Юрий Надточей
Фигура Йенса Столтенберга, имеющего шансы стать координатором новой «восточной политики» НАТО, вопреки многим прогнозам пессимистов, все же дает некоторые поводы для ограниченной нормализации российско-западных отношений, хотя отнюдь и не гарантирует ее.
ПРЕМИУМ
8 октября 2014 | 00:05

Новый генсек НАТО Столтенберг посылает России примирительные сигналы

Первая пресс-конференция нового генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга ожидаемо не принесла сенсаций. Практически все упомянутые им цели и приоритеты Альянса на обозримое будущее были определены еще на сентябрьском саммите в Уэльсе.

Вместе с тем, первая речь нового генерального секретаря все же заслуживает внимания хотя бы в силу постоянно меняющегося международного контекста в области безопасности. Поскольку международная среда способна корректировать политику блока, по-новому расставлять акценты и при необходимости изменять угол зрения на конкретные события и проблемы, задача первого лица организации состоит в артикуляции обновленной позиции и получении обратной связи от общественности.

Смещение фокуса НАТО в сторону задач по обеспечению коллективной обороны блока и его членов, как и нарастающая усталость Брюсселя и Вашингтона от затянувшего украинского кризиса, все больше склоняют политические круги США и стран ЕС к неохотному признанию нового статус-кво на европейской континенте.

Хотя пока подобная точка зрения и не озвучивается публично.

Речь, таким образом, может идти о прощупывании почвы для возобновления диалога между НАТО и Россией, причем не только по украинской проблеме, но и по будущей архитектуре европейской и международной безопасности как таковой. С учетом нарастающей нестабильности на Ближнем Востоке в регионе Леванта, неопределенность нынешнего статуса России в системе натовских координат представляется руководству блока крайне неудобным обстоятельством. Более того, сами лидеры НАТО не готовы долго мириться с подобным положением вещей.

В этом плане интервью Й. Столтенберга, в котором не исключалась возможность созыва встречи в рамках Совета Россия-НАТО, может служить определенным индикатором готовности блока к продолжению диалога с Москвой даже в весьма непростых условиях.

Безусловно, что подобное допущение вряд ли может означать возврат к прежней формуле «докрымского» партнерства, формировавшегося между Россией и НАТО по меньшей мере с 1997 года в духе политики ограниченного вовлечения России в западное сообщество безопасности.

На сегодняшний день более вероятной представляется выработка новой формулы вынужденного сотрудничества в традициях «разрядки» или хельсинского процесса 1970-х годов.

Фактически, для России и НАТО остается открытой возможность возвращения к некоему аналогу сосуществования, при котором конфликтующими сторонами признается необходимость сотрудничества во имя мира в Европе, но при этом исключаются иллюзии относительно «стратегических партнерств» и «новых качеств» отношений в обозримом будущем.

По всей вероятности, именно подобную перспективу и допустил Йенс Столтенберг, упомянувший о двух встречах, проведенных по линии Совета Россия-НАТО с начала кризиса на Украине.

На практике подобное взаимодействие в стиле «горячей линии» образца «холодной войны» вряд ли способно обещать многое. Вероятнее всего оно будет сведено к политическим консультациям лишь по наиболее острым как для Москвы, так для и Брюсселя вопросам – по сути, вопросам «войны и мира». В то же время прежнее декларативно партнерское многоформатное сотрудничество по самому широкому кругу тем, начиная от «новых вызовов» и заканчивая общественной дипломатией, будет либо минимизировано, либо свернуто на неопределенный срок.

Вместе с тем, сама возможность сохранения хотя бы ограниченно консультационной модели взаимодействия все же позволит при наличии политической воли с обеих сторон обеспечить условия для их мирного соседства (сосуществования) в духе политического реализма. И в этом аспекте фактор личности нового генсека НАТО также может сыграть немаловажную роль.

Обусловленный временем постепенный уход с европейской авансцены так называемых еврооптимистов (Жозе Мануэля Баррозу, Кэтрин Эштон), и возвышение на ней фигур европрагматиков (Жан Клода Юнкера, Федерики Могерини) меняет личностную компоненту формируемых в ЕС и НАТО политических курсов.

При всей свойственной евро-чиновникам высокого уровня «фирменной» фразеологии о ценностях демократии, новые главы ЕС и НАТО, по-видимому, более трезво оценивают направленность и заданность основных векторов мировой политики, экономики и процессов в сфере безопасности. Пока они не стремятся воздвигать стойкие идеологические препятствия на пути сотрудничества руководимых ими организаций с «неудобными» партнерами из Москвы, Пекина или Тегерана.

Напротив, даже строго лимитированное и дозированное сотрудничество с т.н. «не-Западом» для самого Запада воспринимается сегодня как весьма важное для решения целого комплекса международных проблем или, по меньшей мере, недопущения их разрастания.

В этом смысле фигура Йенса Столтенберга, имеющего шансы стать координатором новой «восточной политики» НАТО, вопреки многим прогнозам пессимистов, все же дает некоторые поводы для ограниченной нормализации российско-западных отношений, хотя отнюдь и не гарантирует ее.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

16 мая 2015 | 21:00

ЕС ждет два года британского шантажа

Убедительная победа Консервативной партии и ее лидера Дэвида Кэмерона на парламентских выборах в Великобритании вновь заставила всех задуматься от европерспективах страны. Дэвид Кэмерон настаивает на проведении референдума о выходе страны из ЕС, хоть сам выход ему и не нужен.

30 августа 2014 | 14:04

Москва взяла курс на изматывание Украины?

Расчет строится на понимании о том, что естественная логика экономических процессов на Украине при разрыве связей с Россией приведет к массовой бедности населения. А это в свою очередь даст социальный взрыв, который сметет «правительство Майдана».

9 июня 2015 | 07:49

Американо-саудовское партнерство: тактика и стратегия

Не следует преувеличивать значение демонстраций протеста в адрес Белого дома со стороны Эр-Рияда. Королевство и раньше ярко проявляло недовольство отдельными шагами США. Это лишь элемент тактики, попытка напомнить заокеанскому партнеру о том, что у Саудовской Аравии есть свои интересы, которые следует уважать. Внешнеполитическая стратегия Эр-Рияда остается неизменной - ее суть заключается в утверждении сильной региональной роли Королевства в регионе при опоре на США.

2 октября 2014 | 07:00

Возвращение наступательной политики? Анализ речи Обамы на Генассамблее ООН

После успешного выступления в ООН, у администрации Обамы есть замечательная возможность пересмотреть свою политику в ключевых регионах и использовать всеобщее воодушевление международного сообщества. И в самом деле, если президент и его команда смогут извлечь максимум выгоды в данный момент, то в будущем историки смогут назвать осень 2014 года «переломным периодом» во внешней политике столь часто критикуемого президента».

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
9 декабря 2014 | 08:00
11 сентября 2014 | 21:25
20 ноября 2014 | 08:23
29 октября 2014 | 16:00
27 октября 2014 | 13:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова