Ольга Ребро
На этом этапе члены Альянса сплотились, только чтобы подать угрожающий сигнал. Когда же речь заходит о принятии конкретных шагов – каждый предпочитает действовать в одиночку с учетом собственных интересов. Это не означает, однако, что арсенал действий НАТО исчерпывается политическими демаршами. Развитие украинского кризиса может побудить организацию к более решительным действиям.
ПРЕМИУМ
9 сентября 2014 | 15:30

Американские аналитики о результатах саммита НАТО в Уэльсе

НЬЮ-ЙОРК, США. В начале 2014 года аналитики заговорили о начале «пост-афганского» периода НАТО, подразумевая две основные проблемы, с которыми столкнется альянс на предстоящем саммите в Уэльсе - ситуация в Афганистане после вывода оттуда сил МССБ и определение новой роли организации в 21 веке. 

Первый вопрос казался легким - еще в ноябре 2013 года между Вашингтоном и Кабулом было достигнуто предварительное соглашение о двустороннем сотрудничестве. Однако второй представлял обширное поле для дебатов. Спустя девять месяцев ситуация существенно изменилась.

Подводя итоги саммита на заключительной пресс-конференции Барак Обама упомянул Афганистан лишь в конце своей речи. Он отметил, что главным вопросом остаются результаты президентских выборов. Вашингтон не хочет брать на себя обязательства за судьбу Афганистана и, по наблюдению некоторых аналитиков, уже утратил глубокое понимание происходящего в этой стране. 

По поводу определения миссии Альянса накануне саммита ни у кого не было сомнений. Западные эксперты связывают возрождение НАТО с политикой Москвы на Украине. Директор европейской программы Центра стратегических и международных исследований Хитер Конли заметил:

«В некотором смысле НАТО должна благодарить Владимира Путина. Альянс действительно пытался определить цель … и испытывал кризис идентичности. Сейчас не только появилась новая цель, но и произошел прилив сил».

Тем не менее, ответ альянса на угрозу со стороны России был довольно ограниченным. Никто не говорил о перенацеливании ПРО, а попытки расторгнуть Основополагающий Акт НАТО-Россия 1997 года были пресечены германским канцлером Ангелой Меркель. Европейцы, сделав заявление о новых санкциях, явно с облегчением восприняли новости из Минска о достижении перемирия и отложили принятие окончательного решения.

Единственное, что НАТО оказалась готова сделать – это создать силы быстрого реагирования, а также увеличить военное присутствие в Восточной Европе. Профессор Нью-Йоркского Университета Марк Галеотти в этой связи подчеркнул:

«Это не те вооруженные силы, которые, в случае необходимости, могут дойти до Москвы. Они предназначены не для этого».

Причину в создании именно таких сил он объясняет «гибридным» характером российской интервенции:

«[Проведенные Россией] смешанные политические, военные, разведывательные операции при участии бизнеса представляют особенно сложную проблему для Альянса».

Другой проблемой Альянса, проявившейся на саммите в Уэльсе, стала неспособность принятия коллективных действий. По словам политолога Стивена Уолта, профессора Гарвардского университета, европейцы боялись СССР намного больше, чем сейчас боятся России.

«Даже текущий кризис в восточной Украине не способен полностью решить фундаментальные проблемы Альянса […] Настоящим вызовом, с которым сталкивается НАТО, является классическая дилемма коллективных действий. Ситуация осложняется также скромным характером угрозы, на которую организация пытается дать ответ».

В отношении Украины НАТО взяла на себя обязательство предоставить военную помощь на сумму 15 миллионов евро. Однако поставки вооружений были оставлены на усмотрение каждого члена Альянса в отдельности.

Не идет речи и о совместной операции в Ираке и Сирии. Из всех членов НАТО лишь девять  – США, Великобритания, Франция, Германия, Италия, Дания, Турция, Польша, Канада (а также Австралия) – выразили готовность принять участие в коалиции по борьбе с Исламским государством. Остальных «желающих» США планируют набрать из числа ближневосточных стран во время визита госсекретаря Джона Керри в этот регион. 

О результатах саммита НАТО довольно критично отозвалась сенатор от штата Нью Хэмпшир Келли Айот:

«Сегодня всем объективным наблюдателям должно быть понятно, что российский президент Владимир Путин не впечатлен решительными заявлениями. И если декларации станут единственным результатом саммита, то можно назвать это историческим провалом особенно на фоне того, что основополагающая цель НАТО, казалось бы, снова актуальна».

Иначе смотрит на результаты саммита НАТО бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт:

«Кардифф дает возможность послать несколько сообщений. России: ты не можешь с помощью вранья оправдывать свои действия, но если будешь следовать международным нормам, то тебя будут уважать в международном сообществе. Исламскому государству: в 21 веке нет места твоему варварству, и твою легитимность никогда не признают. И всему миру: НАТО сплоченная и без нее не обойтись».

Похоже, что на этом этапе члены Альянса сплотились, только чтобы подать угрожающий сигнал. Когда же речь заходит о принятии конкретных шагов – каждый предпочитает действовать в одиночку с учетом собственных интересов. Это не означает, однако, что арсенал действий НАТО исчерпывается политическими демаршами. Развитие украинского кризиса может побудить организацию к более решительным действиям.  

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

25 сентября 2015 | 23:00

Дайджест внешней политики США за неделю (18 - 24 сентября)

Пока Белый дом находится в ожидании встреч высшего руководства США с китайским и индийским лидерами, последние увлечены развитием контактов с американскими бизнес-кругами. На фоне этого в Вашнгтоне состоялся визит Папы Римского, чья речь в Конгрессе была неоднозначно встречена законодателями США. Параллельно с этим остается нерешенной проблема утверждения бюджета на предстоящий год, и Пентагон начал готовиться к реализации экстренного сценария.

13 февраля 2018 | 12:16

Дайджест внешней политики Германии 6 февраля – 12 февраля

Когда переговорщики от ХДС-ХСС и СДПГ заявили о согласовании текста коалиционного договора, многим показалось, что неопределенность политической жизни Германии завершилась. Компромиссный характер документа позволял надеяться, что он без проблем найдет одобрение у социал-демократов, среди которых остается много противников GroKo. Однако амбиции лидера СДПГ Мартина Шульца едва не привели к очередному кризису среди социал-демократов, поставив под угрозу судьбу коалиции.

15 сентября 2014 | 23:00

Томас Фридман о статье Миршаймера

Важна не столько сама статья, так как с выводами  Миршаймера можно соглашаться или нет: важен ресурс, на котором эта статья была опубликована. «Foreign Affairs» – престижный журнал, который издается «Советом по международным отношениям», и до этой статьи Миршаймера, в нем не появлялись материалы, которые бы так или иначе оправдывали российскую политику и осуждали политику Барака Обамы.

22 июня 2015 | 09:52

Последствия усиления власти Петра Порошенко для украинской политики

Практика ситуативных альянсов между украинскими политическими силами и финансово-промышленными группами не способствует устойчивости парламентской коалиции. Кроме того, стремление Петра Порошенко даже в ограниченных условиях Конституции 2004 года добиться максимального влияния на внутреннюю политику добавляет новые стимулы для парламентариев и олигархов искать или создавать альтернативные центры силы. В итоге потенциал противоречий в рамках парламентской коалиции нарастает и ее единство обеспечивается все сложнее и сложнее.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова