Сергей Маркедонов
Артем Соколов
25 лет назад прекратил свое существование СССР. На политической карте мира появилось 15 новых государств, которые начали выстраивать свой путь в национальном строительстве и международной легитимации. Этот процесс зачастую протекал неравномерно и сопровождался болезненными трансформациями.
ПРЕМИУМ
8 декабря 2016 | 22:00

Процесс распада СССР не завершен спустя четверть века после Беловежских соглашений

25 лет назад прекратил свое существование СССР. На политической карте мира появилось 15 новых государств, которые начали реализовывать свой путь в национальном строительстве и международной легитимации. Этот процесс зачастую протекал неравномерно и сопровождался болезненными трансформациями.

В общих чертах можно выделить несколько групп стран на территории постсоветского пространства, в зависимости от выбранных ими внешнеполитических приоритетов. Во-первых, это страны Прибалтики: Литва, Латвия и Эстония, которые стали частью западных интеграционных структур, таких как НАТО и ЕС. Другую группу, близкую к странам Балтии, образуют Грузия и Украина, которые также стремятся стать частью условного Запада, однако наталкиваются на этом пути на определенные сложности по экономическим и политическим причинам. Третья группа стран, объединенная вокруг России, пытается предложить интеграционный проект, способный стать альтернативой евроатлантизму. Кроме Российской Федерации в неё входят Армения, Белоруссия, Казахстан и Кыргызстан.

Наконец, на территории бывшего СССР существует группа стран, придерживающаяся принципа равноудаленности от существующих союзов, предпочитая выстраивание эффективных двусторонних отношений с партнерами. К ним можно отнести Туркменистан, Узбекистан, Азербайджан и Молдову. Более того, элементы политики «качелей» можно обнаружить и у других постсоветских стран. Показательным примером может служить позиция партии «Грузинская мечта», где прагматичный подход её лидеров отражается в желании следовать западным курсом при сохранении хороших рабочих отношений с Россией.

Важно понимать, что и сейчас, спустя четверть века после подписания соглашений в Беловежской пуще, весь конфликтный потенциал, накопившийся к 1991 г., еще не реализован до конца. По-прежнему напряженной остается ситуация в Нагорном Карабахе, Приднестровье и на Донбассе. В разных формах продолжают существовать сепаратистские проекты: от Абхазии и Южной Осетии, добившихся статуса частично признанных государств, до ДНР и ЛНР, продолжающих вооруженное противостояние с Киевом. Внутри многих бывших советских республик продолжаются дискуссии о внешнеполитических приоритетах, что оставляет массу вопросов вокруг их будущего. По мнению аналитика агентства «Внешняя политика» Сергея Маркедонова:

«Можно повторять как мантру слова о территориальной целостности Грузии, Украины и Молдовы, но куда как продуктивнее задуматься о том, что в случае согласия с фактом такого единства нам придется допустить, что никакого консенсуса относительно грузинского вступления в НАТО или прозападных перспектив Киева и Кишинева не существует. Зато реален раскол среди граждан новых независимых стран —  часть из них видит гарантом своей безопасности не Брюссель, а Москву. Именно в этом плане говорить о полном завершении процесса распада СССР не представляется возможным».

На текущем этапе важной задачей для всех государств постсоветского пространства представляется выстраивание новой прагматичной повестки дня, направленной на поддержку их национальных интересов без ущерба для безопасности региона. Как отмечает Сергей Маркедонов:

«И сегодня, через 25 лет после подписания Беловежских соглашений крайне актуальной задачей является формирование подлинно новой государственной повестки, не связанной исключительно с "расчетами" с СССР и спорами с соседями. Состоятельность и эффективность национального строительства, и прежде всего его адекватность до сих пор остается важнейшей предпосылкой того, что процесс распада и обретения нового качества государственности будет завершен».

Очевидно, что эти процессы будут продолжатся долгие годы и потребуют высокого качества элит, экспертных сообществ и гражданских активистов. В ином случае неизбежны негативные последствия "болезни роста" в процессе обретения государственной субъектности.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

27 марта 2014 | 15:50

Крымский прецедент и его восприятие на постсоветском пространстве

Неопределенность географии понятия "русский мир" пугает соседей России, которым ясно лишь одно - включение Крыма в состав России обозначило принципиальную готовность Москвы пересматривать границы на постсоветском пространстве. Страны СНГ на эту угрозу отреагировали весьма неоднозначно.

18 августа 2016 | 11:26

Источники трений в американо-польских отношениях

Отношения между США и Польшей переживают не лучшие времена. Варшава ожидает достойной компенсации за своё безоговорочное следование американской внешней политике. Однако Вашингтон не готов предоставить Польше никаких существеных преференций ни сейчас, ни в обозримом будущем.

25 апреля 2015 | 12:00

«Мы живем в период стратегической неопределенности»

Мы живем в период стратегической неопределенности. Созданная после Второй мировой войны система, в которой США были и экономическим мотором, и международным арбитром, постепенно отходит в небытие.

22 октября 2015 | 08:00

«Остаться в России подольше»: Зачем Башар Асад прилетал в Москву в условиях секретности

20 октября в Москву приезжал сирийский президент Башар Асад. Визит проходил в условиях строжайшей секретности. Сирийский лидер, по слухам, прибыл в Москву самолетом российских ВВС, а Кремль объявил о визите только 21 октября, когда Башар Асад вернулся в свою столицу. По мнению других экспертов, вопросы были не только у Асада к Путину, но и у Путина к Асаду.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
18 апреля 2015 | 04:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова