Татьяна Тюкаева
Ключевым вопросом остается кандидатура на пост премьер-министра. Аль-Малики, поддерживаемый Вашингтоном и Тегераном, не намерен уходить. Между тем, основные политические и духовные лица Ирака призывают его к отставке, обвиняя в связях с Ираном и неспособности справится с военно-политическим кризисом.
ПРЕМИУМ
29 июля 2014 | 19:04

Новый президент Ирака и кризис власти в стране

Военно-политическая ситуация в Ираке остается напряженной. Исламское государство, провозглашенное в конце июня 2014 года исламистской группировкой «Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ), занялось установлением своей власти на подчиненных территориях. Активно вводятся законы шариата, основными жертвами которого становятся христианские меньшинства. 

Исламисты опираются на поддержку некоторых шейхов суннитских племен. 

Южные иракские провинции и Курдская автономия остаются вне влияния ИГИЛ. Между тем, в Багдаде стали заметны определенные успехи в разрешении кризиса власти в Ираке.

Избранный в апреле парламент сумел определиться с кандидатурой на пост спикера Совета представителей (парламент Ирака) только 15 июля. Им стал суннит Салим аль-Джируби. 24 июля парламент утвердил курда Фуада Масума на пост президента Ирака. Последний должен в ближайшее время назначить премьер-министра, первое лицо государства в иракской парламентской республике. До сих пор эти обязанности исполняет шиит Нури аль-Малики, находящийся под напором критики со стороны суннитских, курдских политиков и даже некоторых шиитских политических деятелей и духовных лиц. Согласно «джентельменскому соглашению» между тремя основными этно-конфессиональными группами Ирака – суннитами, шиитами и курдами, пост главы правительства занимает представитель шиитской общины, спикером парламента является суннит, а президентом – курд.

Утверждение Советом представителей президента страны можно считать значимым событием, несмотря на то, что в парламентской республике президент исполняет преимущественно представительские функции. 

Именно предшественник Масума на посту президента – курд Джаляль Талабани – с 2005 года удерживал Ирак от раскола. 

Выступая в качестве посредника между шиитами, суннитами и курдами, он не раз усаживал противодействующие стороны за стол переговоров и сдерживал стремление властей Курдской автономии в Эрбиле к независимости. 

Новый иракский президент Фуад Масум вслед за Талабани представляет Патриотический союз Курдистана (ПСК), одну из трех основных курдских партий. ПСК отличается приверженностью идее федеративного, но единого Ирака. Утверждению кандидатуры Масума предшествовали длительные переговоры между различными политическими группами курдов. 

В отличие от ПСК, Курдская демократическая партия (КДП) под руководством президента Иракского Курдистана Масуда Барзани, последовательно выступает за создание независимого курдского государства. 

Воспользовавшись обострением военно-политической ситуации в стране и слабостью Багдада в борьбе с ИГИЛ, иракский Курдистан расширил территорию под своим контролем на 40%. 

В начале июля Барзани объявил о намерении провести референдум о независимости региона. Примечательно, что после негативной реакции на это заявление со стороны региональных и мировых лидеров, решимость курдского президента заметно угасла. Единственное мнение в поддержку стремления иракских курдов к самоопределению было высказано турецкой правящей партией «Справедливости и развития». Это следует рассматривать исключительно в рамках предвыборной президентской кампании нынешнего премьер-министра Турции Рэджепа Тайипа Эрдогана, пытающегося расширить свою электоральную базу за счет голосов турецких курдов.

Третья курдская партия – Горран – придерживается средней между ПСК и ДПК позиции по вопросу о статусе региона. Она выступают за отделение автономии от Ирака, однако только при условии сохранения независимости курдского государства от Турции, экономические и политические связи с которой активно развиваются в последние годы.

Кандидатура Фуада Масума явилась компромиссом между соперничающими курдскими блоками. Следует ожидать от нового президента продолжения курса Талабани на посредничество между различными силами Ирака во имя сохранения целостности страны. Его фигура оптимальна также для вовлеченных во внутри-иракский конфликт США, Ирана и Саудовской Аравии. Не будет против и Турция.

Анкара играет на противоречиях Багдада и Эрбиля, но заинтересована в стабильности своих восточных границ и не стремится к распаду Ирака. 

Ключевым вопросом для Багдада остается кандидатура на пост премьер-министра. Аль-Малики, поддерживаемый Вашингтоном и Тегераном, не намерен уходить. Между тем, основные политические и духовные лица Ирака призывают его к отставке, обвиняя в связях с Ираном и неспособности справится с военно-политическим кризисом. В интересах иракского единства фигура аль-Малики должна быть заменена на более компромиссную. Однако очевидно, что вопрос будет улажен в результате закулисных переговоров между основными иракскими кланами, инклюзивность и результативность которых должен обеспечить новый президент.

Схема 1. Территории под контролем "Исламского государства Ирака и Леванта"

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

20 января 2017 | 11:04

Презентация доклада о профессиональном профиле Дональда Трампа в Валдайском клубе

18 января на дискуссионной площадке клуба «Валдай» состоялась экспертная дискуссия «Дональд Трамп: профессиональный профиль нового президента США», в рамках которой прошла презентация одноимённого Валдайского доклада.

17 марта 2017 | 10:31

Дайджест внешней политики США (10 - 16 марта)

Визит саудовской делегации в Вашингтон продемонстрировал готовность Трампа восстановить двусторонние отношения с Эр-Риядом. Рекс Тиллеросн поддержал сокращение бюджета своего министерства. Одобряя потенциальное назначение Джона Хантсмана на должность посла в Москве, американские эксперты указали на отсутствие у него глубоких знаний региона.

22 июня 2015 | 09:52

Последствия усиления власти Петра Порошенко для украинской политики

Практика ситуативных альянсов между украинскими политическими силами и финансово-промышленными группами не способствует устойчивости парламентской коалиции. Кроме того, стремление Петра Порошенко даже в ограниченных условиях Конституции 2004 года добиться максимального влияния на внутреннюю политику добавляет новые стимулы для парламентариев и олигархов искать или создавать альтернативные центры силы. В итоге потенциал противоречий в рамках парламентской коалиции нарастает и ее единство обеспечивается все сложнее и сложнее.

29 марта 2014 | 18:48

Новые приоритеты оборонного бюджета США

Оборонный бюджет США на 2015 фискальный год отвечает новой военной стратегии США, обозначенной в четырехлетнем Обзоре оборонной политики 2014 года. Перемены значительны по масштабу и позволяют говорить о начале нового пост-афганского периода во внешней политике США.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова