Владимир Никифоров
7 июня в Турции прошли парламентские выборы, результаты которых показали, что основанная президентом Рэджэпом Эрдоганом Партия справедливости и развития (ПСР) теряет поддержку населения. По предварительным итогам голосования, партия получила менее половины мест в парламенте, что не позволит ей управлять страной, игнорируя мнение остальных политических сил.
ПРЕМИУМ
8 июня 2015 | 22:17

Итоги парламентских выборов-2015 в Турции и их значение для России

Стамбул, Турция. - 7 июня в Турции прошли парламентские выборы, результаты которых показали, что основанная президентом Рэджэпом Эрдоганом Партия справедливости и развития (ПСР) теряет поддержку населения. По предварительным итогам голосования, партия получила менее половины мест в парламенте, что не позволит ей управлять страной, игнорируя мнение остальных политических сил.

По предварительным итогам голосования партия получила 40.7% голосов, или 256 мест в парламенте - менее половины. Для сравнения, из 550 мест на предыдущих выборах в 2011 году ПСР получила 49.8% голосов и 327 мест.

В самой Турции к прошедшим выборам относились с особым вниманием, поскольку от их исхода зависела потенциальная возможность изменить конституционный строй государства, сделав парламентскую Турцию президентской республикой и дав Рэджэпу Эрдогану новые властные полномочия.

Теперь перед формальным лидером партии Ахметом Давутоглу стоит непростая задача сформировать правящую коалицию с представителями оппозиции. Однако большого выбора союзников у него нет.

По турецкому законодательству главным условием прохождения в парламент (Великое национальное собрание Турции) является преодоление 10% барьера, что в этот раз удалось еще трем партиям. По предварительным данным, про-курдская Партия демократии народов (ПДН) сумела впервые в истории набрать 13%, ультраправая Партия националистического движения (ПНД) получила 16.5%, левоцентристская Народно-республиканская партия (РНП) набрала 25.1%.

Прохождение первой в парламент стало для многих неожиданным. Хотя курды составляют пятую часть от всего населения страны, они ранее никогда не были представлены в парламенте. Однако проводимая правительством политика, когда за любым выражением недовольства властью следуют обвинения в шпионаже, предательстве и реальные тюремные сроки, вынудила многих людей отдать свои голоса курдской и другим партиям – лишь бы не партии Рэджэпа Эрдогана. Курды встретили результаты выборов повсеместным ликованием, поскольку в парламенте им выделяется 79 мест. Сам факт преодоления минимального процентного барьера означает появление в стране новой значимой политической силы.

Попытка правящей партии изменить существующую систему голосования в 2013 году и сократить до минимума введенный более 20 лет назад процентный барьер, оказалась неудачной. В случае если бы этот барьер был существенно ниже, у недовольных текущей политикой не было бы стимула «скоординировано» голосовать за ПДН. Вполне возможно, что она бы не преодолела 10% барьер, не «отобрала» голоса у Партии справедливости и развития и, таким образом, не лишила ее большинства мест в парламенте. Сразу после оглашения результатов сопредседатель про-курдской партии Селяхаттин Демирташ заявил о неприемлемости формирования коалиции с правящей партией. Это неудивительно, учитывая, что лидер идеологически близкой Рабочей партии Курдистана, Абдулла Оджалан, с 1999 года отбывает пожизненное заключение на турецком острове Имралы в Мраморном море.

Ультраправая ПНД (16.4%, 82 места) стоит на позициях этнокультурного господства турецкой нации и придает религиозному фактору меньшее значение. Она также не стремится кооперироваться с политическими противниками. Выступая на пресс-конференции в Анкаре 8 июня лидер националистов Девлет Бахчели назвал свою партию главной оппозиционной силой в случае создания коалиции между всеми остальными партиями. И хотя ранее он допускал стратегическое объединение с ПСР при условии отсутствия в коалиции курдов, его заявление носило скорее декларативный характер. Кроме того, в настоящее время союз националистической партии с партией, выступающей, фактически, за доминирующую роль ислама в турецком обществе, маловероятен.

Отчасти поэтому первое место в списке кандидатов в правящую коалицию занимает левоцентристская РНП (25.1%, 133 места), лидер которой, Кемаль Кылычдароглу, в апреле заявлял о готовности своей партии войти в состав правительственной коалиции, если возникнет необходимость и при условии обеспечения независимого функционирования судебной системы и работы средств массовой информации. Учитывая последние тенденции, ему также придется делать нелегкий выбор.

В случае если правительственная коалиция не будет сформирована в течение 45 дней, Эрдоган вправе назначить проведение новых выборов с целью изменить соотношение сил в правительстве и выйти из периода политической неуверенности. Как всегда, неопределенность стоит дорого – в последние дни турецкая лира уже установила антирекорд по отношению к доллару США.

Политическая нестабильность в Турции невыгодна России, поскольку принятие любых серьезных внешнеполитических решений на деле откладывается до выхода Анкары из кризиса.

В том числе и решения, принимаемые в отношении строительства «Турецкого потока». При этом строительство конкурирующего Трансанатолийского газопровода продолжается по расписанию.

Поэтому все заявления турецкого руководства, особенно сделанные в последнее время, необходимо рассматривать с учетом внутриполитической обстановки. Не в последнюю очередь это относится к словам министра энергетики и природных ресурсов Турции Танера Йылдыза о готовности начать строительство сухопутного участка газопровода «Турецкий поток». Заявление министр сделал всего за два дня до выборов, означающих конец его работы в этой должности, поскольку находиться на ней более трех сроков подряд по турецкому законодательству запрещено.

Создание коалиции может привести к непоследовательному проведению внешней политики, поскольку формально единая, она будет состоять из сил, преследующих свои собственные интересы и играющих на возникающих противоречиях во имя популистских лозунгов и идей. Не стоит, в то же время, списывать со счетов огромное влияние президента Эрдогана в Турции, который своей властью и авторитетом приложит все усилия, чтобы привести политические силы в стране к единому знаменателю.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Реалистический подход»

9 января 2016 | 17:00

Маркедонов: Нормализации отношений ЕС с Россией в 2016 году не будет

Минувший год запомнился продолжением и расширением кризиса в международных отношениях и новыми вызовами для безопасности в Европе. К уже существующим очагам напряжённости в Сирии и на Украине добавилась проблема беженцев в Европе, резкое усиление террористической угрозы и российско-турецкий конфликт. О вызовах международной безопасности на Украине, Южном Кавказе и Ближнем Востоке и возможностях их преодоления в 2016 году рассказал Сергей Маркедонов.

14 мая 2018 | 19:32

Проблемы и перспективы формирования российского лобби в США

Из американских СМИ складывается впечатление, что нет страны влиятельнее России. Союз российских хакеров и троллей стал настоящим кошмаром для Америки, породив глубокую паранойю. Однако российское влияние в США – миф, а российского лобби не существует. Об этом говорят хотя бы спазматические попытки российских бизнесменов стучаться во все двери в Вашингтоне перед угрозой попасть под санкции.

13 июня 2016 | 18:18

Политический аспект боев за Ракку в Сирии

Ситуация в чем-то напоминает гонку за Берлин в 1945 году - у сирийской армии и поддерживающих ее подразделений российских ВКС и иранских советников есть конкуренты в лице курдов, которые при помощи американцев рвутся к Ракке с севера. И тот, кто возьмет столицу сирийского филиала ИГ, сможет назвать себя победителем этой организации.

7 мая 2015 | 16:32

Российская «гибридная война»: ничего нового

Тактика действий российских войск в Крыму в марте 2014 года вызвала в западной прессе и среди профессиональных наблюдателей дискуссию о «новой стратегии гибридной войны», которую якобы освоила и применяет Россия. Наблюдатели указывали на «размывание» очертаний военного конфликта и вовлечение в него невоенных средств, которые не имеют прямого отношения к классическому военному противостоянию. Однако похоже, что зарубежные эксперты поспешили выдать российским войскам авансы, которые те пока не заслужили.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова