Ольга Ребро
Администрация Трампа назвала Иерусалим столицей Израиля, заверив, что никаких реальных изменений за этим не последует, распорядилась, чтобы Госдепартамент подготовил планы по переносу посольства. Во время визита в Европу Тиллерсона журналистов больше волновали внутриполитические скандалы, ЕС – растущее количество противоречий в отношениях с США. Визит Джеймса Мэттиса в Исламабад не привел к значительным результатам.
ПРЕМИУМ
8 декабря 2017 | 09:58

Дайджест внешней политики США (1-7 декабря)

1. Критикуя всех президентов, начиная с Клинтона, в отсутствии мужества и невыполнении Закона о посольстве в Иерусалиме 1995 года, администрация Трампа назвала Иерусалим столицей Израиля, заверив, что никаких реальных изменений за этим не последует, распорядилась, чтобы Госдепартамент подготовил планы по переносу посольства, предупредив, что это может занять 5-10 лет, вызвала недовольство всей «международной общественности», для защиты от гнева которой была усилена защита американских диппредставительств, после чего Дональд Трамп сделал то же, что делали все его предшественники и отсрочил реализацию закона еще на шесть месяцев.

2. Во время визита в Европу, где Тиллерсон планировал сделать акцент на разъяснении позиции администрации и координации действий с европейскими союзниками, журналистов больше волновали внутриполитические скандалы, ЕС – растущее количество противоречий в отношениях с США, а сам госсекретарь вернулся к риторике предыдущей администрации и сосредоточился на критике «неприемлемого поведения» России.

3. На фоне непрекращающихся угроз в адрес Пакистана со стороны администрации Джеймс Мэттис, отправляясь в Исламабад, попытался изменить тон заявлений, что позволило улучшить атмосферу визита, но не привело к значительным результатам.

Признание Иерусалима столицей Израиля

6 декабря Дональд Трамп официально признал Иерусалим столицей Израиля и дал поручение Госдепартаменту разработать план переноса туда находящегося в Тель-Авиве американского посольства. Сообщение было приурочено к истекшему 4 декабря меморандуму о приостановке действия закона о посольстве в Иерусалиме (Jerusalem Embassy Act).

С тех пор как Конгресс принял этот закон в 1995 году, американские президенты каждые шесть месяцев приостанавливали его реализацию, ссылаясь на интересы национальной безопасности. Подписав такой меморандум в июне, Дональд Трамп, испытывая давление со стороны спонсоров своей избирательной кампании (израильского лобби и консервативных евангелистов) в конце ноября попросил свою команду предложить «более креативное решение». Решение было найдено в лучших традициях пиар-технологий: сохранение статус-кво было представлено как кардинальное изменение политики. Сообщив  о «новом подходе к устранению конфликта между Израилем и Палестиной» и попутно раскритиковав своих предшественников за «отсутствие храбрости» и невыполнение предвыборных обещаний, Трамп вернулся в Овальный кабинет, чтобы подписать очередной меморандум о переносе сроков реализации закона. Позже постпред США в ООН Никки Хейли заметила, что президент будет продлевать меморандум до тех пор, пока не будет построено здание для нового посольства (накануне выступления Трампа журналисты, ссылаясь на источники в Белом доме, предупреждали, что перенос посольства может занять 5-10 лет).

Хотя данное решение в ближайшее время никак не отразится на «повседневных практиках» Вашингтона (что неоднократно подчеркнул в четверг исполняющий обязанности помощника госсекретаря по вопросам Ближнего Востока Дэвид Саттерфилд), администрация предприняла дополнительные меры предосторожности, чтобы сгладить возможные негативные последствия, о которых предупреждали Тиллерсон и Мэттис. В частности, в своей речи Трамп специально пояснил, что США не занимают позиции о границах Иерусалима, подтвердил статус-кво в отношении спорных святынь, а также приверженность формуле «два государства для двух народов». Более того, на фоне растущего недовольства в регионе, администрация отсрочила выступление на два дня, чтобы обеспечить повышенный уровень безопасности для посольств, и попросила Израиль «проявить сдержанность в официальной реакции». Находящийся в это время в Европе Тиллерсон многозначительно призвал внимательно выслушать все выступление Трампа, и оценивать его целиком.

Тем не менее, реакция международной общественности оказалась предсказуемо негативной. Франция отвергла «одностороннее» решение Вашингтона и призвала к миру в регионе. Великобритания отметила, что данный шаг не будет способствовать мирному процессу. Германия повторила, что статус Иерусалима может быть определен только после заключения соглашения между Израилем и Палестиной. В самой Палестине и в районах Иордании, населенных палестинскими беженцами, начались массовые протесты. Саудовская Аравия призвала Вашингтон подчиниться воле международной общественности и отказаться от решения о переносе столицы. Такой же призыв поступил из Турции, где около американского консульства в Стамбуле собрались демонстранты. Официальный Багдад вызвал американского посла, чтобы вручить ноту протеста. Иран назвал действия США попытками развязывания региональной войны. На этом фоне наиболее сдержанно отреагировал Египет, отметив, что решение Трампа никак не влияет на юридический статус Иерусалима. Восемь членов Совета Безопасности ООН потребовали проведения совещания по вопросу Иерусалима, которое намечено на пятницу.

Визит Тиллерсона в Европу

В ходе седьмого за год визита в Европу госсекретарь Рекс Тиллерсон встретился с министрами иностранных дел стран-членов НАТО, принял участие в министерской встрече ОБСЕ, а в пятницу отправится в Париж, чтобы обсудить углубленное сотрудничество в вопросах безопасности.

Как заметил Госдепартамент, анонсируя визит, Тиллерсон воспользуется возможностью, чтобы повторить позицию администрации. Так, в Брюсселе госсекретарь планировал «подтвердить главную идею президента Трампа о необходимости разделять ответственность за состояние дел в Европе и мире между (США), ЕС, НАТО и европейскими партнерами, включая вопросы, связанные с КНДР, Сирией и Россией». В Вене, Тиллерсон собирался «выразить поддержку Украине, украинскому суверенитету и территориальной целостности», а также подчеркнуть важность ОБСЕ в вопросах сокращения вооружений и защиты прав человека.

Впрочем, донесение этих сообщений оказалось довольно смазанным. Как показала пресс-конференция, журналистов больше волновали внутриполитические перипетии (слухи об отставке Тиллерсона и очередные скандальные твиттер-сообшения Трампа), а европейских партнеров (как продемонстрировало выступление верховного представителя ЕС по иностранным делам и вопросам безопасности Федерики Могерини) – отход США от традиционных «общих» позиций по целому спектру проблем. «Во время нашей встречи мы обсудили много вопросов; в первую очередь – мирный процесс на Ближнем востоке, - перечисляла Могерини пункты повестки дня. – Мы убеждены, что совершенно необходимо воздержаться от любых действий, способных подорвать данные усилия. Также мы обсудили Иран. Я повторила позицию Европейского Союза, что продолжение реализации иранской ядерной сделки является ключевым стратегическим условием обеспечения европейской безопасности и безопасности региона и мира в целом».

Лейтмотивом выступлений самого Тиллерсона и в Брюсселе, и в Вене стала нехарактерно резкая и настойчивая критика в адрес России, напоминавшая риторику предыдущей администрации. Так, госсекретарь заверил, что сегодня нельзя говорить о восстановлении диалога между Россией и НАТО:

«Нормализация диалога с регулярными встречами, просто ради того, чтобы поговорить, не должна происходить до тех пор, пока Россия не исправит свое поведение, которые мы считаем недопустимым и неприемлемым».

Кроме этого Тиллерсон повторил слова спецпредставителя по Украине Курта Волкера, возложив на Россию всю вину за конфликт на востоке страны:

«Мы должны четко определить источник продолжающегося насилия: Россия вооружает, возглавляет, готовит антиправительственные силы и воюет на их стороне».

А после встречи со своим российским коллегой на полях ОБСЕ, на которой, как отметил российский МИД, Сергей Лавров указал «на необходимость неукоснительного выполнения (Минских договоренностей) киевскими властями», «подчеркнул недопустимость эскалации напряженности (на Корейском полуострове), к которой ведут американские военные приготовления и агрессивная риторика», а также «указал на недопустимость давления на российские СМИ и дипломатов в США», Тиллерсон лишь скромно заметил, что «диалог продолжается» и что «нельзя ничего решить за одну встречу».

Визит Мэттиса в Пакистан

4 декабря Джим Мэттис совершил свой первый в статусе главы Пентагона визит в Пакистан. Направляясь в Исламабад, Мэттис заметил, что считает своей главной задачей «выслушать» пакистанских коллег и «найти точки соприкосновения», что будет возможно, если стороны «откажутся от взаимных выпадов». Слова Мэттиса сигнализирует некоторое смягчение если не подхода в целом, то хотя бы тона в отношении Пакистана.

После оглашения администрацией новой «стратегии в отношении Южной Азии», американские официальные лица начали все настойчивее требовать от Пакистана «больших усилий» в борьбе с терроризмом внутри страны. Еще в июле Пентагон приостановил выплаты причитающихся Пакистану средств из Фонда поддержки коалиции до тех пор, пока он не добьется ощутимых успехов в борьбе с группировкой «Сеть Хаккани». В августе Тиллерсон пригрозил дальнейшими сокращениями помощи, а во время своего визита в Исламабад 24 октября, предъявил руководству Пакистана «список пожеланий», от выполнения которых будет зависеть будущее американо-пакистанских отношений. Кроме остановки помощи, появлялись сообщения о возможности персональных санкций в отношении пакистанских официальных лиц, потере Пакистаном статуса «основного союзника вне НАТО», и даже призывы к включению Пакистана в список стран-спонсоров терроризма. Наконец, за несколько дней до визита Мэттиса глава ЦРУ Майк Помпео отметил, что если Пакистан сам не уничтожит «убежища» для террористов, США «приложат все усилия», чтобы сделать это самостоятельно.

Хотя атмосфера визита Мэттиса была не столь прохладной, как во время поездки Тиллерсона, значительных прорывов не последовало. Мэттис в официальном заявлении отметил, что «Пакистан обязан удвоить усилия по борьбе с вооруженными группировками и террористами в стране», а его пакистанский коллега заявил, что «готов изучить вопрос использования правонарушителями пакистанского гостеприимства».

Комментируя изменение тона со стороны Вашингтона, специалист по Южной Азии Центра Вудро Вильсона Майкл Кугельман заметил, что «(администрация) решила дать Пакистану немного больше времени, чтобы посмотреть, ответит ли он на различные требования Соединенных Штатов». При этом Кугельман, вспоминая слова Помпео, не исключил, что США готовы увеличить количество и расширить географию ударов с использованием беспилотников (т.н. «дроновую войну» - «dronewar»). Скорый переход к более решительным мерам предсказал и Майкл О’Хэнлон, старший научный сотрудник Брукингского института: «Многие годы мы надеялись, что пакистанцы изменят свое отношение к Афганистану и к той роли, которую мы там играем. Но теперь все меньше людей питают эти надежды. И поэтому, я считаю, что мы приближаемся к использованию более жестких методов».

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

18 ноября 2016 | 19:17

Дайджест внешней политики США (11 – 17 октября)

Всю прошедшую неделю США восстанавливались после президентских выборов, взбудораживших американскую политическую систему. Победа Дональда Трампа изменила атмосферу европейского турне Барака Обамы, которое превратилось в экстренное совещание по спасению демократии. Действующему американскому лидеру осталось два месяца на завершение запланированных дел.

10 февраля 2015 | 14:00

Мертвые без погребения: Ответ автора «Ленты.ру» посольству Польши в Москве

В эмоциональном ответе польской стороны достаточно сумбурно смешаны очень разные вопросы, на первый взгляд не имеющие между собой связи, — вопрос о страшной судьбе красноармейцев, погибших в польских концлагерях в начале 1920-х годов, и другой вопрос — о немецких лагерях смерти периода Второй мировой войны.

22 декабря 2017 | 11:09

Дайджест внешней политики США (15-21 декабря)

Новая стратегия национальной безопасности США провозглашает возвращение «феномена противостояния великих держав», и прокладывает курс на подготовку страны к глобальной конкуренции. Администрация Трампа всерьез взялась за глобальную борьбу с коррупционерами и нарушителями прав человека. Первый визит Тиллерсона в Канаду в качестве госсекретаря был посвящен координации действий в вопросах Северной Кореи и поставки летальных вооружений Украине.

29 марта 2014 | 18:48

Новые приоритеты оборонного бюджета США

Оборонный бюджет США на 2015 фискальный год отвечает новой военной стратегии США, обозначенной в четырехлетнем Обзоре оборонной политики 2014 года. Перемены значительны по масштабу и позволяют говорить о начале нового пост-афганского периода во внешней политике США.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова