12 сентября 2014 | 18:18 Андрей Сушенцов

Киев не идет на компромисс и снижает свою зависимость от Донецка и Луганска

Неудача военной операции Киева против ополчения Новороссии и наступление перемирия не означают перспективы скорого политического урегулирования. Киев не готов к компромиссу. Линия на одностороннее решение кризиса продолжается. Если раньше президент Петр Порошенко планировал достичь своих целей военным путем, то теперь ставка сделана на снижение зависимости от Донецка и Луганска. 

Отдельные украинские политики и эксперты ставят вопрос об отказе от Донецка и Луганска и выделении их из состава Украины. Проукраинские силы возмущают требования ДНР и ЛНР о наделении их особым статусом, включая самостоятельность в выборе экономического и торгового вектора развития. Это условие видится Киеву настолько неприемлемым, что в его глазах ставит страну на грань распада.

На заседании кабинета министров 10 сентября президент Украины Петр Порошенко подтвердил приверженность унитарному устройству государства: 

«Мы никому не сдадим ни вопрос суверенного устройства, ни вопрос независимости, ни вопрос территориальной целостности. Мы остаемся соборным и унитарным государством».

Ставя вопрос о контроле над территорией, а не о мнении проживающего там населения, Киев закрепляет разделение общества на две части и совершает ошибки, которые до него сделали Грузия и Молдова в 1990-х годах.  

Руководитель киевского центра "Пента" Владимир Фесенко подчеркивает неготовность Киева нести ответственность за судьбу Донбасса:  

"Что касается интеграции с Россией и Таможенным союзом, одна часть страны выставляет ультиматум. А как быть с интересами другой части, которая хочет европейской интеграции? Фактически то, что предлагается - это полная государственная независимость в составе Украины, то есть Украина должна взять на бюджет эти две республики с учетом многомиллиардных затрат на восстановление, но подчиняться они будут не Киеву, а Москве".

Подобные настроения распространяются и лидерами общественного мнения, включая руководителей добровольческих батальонов. Комментируя Минские соглашения, один из лидеров добровольцев Семен Семенченко написал

«Я не хочу гадать на каких условиях заключено перемирие. Мне это не интересно. Я не хочу думать, пойдут ОНИ дальше или получат финансируемое нами же государство внутри Украины».

Влиятельные члены украинской диаспоры на Западе также выступают против компромисса с ДНР и ЛНР. Профессор Рутгерского университета (США) Александр Мотыль на страницах журнала «Foreign Affairs» призвал Киев отказаться от Донецка и Луганска: 

«If [Kiev] come to believe that the choice is between constant war, a return to things as they were “under Yanukovych, but without Yanukovych,” or genuine independence within manageable frontiers, they may decide that abandoning an ungovernable stretch that was always Ukraine’s odd man out would actually be a stunning example of Ukraine’s commitment to real sovereignty».

Курс на снижение зависимости от Донецка и Луганска будет выражаться в их физической изоляции от остальной Украины. Президент Петр Порошенко предлагает окружить территорию под контролем ополчения линией укреплений. 

«[Главная задача] это охрана украинской государственной границы и защитное укрепление линии непосредственного противостояния с боевиками. Если без линии Маннергейма не обойтись, значит, надо строить и такие фортификации, только еще более мощные, с учетом опыта предшественников. Обращаю внимание, не фортификационные сооружения образца 41-42-х годов, а то, чего сегодня требует современная оборонная наука. Глубоко эшелонированная оборона, с танковыми позициями, с механизмами защиты от систем залпового огня, с современной коммуникацией, с четким взаимодействием всех подразделений, задействованных в антитеррористической операции. Со специальной зоной, которая позволяет эффективно применять оружие. Я не исключаю, что в ближайшее время придется создать особый режим пребывания граждан в зонах, прилегающих к антитеррористической операции».

Осуществление этого плана создаст в Донецкой и Луганской областях ситуацию наподобие линии соприкосновения армянских и азербайджанских войск в Нагорном Карабахе. В краткосрочной и среднесрочной перспективе это сделает политическое урегулирование на Донбассе невозможным. С течением времени Донецк и Луганск будут закрепляться как автономные образования и де факто государства. 

На этом этапе Киев готов заплатить такую цену за сохранение неоспариваемого контроля над остальной территорией страны.  

Читать еще по теме «»

6 июля 2016 | 21:00

Тенденция к укреплению ЕС после Брекзита

Что же касается России, то для нее углубление европейской интеграции и вывод ЕС из системного кризиса несет лишь пользу. Во-первых, Европа является крупнейшим торговым партнеров РФ, и чем стабильнее будет этот партнер, тем лучше. Во-вторых, чем сильнее Европа, тем больше надежды на то, что она будет четко следовать своим интересам (а нынешняя линия Брюсселя в направлении России – это не европейский интерес).

9 июня 2017 | 10:10

Дайджест внешней политики США (1-8 июня)

Выступление американского министра обороны на конференции «Шингри-Ла Диалог» было призвано изложить политику США в азиатско-тихоокеанском регионе. После сообщений о разрыве дипломатических отношений между Саудовской Аравией и Катаром Пентагон и Госдепартамент предпочли занять нейтральную позицию. Постпред США в ООН Никки Хейли приступила к выполнению данного конгрессменам обещания – давлению на Совет по правам человека.

27 февраля 2015 | 14:00

Уроки украинского: В чем мы были неправы на Украине

Из Москвы украинская политика казалась идентичной российской — сильная центральная власть, эффективная консолидация и распределение ресурсов центром, развитый административный аппарат и главное — консенсус элит и общества по вопросу о национальных интересах. На Украине когда-то имелись предпосылки к тому, чтобы сложилась сильная центральная власть — наподобие российской, белорусской или казахстанской. Однако в отличие от России, Белоруссии или Казахстана на Украине эти предпосылки не дали такого же результата.

1 сентября 2014 | 21:41

Туск и Могерини во главе Евросовета и внешнеполитической службы ЕС

Прогерманский вариант европеизма сейчас уже не вступает в конфликт с характерным для Польши атлантизмом. В последние годы в Польше рассматривают Берлин как остов европейской интеграции, а польско-германское партнерство превратилось в настоящий тандем.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
11 августа 2015 | 13:04
18 апреля 2015 | 04:00
20 февраля 2015 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
16 марта 2014 | 22:32
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова