Иван Лошкарёв
Напряженность между партнерами по коалиции вызвана не только эмоциональной неприязнью между лидерами партий и неутихающим дележом министерских портфелей, но и разным видением политических приоритетов. Один из таких приоритетов – состав коалиции и расклад сил в правительстве. Часть партий в коалиции выступает за присоединение к проевропейскому большинству коммунистов. Таким образом, в молдавской политической системе может совсем исчезнуть идеологический баланс.
ПРЕМИУМ
20 января 2015 | 09:30

Сценарии формирования проевропейской коалиции в Молдавии

После парламентских выборов в Молдове 28 ноября 2014 года формирование правительственной коалиции затянулось. В прошлый раз, в 2010 году, проевропейское большинство договаривалось почти месяц, но теперь переговоры тянутся уже восьмую неделю. Напряженность между партнерами по коалиции вызвана не только эмоциональной неприязнью между лидерами партий и неутихающим дележом министерских портфелей, но и разным видением политических приоритетов. Один из таких приоритетов – состав коалиции и расклад сил в правительстве. Часть партий в коалиции выступает за присоединение к проевропейскому большинству коммунистов.

Таким образом, в молдавской политической системе может совсем исчезнуть идеологический баланс.

Партии проевропейской коалиции предыдущего созыва парламента совокупно получили 55 депутатских мандантов, а ранее располагали 59. Очевидно, сохранять коалицию в неизменном виде будет крайне сложно. С активной критикой партнеров по проевропейскому большинству выступила правоцентристская Либеральная партия Михая Гимпу. Либералы сочетают популистскую антикоррупционную риторику (например, идея о сокращении количества ведомств и государственных служащих) с требованием гарантировать для своего лидера пост главы государства в марте 2016 году, когда истекут полномочия действующего президента Николая Тимофти. Кроме того, Либеральная партия требует включить в свою квоту одно силовое ведомство и министерство транспорта. С учетом того, что фракция либералов в парламенте самая немногочисленная (13 человек), такие запросы не находят понимания у Демократической и Либерально-Демократической партий. В обоснование своих требований Гимпу выдвинул принцип равного распределения должностей, а не пропорционального. Таким образом, Либеральная партия открыто шантажирует партнеров по коалиции, ведь без участия либералов проевропейская коалиция может вообще не состояться или включит в свой состав Партию коммунистов. Оба варианта развития событий негативно скажутся, прежде всего, на либерал-демократах.

Либерально-демократическая и Демократическая партии продолжают переговоры с либералами, но не скрывают контактов с коммунистами. 13 января прошли консультации трех партий, договорившихся поддерживать контакты. Коммунисты во главе с Владимиром Ворониным на фоне резкого падения популярности пытаются показать себя конструктивной силой, стремятся примирить сторонников европейской и евразийской интеграции. После отказа Воронина весной 2014 года сотрудничать с российским руководством дальнейшее падение рейтингов коммунистов неизбежно. Поэтому Воронин пытается найти новую политическую нишу (вместо «главной пророссийской силы») и одновременно не допустить роспуска парламента. При этом, две партии коалиции по-разному видят итоги консультаций с ПРКМ: демократы склонны к созданию широкой коалиции, а либерал-демократы видят в консультациях лишь способ склонить Гимпу к уступкам. Более того, лидер либерал-демократов Владимир Филат выдвинул идею создания правительства без коалиции, что сохраняет возможность компромисса с либералами:

«Мы с ПКРМ не можем создать ни коалицию, ни альянс. Мы просто будем солидарно голосовать в парламенте, когда речь будет идти об интересах государства».

За партийными разногласиями отчетливо видны противоречия основных молдавских олигархов. Главный спонсор демократов Владимир Плахотнюк заинтересован в хаотизации управления в стране: пока курс на европейскую интеграцию давал ему такую возможность, демократы шли на уступки партнерам по коалиции.  Для сохранения своего влияния над ситуацией Плахотнюк стремится контролировать силовые ведомства, в том числе намерен добавить МВД в квоту демократов. Однако такое усиление Плахотнюка не устраивает самого богатого молдаванина Габриэля Стати, стоящего за либералами. В свою очередь, бывший премьер Владимир Филат вовлечен в бизнес в Румынии, что делает процессы ассоциации с ЕС его личным интересом. Во всех этих противоречиях коммунисты видят возможность восстановить влияние Олега Воронина, спонсора партии и сына лидера ПКРМ.

Развитие событий может пойти по 4 сценариям:

1) проевропейские партии договариваются, Михай Гимпу идет на уступки;

2) ДПМ и ЛДПМ создают с коммунистами ситуативное большинство («миноритарная коалиция»), что позволит выставить либералов в невыгодном свете;

3) ДПМ и ЛДПМ вступают с коммунистами в полноценную коалицию и пропорционально распределяют портфели;

4) стороны обостряют конфронтацию и тем самым демонстрируют, что сформировать правительство невозможно, что является основанием для роспуска текущего созыва парламента.

В случае реализации первого сценария политическая ситуация в стране не изменится: Юрий Лянке от ЛДПМ получит пост премьер-министра, ДПМ выдвинет однопартийца в спикеры парламента (Игорь Корман или Мариан Лупу). Воплотить в жизнь наиболее спокойный вариант развития событий мешают неприязненные отношения между лидерами партий и олигархические противоречия.

Второй и третий сценарий наиболее благоприятны для коммунистов и в целом – для стабильности политической системы. Правящая коалиция (миноритарная или обычная) получит 63 голоса в парламенте и сможет спокойно избрать президента в 2016 году. В благодарность за сотрудничество коммунисты получат квоту на должности руководителей ЦИКа, Счетной палаты и Координационного Совета по телевидению и радио. Парадоксально, но такой сценарий устраивает и либералов, которые не упустят возможности обвинить партнеров по коалиции в предательстве и идеологической неразборчивости, а также переложат ответственность за ухудшающуюся социально-экономическую ситуацию на новую коалицию.

Последний сценарий не выгоден коммунистам и либералам. Внутри ПКРМ зреет раскол, далеко не все члены партии разделяют настрой Владимира Воронина на сотрудничество с проевропейскими политическими силами, многих не устраивают итоги парламентских выборов, ведь фракция коммунистов уменьшилась практически вдвое. В конце декабря прошлого года 6 райкомов ПКРМ выразили несогласие с линией руководства партии. В итоге, снижение рейтингов и раскол сильно снижают шансы коммунистов на сохранение даже имеющегося числа депутатов. Аналогично, разногласия между проевропейскими силами снизят рейтинг либералов, на них возложат ответственность за провал переговоров о коалиции. Однако роспуск парламента выгоден пророссийской Партии социалистов, популярность которой растет. Если ЛДПМ и ДПМ решат ослабить коммунистов и либералов, усиливая социалистов, то политическая система Молдавии существенно обновится, а в парламенте в основном будут представлены центристские и конструктивные силы. Но за это придется расплатиться непредсказуемостью итогов выборов и болезненными последствиями перераспределения баланса сил между олигархами (прежде всего, Габриэлем Стати и Владимиром Плахотнюком).

Представляется, что наиболее вероятно воплощение второго сценария, поскольку соотношение потерь и преимуществ для ЛДПМ, ПКРМ и ДПМ наиболее близко к оптимальному. В то же время, внешние силы (прежде всего, Брюссель) предпочли бы сохранить проевропейскую коалицию в нынешнем виде. В то же время, вхождение ДПМ в коалиционные комбинации является залогом дальнейших политических противоречий, что не могут не осознавать на Западе. Находясь в стороне от баталий крупных олигархических политический сил, Партия социалистов может укрепить свой рейтинг, тем более что, три сценария из четырех благоприятны для социалистов.

В итоге, переговоры о составе правительственной коалиции в Молдове в любом случае несут перемены, в том числе неприятные для ДПМ и ЛДПМ.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

11 июля 2014 | 17:31

Оценивая вклад США в дестабилизацию Ближнего Востока

Происходящее в регионе в последние четыре года – результат естественного развития ближневосточных государств. Однако политика США как главного внешнего участника процессов на Ближнем Востоке в последние 15 лет способствовала дестабилизации региона. 

24 августа 2014 | 07:00

Осторожный пессимизм в связи с будущим Украины

Революция и гражданская война ввергли Украину в глубочайший системный кризис за все время ее существования. Выходом из него стали бы мирные переговоры с ополчением Донбасса, федерализация страны и стабилизация отношений с Россией через нейтральный статус во внешней политике. Однако пока ни активная часть украинского общества, ни украинские политики не готовы к такому исходу.

23 июня 2016 | 13:25

Особая роль Москвы в нагорно-карабахском урегулировании

Сама апрельская эскалация не была чем-то неожиданным для всех, кто следил за динамикой армяно-азербайджанского этнополитического противостояния. Рост числа инцидентов и жертв (включая не только военнослужащих, но и гражданских лиц) уже не первый год является отчетливым трендом. Что же касается дипломатического формата, то ни Ереван, ни Баку не демонстрировали вчера и не демонстрируют сегодня приверженности к компромиссам и уступкам.

10 октября 2015 | 21:00

Дайджест внешней политики России за неделю 2-9 октября

На прошедшей неделе в центре внимания были активизация военной операции России против ИГИЛ, перенос местных выборов в ДНР и ЛНР, а также ухудшение отношений между Москвой и Анкарой.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
18 апреля 2015 | 04:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова