Агентство "Внешняя политика"
На фоне сомнений в актуальности «Группы семи», Госдепартамент охарактеризовал прошедший саммит как возможность стран «либерального лагеря» консолидировать свою позицию накануне «более плодотворного» сентябрьского саммита «Группы 20». В начавшемся на прошедшей неделе наступлении на Ракку США были вынуждены сделать основную ставку на курдов, испытывая, таким образом, терпение Турции. Вступивший на этой неделе в предвыборную гонку кандидат от либертарианской партии, являясь аутсайдером, может, тем не менее, повлиять на результаты голосования в ноябре.
ПРЕМИУМ
3 июня 2016 | 12:25

Дайджест внешней политики США за неделю (27 мая - 2 июня)

1. На фоне сомнений в актуальности «Группы семи», Госдепартамент охарактеризовал прошедший саммит как возможность стран «либерального лагеря» консолидировать свою позицию накануне «более плодотворного» сентябрьского саммита «Группы 20».

2. В начавшемся на прошедшей неделе наступлении на Ракку, за неимением других альтернатив, США были вынуждены сделать основную ставку на курдов, испытывая, таким образом, терпение Турции.

3. Вступивший на этой неделе в предвыборную гонку кандидат от либертарианской партии, являясь аутсайдером, может, тем не менее, повлиять на результаты голосования в ноябре.

 

«Группа 7» как инструмент внешней политики США

Участие президента Барака Обамы в саммите «Группы семи», как показала его конференция по итогам двухдневного мероприятия, затмили вопросы, к саммиту отношения не имеющие (выборы, посещение Хиросимы и отношения с Вьетнамом). В этом плане более содержательным стало выступление заместителя госсекретаря по вопросам экономики и бизнеса Курта Тонга, состоявшееся 17 мая в Центре стратегических и международных исследований.

Он выделил шесть основных пунктов повестки дня саммита, имеющих для США наибольший интерес.

На первое место Тонг поставил вопросы глобального экономического развития, а именно «восстановление уверенности в мировой экономике и ускорение экономического роста».

Здесь, с точки зрения США, крайне важным стимулирующим инструментом может стать заключение масштабных торговых соглашений (Транстихоокеанское партнерство и Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство). Этот самый важный (и наиболее соответствующий изначальной цели «Группы») вопрос, тем не менее, стал и самым противоречивым. В то время как шесть стран считают, что необходимым импульсом экономическому развитию должно стать увеличение госрасходов, в частности – в инфраструктурные проекты, Германия выступает против бесконтрольных расходов. Данное расхождение нашло отражение в заключительной декларации, где говорится, что государства «будут координировать свои позиции при разработке экономической политики», принимая, однако, во внимание «уникальные особенности каждой конкретной страны».

На втором месте стоит вопрос о беженцах и миграционных потоках. При этом сирийские беженцы, отметил Тонг, являются лишь частью современного глобального тренда по увеличению миграции. Помогать странам, принимающим вынужденных переселенцев, считают США, должен Всемирный банк.  В-третьих, США хотели бы воспользоваться саммитом, чтобы подчеркнуть важность скорейшей ратификации Парижского соглашения по климату. Это является отчасти призывом и к собственным конгрессменам, далеко не все их которых верят в реальность проблемы изменения климата. Другим камнем в огород внутриполитических дебатов должно стать привлечение внимания к проблемам мирового здравоохранения: Белый дом уже несколько месяцев не может убедить Конгресс выделить средства для борьбы с вирусом Зика.

В-пятых, Тонг подчеркнул необходимость подтверждения консолидированной позиции стран «Группы семи» по вопросу Украины:

«(Саммит) должен сыграть важную роль в выражении единства членов группы в отношении санкций, наложенных на Россию, и необходимости полной и верифицируемой имплементации Минских соглашений».

Заключительная декларация это единство подчеркнула, что, тем не менее, не отменило желание некоторых, наиболее заинтересованных, стран «Группы семи» начать налаживание отношений с Россией, несмотря на возражения США. (Показательны в этом плане внутриполитические дебаты в Германии о «поэтапном снятии санкций» и высказанное накануне саммита желание Японии стать мостом между Россией и Западом).

Наконец, США планировали воспользоваться саммитом, чтобы призвать страны составить планы по мобилизации своих внутренних ресурсов. При этом Тонг подчеркнул, что глобальная экономика выиграет, если такие планы приведут к становлению рыночной экономики.

Несмотря на богатую повестку дня саммита, одним из самых часто поднимаемых вопросов стала проблема актуальности самого института. Признавая, что саммиты «Группы 20» являются «более плодотворной почвой» для решения глобальных экономических вопросов, Курт Тонг отметил, что основной функцией «Группы 7» США считают возможность сторонников либерального экономического развития консолидировать свою позицию, что позволит им выступить единым блоком на саммите «Группы 20» в сентябре.

Наступление на севере Сирии

Основной темой брифингов Пентагона и Госдепартамента на этой неделе стало наступление на позиции ИГИЛ на севере Сирии. Основная интрига развернулась вокруг вопроса о том, кто это наступление будет осуществлять.

Участие американских войск, за исключением ограниченного количества спецсназовцев, выступающих в качестве советников, в Вашингтоне даже не обсуждается. Любое военное сотрудничество с Россией США отмели сразу после того, как сообщения о подобном предложении достигли страниц американских СМИ. На вопросы об участии турецкой армии, которая могла бы заменить отряды курдов, Госдепартамент ответил традиционной пространной фразой о том, что Анкара «является ключевым партнером» в борьбе с ИГИЛ, добавив при этом, что эта борьба не обязательно должна вестись государствами. Свое отношение к участию сирийской армии Вашингтон продемонстрировал, комментируя освобождение Пальмиры: «еще не известно, что хуже – ДАИШ или режим, – но, мы считаем, что ДАИШ, возможно, в данном случае все-таки худшее из двух зол».

Надежду на то, что можно обучить и вооружить сирийских повстанцев, США потеряли еще в сентябре, когда Пентагон признал полный провал такого подхода.

В итоге, на этой неделе в наступлении на позиции ИГ на севере Сирии, что, по словам главы Пентагона Эша Картера должно заблокировать основные маршруты притока иностранных боевиков и уничтожить координационный центр террористов, основная ставка была сделана на группировку «Демократические силы Сирии», состоящую, преимущественно, из курдов. Таким образом, за неимением других альтернатив, США вынуждены балансировать между «своим незаменимым союзником» Турцией и единственным боеспособным и «политически приемлемым» партнером на земле – курдами.

С одной стороны, Вашингтон с готовностью удовлетворяет претензии Турции, не мешающие ходу операции. Так, на прошлой неделе после протестов Анкары американским солдатам, воюющим вместе с курдами, было приказано убрать нашивки с символикой сил самообороны сирийской курдской Партии демократического союза (ПДС). На этой неделе перед наступлением в районе города Манбидж США пообещали Турции, что силы, непосредственно участвующие в операции, будут на 80% состоять из арабов, а курды покинут территорию сразу по окончании боевых действий. С другой – США продолжают игнорировать требования Турции прекратить сотрудничество с ПДС, заявляя, что существует четкое разделение между ПДС и признанной террористической Рабочей партией Курдистана.

В этой связи известный американский колумнист Дэвид Игнатиус предупредил, что «этот выбранный США курс ведет к лобовому столкновению с Турцией», и призвал стороны всерьез заняться улаживанием противоречий, вместо того, чтобы замалчивать их, говоря о дружбе.

Впрочем, эксперты аналитического агентства «Сратфор» отметили, что подобная напряженность двусторонних отношений временная: Турция понимает, что поддержка США исчезнет, как только будет решена задача борьбы с ИГ. Это, продолжают они, все-таки не отменяет того факта, что в текущей ситуации курды получили уникальный шанс укрепить свои силы для дальнейшей борьбы за независимость, когда после ухода сочувствующих им России и США они останутся один на один с национальными правительствами.

Либертарианская партия США

В воскресенье в предвыборной гонке США появился новый участник – член либертарианской партии, бывший губернатор штата Нью-Мексико Гэри Джонсон. Его соседом по избирательному списку стал бывший губернатор штата Массачусетс Джон Макафи.

Эта партия, основанная в 1971 году под девизом «минимум правительства - максимум свободы», традиционно является аутсайдером, а ее кандидаты на пост президента всего один раз – в 1980 году - набирали более 1% голосов. Ближе всего к этому результату удалось приблизиться как раз Гэри Джонсону в 2012 году. Провалившись в борьбе за номинацию от республиканцев, он сменил партийную принадлежность и был номинирован от либертарианцев, в результате чего за него проголосовали  1,2 миллиона избирателей, что составило 0,99%.

Тем не менее, в этом году либертарианская партия имеет все шансы повлиять на результаты президентской гонки. Во-первых, в истории США уже были случаи, когда результаты крайне близкой борьбы основных кандидатов определяла третья партия, оттягивающая в свою сторону те самые проценты, необходимые для победы. Наиболее показательной является ситуация 2000 года: Зеленая партия, набрав в общей сумме менее 3% стоила Алу Гору, стороннику защиты окружающей среды, победы во Флориде, а, следовательно лишила его голосов выборщиков от этого штата. С одной стороны, либертарианцы, выступающие за сокращение регулирующей функции государства, могут привлечь на свою сторону консерваторов. С другой – их поддержка легализации марихуаны и абортов, а также прав ЛГБТ резонируют со взглядами либеральной молодежи, которая сегодня безоговорочно выступает за Берни Сандерса и крайне негативно относится к Хиллари Клинтон.

Во-вторых, в условиях, когда наиболее вероятные кандидаты от основных партий – Хиллари Клинтон и Дональд Трамп – соревнуются за звание «самых непопулярных в истории США», Гэри Джонсон может рассчитывать на рекордные результаты.

Так, уже сегодня некоторые опросы общественного мнения дают ему 10-11%, а 44% избирателей хотят увидеть в бюллетенях в ноябре альтернативу Клинтон и Трампу. Успех Джонсона будет зависеть от того, будет ли выдвинут независимый кандидат от республиканского истеблишмента, а также получит ли он возможность участвовать в предвыборных дебатах (для чего ему необходимо нарастить свой рейтинг до 15%). В целом, либертарианцы полны оптимизма, который озвучил председатель Национального комитета партии Николас Сарварк:

«Если бы полгода назад я сказал вам, что кандидатом от республиканцев станет шоумен с ужасной прической и просто пугающими политическими взглядами, вы бы рассмеялись мне в лицо. И все мы оказались неправы. В таком политическом климате, какой мы наблюдаем сегодня, могут происходить совершенно невероятные вещи».

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

8 июля 2016 | 17:10

Дайджест внешней политики США (16 июня – 7 июля)

После решения британцев покинуть ЕС Вашингтон постарался сделать все возможное, чтобы успокоить начавшуюся панику и избежать назревающего раскола между Лондоном и Брюсселем. После событий в Орландо в Конгрессе разгорелись баталии по поводу ограничений на продажу огнестрельного оружия, а кандидаты в президенты были вынуждены отбиваться от нападок своих же однопартийцев. В американо-российских отношениях забрезжила возможность сотрудничества по Сирии, вероятность реализации которой, тем не менее, Москва и Вашингтон оценивают по-разному.

2 июня 2017 | 11:21

Дайджест внешней политики США (26 мая – 1 июня)

Заключительное коммюнике саммита G7 стало компромиссом между новым руководством США и ведущими экономиками мира. Дебаты между группами влияния относительно Парижского соглашения увенчались победой Стива Бэннона, автора идеи «Америка первая». Визит вьетнамского премьер-министра в Вашингтон продемонстрировал намерение текущего руководства США продолжать курс на укрепление отношений через развитие двустороннего диалога.

15 декабря 2017 | 11:14

Дайджест внешней политики США (8-14 декабря)

Закон о финансировании министерства обороны предполагает резкий рост военных расходов и продолжает курс на противостояние «вредоносному влиянию» России. Вашингтон сообщил, что начнет разработку запрещенных договором ракет, что, по его мнению, должно заставить Москву вернуться к выполнению соглашения. Заявление Тиллерсона о готовности США начать переговоры с КНДР без предварительных условий было незамедлительно опровергнуто Белым домом.

24 марта 2015 | 13:00

Великий уравнитель: Сергей Лавров как внешнеполитический ресурс

Внешнеполитические ресурсы России всегда были скромнее ее реального международного положения. Так сложилось потому, что российская внешняя политика опирается не только и не столько на материальные ресурсы, сколько на нематериальные активы — обширную регионоведческую экспертизу, большой опыт конфликтов и компромиссов, накопленный в международном сообществе авторитет.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова