Геворг Мирзаян
Турция начала военную операцию на севере Сирии. Ее армия нанесла целую серию авиа- и наземных ударов по объектам ИГ, а заодно и по позициям Курдской Рабочей Партии. Удары по позициям запрещенной в России террористической группировки «Исламское государство» стали в каком-то роде ответом на теракт в турецком городе Суруч, унесший жизни 32 человек. По словам премьер-министра Ахмета Давудоглу, операция будет продолжаться до тех пор, пока Турция не станет ощущать себя в безопасности.
ПРЕМИУМ
27 июля 2015 | 11:40

Военная операция Турции против Исламского государства на границе с Сирией

Удары по позициям запрещенной в России террористической группировки Исламское государство стали в каком-то роде ответом на теракт в турецком городе Суруч, унесший жизни 32 человек. По словам премьер-министра Ахмета Давудоглу, операция будет продолжаться до тех пор, пока Турция не станет ощущать себя в безопасности.

«Если понадобится, турецкие действия продолжатся до уничтожения командных центров террористов, их складов оружия и мест, где они планируют атаки против Турции», - заявил глава турецкого кабмина.

Между тем другие члены кабинета дают понять, что авиаудары будут наноситься не только для защиты Турции от дальнейших терактов (ИГ уже заявило о том, что за взрывом в Суруче последуют и другие). По словам министра иностранных дел Мехмета Чавушоглу, после зачистки севера Сирии от радикалов там «естественным образом» появятся зоны безопасности.

«Мы всегда выступали за создание этих зон, как и за введение бесполетного пространства над Северной Сирией. В этих зонах можно будет разместить беженцев, покинувших свои дома», - отметил министр.

Долгое время против этой идеи выступали американцы, не желающие тем самым слишком глубоко втягиваться в сирийские дела. Однако, судя по всему, сейчас Вашингтон дал добро. В обмен на это турки предоставили американцам возможность бомбить ИГ с турецкой территории. Кабинет министров «дал согласие на размещение пилотируемых и беспилотных летательных аппаратов ВВС США и других членов коалиции, участвующих в воздушных операциях против боевиков ИГ… Естественно, части турецких ВВС также будут выполнять поставленные в этих операциях задачи», - говорится в заявлении турецкого МИД.

Некоторые политики не исключают, что у решения Реджепа Эрдогана начать операцию были и внутриполитические мотивы.

«Правительство хочет специально поджечь страну, создать милитаристскую националистическую атмосферу, дать понять, что идет полномасштабная борьба с терроризмом для того, чтобы провести досрочные выборы и сформировать однопартийное правительство», - говорится в заявлении прокурдской Народно-Демократической Партии.

Последние парламентские выборы в стране прошли не так, как ожидало руководство Партии Справедливости и Развития.

Да, она стала первой по числу полученных голосов избирателей, однако этих голосов не хватает для получения большинства мандатов. В итоге сложилась патовая ситуация: ни одна из трех оставшихся партий, прошедших в парламент (националисты, курды и кемалисты), не хочет создавать коалицию с ПСР, но и друг друга они ненавидят никак не меньше Эрдогана. И если президент намерен провести досрочные выборы, то всплеск патриотизма будет как нельзя кстати.

Впрочем, начало военной операции в Сирии вызвало у турецкого населения отнюдь не только патриотические настроения. Некоторые жители страны выступают против операции и даже выходят на акции протеста. Поскольку с властями эти акции не согласованы, полиция разгоняет демонстрантов с помощью пластиковых пуль и слезоточивого газа.

Аргументы противников операции достаточно весомы. Ряд аналитиков уже заявили о том, что эта операция осложнит взаимоотношения между Анкарой и турецкими курдами. Под угрозу поставлена вся политика национального примирения с этим народом.

«После нанесения воздушных ударов турецкими оккупационными силами режим перемирия больше не действует», - говорится в заявлении на сайте Курдской Рабочей Партии.

 Так что нельзя исключать, что за новыми возможными терактами на юго-востоке Турции будут стоять не только боевики ИГ, но и курдские радикалы. Именно поэтому некоторые страны Запада просят Анкару не смешивать ИГ и курдов.

«Турция имеет право на защиту от ИГ, однако важно продолжать идти по пути примирения с РПК», - заявила министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен.

Еще одной серьезной проблемой станет возможная реакция Ирана. В Тегеране отнюдь не уверены, что Анкара ограничится лишь бомбардировками ИГ и враждебных курдов, - всем известна позиция Турции относительно Башара Асада.

Реджеп Эрдоган хотел бы избавить Сирию и от оккупировавшего ее ИГ и от нынешнего ее президента, а затем привести к власти в Дамаске (а если повезет, то затем и в Ливане) протурецки настроенных суннитских лидеров.

Такой вариант для Ирана абсолютно неприемлем, и Башара Асада он будет защищать любой ценой. В этом плане действия Турции выглядят несколько неразумно - по сути, Анкара оказывается «не на той стороне» в региональной политике, действует против тренда. Очевидно, что американцы не поддержат Анкару в конфликте с Ираном на сирийской территории (хоть и заинтересованы в этом конфликте - сейчас, после начала выхода Ирана из-под санкций Вашингтону нужно найти новые инструменты сдерживания Исламской Республики). В итоге, если Анкара все-таки не удержится от попыток взять Дамаск, то вместо доступа на иранский рынок и участия в иранских проектах экспорта углеводородов в Европу она получит еще одного врага в регионе.

Впервые опубликовано на сайте журнала "Эксперт

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Безопасность»

28 марта 2016 | 23:00

Внешнеполитический прагматизм Москвы в отношениях с Западом

Очень важно в разговоре с Западом подчеркивать, что российская политика не идеологически направлена, это не возврат империи, это не советский строй какой-то, который Россия якобы несет, а прагматические интересы, интересы российского бизнеса, интересы ближнего зарубежья, которые связаны с проблемами, выходящими, собственно, за приграничные проблемы России.

5 декабря 2016 | 21:05

Центральная Азия в российско-американских отношениях: интервью Андрея Сушенцова

29 ноября руководитель аналитического агентства "Внешняя политика" Андрей Сушенцов дал интервью интернет-изданию Central Asia Analytical Report (CAAR). В ходе беседы обсуждались вопросы взаимодействия России со странами Центральной Азии, особенности внешнеполитической стратегии США и КНР по отношению к среднеазиатским государствам, проблемы сотрудничества и конфронтации Москвы и Вашингтона в регионе.

8 мая 2014 | 18:03

Результаты московского саммита для Украины

Россия заинтересована в том, чтобы президентские выборы в Украине состоялись. Москва хочет получить легитимных переговорных партнеров в Киеве, которых временно нет. В противном случае все коммуникации украинских властей окажутся замкнуты на Запад и именно там будет писаться украинская история.

27 апреля 2017 | 15:13

Союзники России и геополитический фронтир в Евразии

С начала 2000-х годов возрастает риск вовлечения Российской Федерации в военные конфликты низкой интенсивности. Нестабильность на многих участках протяженной границы России вынуждает Москву к активному обозначению своего военного присутствия в поясе своих границ. Российскому руководству необходимо избегать преобладания идеологических приоритетов над рациональным расчетом.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова