российско-китайских учений в Южно-Китайском и Балтийском морях нетрудно представить себе подобные учения во Флоридском проливе вблизи Кубы. Вряд ли это входит в долгосрочные интересы США.

Наконец, в США усилится политическая дезорганизация. В силу характера президент Трамп не оставит это на откуп Конгрессу – он будет искать возможность ответить. Последует новый виток внутриполитического кризиса в США, однако это уже не должно заботить Россию.

Дональд Трамп не смог выстроить эффективную оборону своих позиций во внутриполитической борьбе. Он утерял инициативу и проиграл оппонентам. Несмотря на хорошие личные отношения двух лидеров, фигура Трампа для двусторонних отношений России и США перестаёт быть существенной.

Поэтому в ответ на американские санкции последует российская реакция. Символически она должна быть значимой, однако содержательно не должна связывать руки и отталкивать от России потенциальных союзников в Европе и Азии – прежде всего Германию и Японию.

Победа Трампа создала в российско-американских отношениях неопределённость. Более вероятная победа Клинтон её не создавала – отношения были бы предсказуемо плохие с самого начала. Теперь исчезли надежды на нормализацию отношений, но ушла и неопределённость. В отношения с США вернулась требуемая ясность, позволяющая планировать на будущее. Для организованной внешнеполитической деятельности это ключевое условие.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 15-03-00728.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

26 декабря 2014 | 15:00

США не сдерживают Россию

Полагаю, что геополитическая доктрина Джорджа Фридмана так же упрощает международную реальность, как и идеи либерального американского мэйнстрима. Признание реальности существующего баланса сил, стремление к сохранению стабильности и опора на международное право — вот рецепт реалистической политики, который пока не дается США.

1 октября 2014 | 16:16

Результаты международной контртеррористической операции в Сирии

Расширенная с Ирака на Сирию контреррористическая кампания США на сегодня имеет лишь имиджевый эффект. При этом разрозненная и слабая сирийская оппозиция, которая должна была стать надежной и лояльной опорой выступающих за свержение Асада «Друзей Сирии», продолжая слабеть, частично оборачивается против своих спонсоров. Более того, очевидно, что борьба с ИГ и восстановление безопасности в стране является непременным условием для урегулирования политического кризиса. Однако в сегодняшних условиях сложно представить, какой-либо успешный исход этого урегулирования с учетом того, что непосредственно вовлеченные во внутрисирийский конфликт внешние силы не заинтересованы в политическом решении кризиса, так как преимущество – военное и политическое – явно на стороне Асада.

9 июня 2017 | 10:10

Дайджест внешней политики США (1-8 июня)

Выступление американского министра обороны на конференции «Шингри-Ла Диалог» было призвано изложить политику США в азиатско-тихоокеанском регионе. После сообщений о разрыве дипломатических отношений между Саудовской Аравией и Катаром Пентагон и Госдепартамент предпочли занять нейтральную позицию. Постпред США в ООН Никки Хейли приступила к выполнению данного конгрессменам обещания – давлению на Совет по правам человека.

7 сентября 2014 | 18:04

Возобновление саудовско-иранских контактов и стабильность на Ближнем Востоке

Наметившаяся с приходом Роухани нормализация отношений Ирана с США, хотя бы частично помогающих уравновесить саудовскую военную слабость против Исламской Республики, а также ирано-американские консультации о взаимодействии по противостоянию джихадистам в Ираке болезненно воспринимаются в Королевстве.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова