Андрей Сушенцов
10 февраля руководитель аналитического агентства "Внешняя политика" Андрей Сушенцов дал интервью информационному порталу politcom.ru. В ходе беседы были рассмотрены принципы политики Дональда Трампа на Ближнем Востоке, перспективы отношений США с Ираном и роль России в региональных кризисах.
ПРЕМИУМ
22 февраля 2017 | 22:14

Внешняя политика Трампа на Ближнем Востоке: интервью Андрея Сушенцова

- Каковы, исходя из первых шагов Трампа, основные принципы его политики на Ближнем Востоке? Можно ли говорить, что такие принципы уже сформировались?

- Думаю, что такие принципы пока не сформировались. Точнее, пока они существуют на уровне ощущений и общих дискуссий. Нет ясности по ключевым кадровым назначениям внутри Госдепартамента и Пентагона. Полностью еще не сложилась внешнеполитическая команда Трампа в Белом доме. Учитывая, что он находится «у руля» чуть более 2 недель, пока очень преждевременно говорить о каком-то конкретном направлении политики.

Единственные более или менее надежные сведения содержатся в заявлениях кандидатов на ключевые посты в его администрации в ходе слушаний в Конгрессе по их назначениям. Из них следует, допустим, что генерал Мэттис, возглавивший Пентагон, акцентирует внимание на взаимодействии с американскими классическими союзниками вроде Турции и арабских стран Персидского залива. А госсекретарь Тиллерсон считает, что Турция совершает ошибку, отказываясь от партнерства с США в сирийском кризисе и ища поддержку у России и Ирана. Поэтому необходимо приложить усилия, чтобы Турцию вернуть в орбиту американской политики. Кроме того, у советника президента по нацбезопасности Майкла Флинна есть устойчивые антииранские убеждения, и, по его оценке, ключевой угрозой международной безопасности является терроризм, сотрудничество по борьбе с которым между США и Россией вполне может состояться.

Единственным крупным пунктом разногласий здесь как раз является роль Ирана. Если американцы начнут признавать террористическими те структуры, которые поддерживает Иран, включая «Хезболлу» в сирийском кризисе, то это станет препятствием на пути сотрудничества с Россией.

По йеменской кампании видно, что первая же операция здесь нацелена, с одной стороны, на борьбу с терроризмом, с другой - на поддержку классического союзника США - Саудовской Аравии.

- Будут ли традиционные союзники США на Ближнем Востоке пытаться воздействовать на Трампа, чтобы вернуть его к привычной политике Вашингтона в этом регионе?

- Они, безусловно, будут прилагать усилия, чтобы повлиять на американскую администрацию. Их не устраивала, как им казалось, мягкотелая линия Обамы во внешней политике, то обстоятельство, что он пересматривал константы американской политики на Ближнем Востоке, отказывался от безусловной поддержки Израиля, был очень осторожен в отношениях с Саудовской Аравией. Думаю, что по этим вопросам региональные державы будут стремиться получить ответ от новой администрации. Они обнадежены тем, что ухудшаются американо-иранские отношения, что существует угроза для «ядерной сделки». Это, с их точки зрения, позитивное развитие событий, хотя и усугубит положение в регионе.

- Можно ли сказать, что с учетом фразы Трампа о том, что Иран поддерживает терроризм, эта страна станет основным оппонентом США на Ближнем Востоке в ближайшее время?

- Нельзя этого исключать. Администрация Трампа - люди довольно прагматичные. Они не будут ввязываться в нереализуемые в краткосрочной перспективе мероприятия. Поэтому обострения вплоть до военного конфликта не произойдет. Но конфронтационная линия в отношении двух стран будет явно более выражена, чем при Обаме.

- Чего Трамп хочет добиться от Ирана, усиливая давление на него?

- Он видит в Иране угрозу безопасности для своих союзников в регионе - Израиля, арабских стран Персидского залива. По оценке команды его советников, Иран стоит за поддержкой действий своих агентов, которых американцы считают террористическими организациями. Речь идет о «Хезболле» и проиранских шиитских группировках в Ираке. Это макрорегиональный взгляд на проблемы безопасности на Ближнем Востоке - американцам кажется, что Иран оспаривает статус-кво в регионе после «холодной войны». Это отчасти так, но процесс во многом носит объективный характер в силу того, что Иран - крупный «центр гравитации». Исключать его из региональной безопасности недальновидно и глупо. Конфронтация не пойдет на пользу, в том числе и американским интересам. Давление на Иран скорее отложит решение проблем региональной безопасности на потом, чем позволит их разрешить.

- С учетом позиции окружения Трампа по поводу необходимости восстановления отношений США с Саудовской Аравией и Турцией, мнения самого президента по поводу Ирана - будут ли США пытаться развалить триумвират России, Ирана и Турции в Сирии и переформатировать урегулирование этого кризиса?

- В ходе слушаний в Конгрессе мы слышали от Тиллерсона, что Турция допускает ошибку, идя на «поводу у Ирана и России» в Сирии. Поэтому они будут сосредотачивать усилия, чтобы вернуть Турцию «на путь истинный», вернуть ее в американскую коалицию в Сирии. Пока что это заявление не подкреплено реальными делами. Думаю, пройдет не менее нескольких месяцев, пока стороны не достигнут понимания - возможно или нет сотрудничество по сирийскому кризису. В зависимости от результатов этих переговоров линия США по данному вопросу окончательно утвердится.

Пока преждевременно говорить о том, что Штаты взяли курс на торпедирование «ядерной сделки» с Ираном. Многое из того, что сейчас происходит в Сирии и что приписывается США, в действительности является результатом их бездействия. Пока они не готовы сформулировать стратегические вещи. Не решен кадровый вопрос - кто будет проводить внешнеполитическую линию.

- Насколько сильное влияние на дальнейшую политику Трампа на Ближнем Востоке окажет его указ, ограничивающий миграцию в Штаты из нескольких стран региона? Он оспаривается даже в самих США?

- Внутриполитический фронт окажется основным. Международная реакция - дело второстепенное в данном случае. У Трампа очень сильная внутриполитическая оппозиция. Он сумел антагонизировать совершенно аполитичные круги. Думаю, к началу лета будет понятно, получилось ли у него в полной мере утвердиться как президенту или его правление сразу превратится в перманентный кризис.

- Трамп заявлял о том, что надо сближаться с Россией в борьбе с терроризмом. Станет ли это девизом его взаимодействия с Москвой по Сирии или так и останется только словами?

- Этот сценарий мы рассматриваем как один из желаемых. Но его реализация зависит от того, как Трампу удастся «продать» внутренней аудитории информацию, что необходимо сотрудничать с РФ. Пока он делает это крайне осторожно - осторожнее, чем в ходе предвыборной кампании. Трамп находится в сложном положении. Его сдержанность вызвана большим внутриполитическим сопротивлением.

Трампу и Путину есть о чем поговорить, в частности, по вопросу украинского кризиса, Сирии и т.д. У Трампа еще не полностью сложились принципы политики в отношении России. Их содержание определится после первых встреч двух лидеров. А это произойдет, после того как Трамп полностью представит членов своего правительства.

Впервые опубликовано на politcom.ru

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

6 апреля 2016 | 21:00

Перспективы Минского процесса и проблема признания Нагорного Карабаха

Пока «минский процесс» продолжается (и в какой стадии он сейчас, скоро станет ясно), идти на односторонние действия и признавать Нагорный Карабах до проведения юридически обязывающего референдума означает нарушение «базовых принципов», ответственность за которое однозначно возложат на Ереван. Бенефициарием от этого вряд ли возможно стать, а реальное взаимодействие Армении и НКР от этого не станет более крепким и содержательным. Издержки же очевидны. Конечно, это дало бы дополнительные козыри Баку не только на поле боя, но и на переговорах.

13 января 2016 | 07:17

Решительные действия Путина повышают вес России на мировой арене, но есть и риски

Нельзя не принимать в расчет риск распространения войны или того, что Россия окажется в очень затруднительном положении, из которого сложно выбраться. Если наступательная операция России будет недостаточно решительной, Израиль, Саудовская Аравия и Соединенные Штаты не упустят шанса обеспечить сдерживание России, подорвать позиции Москвы и шиитской коалиции, при этом, возможно, усилив поддержку воюющих с Асадом повстанцев или путем прямых военных действий.

2 октября 2014 | 07:00

Возвращение наступательной политики? Анализ речи Обамы на Генассамблее ООН

После успешного выступления в ООН, у администрации Обамы есть замечательная возможность пересмотреть свою политику в ключевых регионах и использовать всеобщее воодушевление международного сообщества. И в самом деле, если президент и его команда смогут извлечь максимум выгоды в данный момент, то в будущем историки смогут назвать осень 2014 года «переломным периодом» во внешней политике столь часто критикуемого президента».

9 июня 2015 | 07:49

Американо-саудовское партнерство: тактика и стратегия

Не следует преувеличивать значение демонстраций протеста в адрес Белого дома со стороны Эр-Рияда. Королевство и раньше ярко проявляло недовольство отдельными шагами США. Это лишь элемент тактики, попытка напомнить заокеанскому партнеру о том, что у Саудовской Аравии есть свои интересы, которые следует уважать. Внешнеполитическая стратегия Эр-Рияда остается неизменной - ее суть заключается в утверждении сильной региональной роли Королевства в регионе при опоре на США.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова