Орхан Гафарлы
Очевидно, что российско-турецкие противоречия по сирийскому кризису оказались настолько серьезными, что достичь компромисса оказалось невозможно. Оправдывая свои действия необходимостью обеспечения безопасности своих границ, Турция отказывается приносить извинения – по крайне мере до тех пор, пока не будет проведено расследование инцидента специально сформированной комиссией при участии третьей стороны.
ПРЕМИУМ
30 ноября 2015 | 22:36

Инцидент с Су-24: как два дружеских государства стали врагами

Анкара, Турция. - Первые разногласия в российско-турецких отношениях выявились после начала «арабской весны» на Ближнем Востоке. Лидеры обоих государств стремились не допустить, чтобы эти противоречия отразились на двустороннем сотрудничестве – и на протяжении нескольких лет им это удавалось. Когда в конце 2013 года разразился кризис на Украине, в результате которого Россия присоединила Крым, реакция Турции также была адекватной – акцент был сделан лишь на крымских татарах. Кроме того, Турция не присоединилась и к антироссийским санкциям Запада.

Тем самым Анкара последовательно демонстрировала важность отношений с Россией.

В декабре 2014 года российский президент Владимир Путин посетил с визитом Турцию, в ходе которого был согласован проект «Турецкий поток», ставшего символом стратегического характера сотрудничества между двумя государствами.

Однако уже летом 2015 года в российско-турецких отношениях стали появляться первые признаки напряженности, которая была связана с недовольством Анкары активным вмешательством России в сирийский кризис. Противоречия возникли также и в энергетической сфере: турецкая сторона обвиняла Россию в том, что обещанная скидка на газ в объеме 10,25% по факту не была предоставлена, однако российская сторона обуславливала этот вопрос подписанием соглашения по «Турецкому потоку». Анкара, в свою очередь, была не согласна с такой постановкой проблемы, настаивая на том, что скидка на российский газ и «Турецкий поток» - это два не связанных между собой вопроса. В результате турецкая энергетическая корпорация «БОТАШ», занятая в реализации проекта, подала против «Газпрома» иск в международный арбитражный суд.

После начала российской военно-воздушной операции в Сирии отношения между Анкарой и Москвой обострились еще больше. Результаты международных конференций в Женеве и Вене по сирийскому урегулированию перестали отвечать турецким интересам. Параллельно с этим российская военная авиация стала наносить удары по различным группировкам сирийской оппозиции, которые активно поддерживались Турцией, Саудовской Аравией и Катаром. В результате гибели своих протеже в Сирии Анкара несла потери. Еще большее недовольство турецкого руководства вызывало сотрудничество между Россией и сирийскими курдами. Несмотря на это, Анкара была намерена продолжать диалог с Москвой, пытаясь убедить Кремль в том, что Башар Асад должен уйти. Однако, по всей видимости, последний разговор между Владимиром Путиным и Рэджепом Эрдоганом в ходе саммита «Группы 20» в ноябре этого года в Анталии не удался.

Значение этой встречи было очень велико: она должна была сблизить позиции двух стран в сирийском кризисе. Между тем, после саммита российские военно-воздушные силы начали обстреливать районы, населенные туркоманами, которые считаются в Турции родственным народом. Этот шаг оказал крайне негативное влияние как на турецкое руководство, так и на турецкую общественность. Россия не осознала того, что сирийские туркоманы для Турции имеют такое же значение, как русские в Крыму и на Украине. В экспертных кругах Турции эти действия российской военной авиации характеризовались как противостояние попыткам Анкары утвердить свое лидерство в тюркском мире.

24 ноября, когда ВВС Турции сбили российский самолет, Анкара заявила, что он не был опознан как российский, так как в сирийской армии также на вооружении имеется техника российского производства, а на попытки связаться с пилотом ответа не последовало. Следует напомнить о том, что в 2012 году сирийская армия сбила турецкий истребитель, поэтому можно сделать вывод, что Турция ждала удобного момента, чтобы ответить. Кроме того, Анкара заявила, что любой объект, который окажется в 30 милях от границ турецкого воздушного пространства, будет считаться потенциально представляющим угрозу.

Аналогичной была реакция турецкого руководства после последнего инцидента со сбитым российским самолетом. Президент Эрдоган заявил:

«Если бы мы знали, что это – российский самолет, мы бы отреагировали иначе».

Эрдоган выразил сожаление в связи с гибелью российского летчика, однако подчеркнул, что официальных извинений не последует. В свою очередь премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу отметил:

«Попытки возложить на турецкую сторону ответственность за кризис между РФ и Турцией неправомерны как с точки зрения международного права, так и добрососедства и дружбы между РФ и Турцией. Если искать ответственного, то нужно начать со страны, которая много раз ранее нарушала наше воздушное пространство. Последние заявления с российской стороны — это не те заявления, которые можно принять с точки зрения добрососедства».

Следует учитывать тот факт, что России четырежды были высказаны предупреждения о нарушении турецкого воздушного пространства. Также Анкара высказывала Москве свою озабоченность и по проблеме туркоманов: в частности, турецкий министр иностранных дел вызывал российского посла и выразил ему беспокойство относительно того, что российская военная авиация наносит удары по туркоманским селам.

Очевидно, что российско-турецкие противоречия по сирийскому кризису оказались настолько серьезными, что достичь компромисса оказалось невозможно.

Оправдывая свои действия необходимостью обеспечения безопасности своих границ, Турция отказывается приносить извинения – по крайне мере до тех пор, пока не будет проведено расследование инцидента специально сформированной комиссией при участии третьей стороны. В случае, если доклад комиссии определит виновность турецкой стороны, Анкара может принести извинения и принять меры по возмещению ущерба. Однако в его отсутствие Турция будет оставаться убежденной своей правоте.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Безопасность»

2 марта 2016 | 08:51

Препятствия на пути исполнения соглашения о перемирии в Сирии

Главная проблема сирийского мирного процесса – его оторванность от внутрисирийских реалий. Договоренностей удается достигнуть только США и России между собой, причем из них Вашингтон не только давно не имеет реального влияния ни на одну из воюющих сторон, но и старается отстраниться от кризиса в Сирии. Договоренностей с Турцией и Саудовской Аравией, способных непосредственно повлиять на положение «на местах», нет и быть не может.

6 апреля 2015 | 19:28

Йеменский кризис и межарабские разногласия на Ближнем Востоке

Действия Эр-Рияда получили смешанную реакцию международного и регионального сообщества: от поддержки до осуждения и обвинений в агрессии. Характерно, что единства мнений не наблюдается даже среди арабских государств. Как и ИГ, кризис власти в Йемене не стал общеарабской угрозой, которая могла бы сплотить регион: он не только в очередной раз высветил существующий раскол среди арабских государств, но и стал фактором, усиливающим этот раскол.

7 февраля 2015 | 10:28

Почему Вашингтон хочет отправить на Украину оружие?

Оживление дискуссии по данному вопросу свидетельствует об усилении позиций сторонников более конфронтационной политики в отношении России как среди внешних критиков Белого дома, так и в самом правительстве. Среди причин - январское обострение ситуации на юго-востоке Украины, по мнению критиков, демонстрирующее неэффективность политики Обамы, а также внутриполитическая игра накануне начала предвыборной президентской гонки.

25 марта 2016 | 19:35

Дайджест внешней политики США за неделю (18-24 марта)

На прошедшей неделе одним из центральных событий внешней политики США стал визит Президента США на Кубу, который символизировал историческую нормализацию американо-кубинских отношений, однако не снял целый ряд  традиционных спорных вопросов между Вашингтоном и Гаваной. Теракты в Брюсселе вновь стимулировали дебаты касательно мер безопасности во избежание подобных событий в США, но прийти к консенсусу касательно политики в отношении американских мусульман по-прежнему не удается. Подписанное соглашение об усилении сотрудничества в сфере обороны между США и Филиппинами вызвало ожидаемо острую реакцию со стороны Китая.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова