Александра Ковальчук
Рассмотрение польской политики в отношении Киева через призму отношений с Москвой является анахронизмом и не даёт понимания действий Варшавы.
ПРЕМИУМ
27 марта 2014 | 13:03

Украинское направление польской дипломатии

Внешнеполитическая активность Варшавы на украинском направлении вызывает в России вопрос о сути польских интересов в Украине и их мотивах в отношении России. Однако рассмотрение польской политики в отношении Киева через призму отношений с Москвой является анахронизмом и не даёт комплексного понимания действий Варшавы.

Деятельность в отношении Украины это не только часть восточной политики Варшавы, в которую включена также Россия и страны Восточного партнёрства. Киев уже давно рассматривается в качестве независимого участника региональных процессов, переговоры с которым не требуют посредников. Это отдельный от российского внешнеполитический курс варшавской дипломатии. Украинское направление является воплощением роли, которую Польша решила играть в Европейском союзе и именно в этом контексте следует рассматривать её мотивы. Министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский неслучайно окружил себя экспертами по России и другим восточным соседям из ведущих польских научных центров. При этом немногие в Варшаве понимают, что действия в отношений постсоветских стран в обход России, в Москве воспринимаются как направленные против нее.

Свою роль в ЕС Польша усматривает в качестве просветителя соседних стран в области политической трансформации, которую сама она прошла успешно. Для Варшавы поддержка внутренних реформ, в том числе на Украине - свидетельство собственного успеха. Инструменты реализации этой поддержки скромны. Среди них преимущественно рабочее межведомственное сотрудничество и экспертные консультации. Активно сотрудничают органы самоуправления и неправительственные организации двух стран. В силу специфической общественной ситуации в разных регионах Украины, польский опыт реформы самоуправления может оказаться полезным для эффективного управления и востребован в т.ч. в русскоязычных областях.

На самом высоком уровне вовлечение польского правительства в события на Украине было не так значительно, как роль Германии и лично канцлера Ангелы Меркель в силу диспропорции политического веса и финансовых возможностей обеих стран. Понимание польской дипломатией ограничений собственной позиции способствовало объединению усилий Варшавы с Берлином и другими членами ЕС в отношении конфликта в Украине. Многократные заявления по ситуации в Украине вместе с представителями Чехии, в рамках группы балтийских стран, на встречах Вышеградской группы, а также факт, что эту тему Варшава преподносит на любых встречах с зарубежными партнёрами обрекают Польшу на роль адвоката украинской трансформации. 

Проекция Варшавой своего опыта на украинскую площадку не ограничена лишь вопросами трансформации, но касается работы по ряду других вопросов. Например, проблемы стандартизация норм или использование европейского финансирования. Не смотря на сильные издержки и проблемы, которые неминуемые в случае Ассоциации Украины с ЕС, Варшава усматривает в Киеве ту же готовность, которую она сама проявила более десяти лет тому назад. Сближение с ЕС это не безальтернативный путь для Киева. Однако в Варшаве он рассматривается как единственный, связанный с необходимыми Украине реформами. 

Обмен критикой в отношении действий на Украине со стороны Польши и России пока остаётся в стороне от двусторонних польско-российских отношений. Это даёт надежду на продолжение их прагматичного характера. Однако польскую позицию ужесточило решение Москвы в отношении Крыма. Изменение границ в Восточной Европе является для Варшавы очень чувствительным в силу многократных исторических изменений границ польского государства. Поэтому нынешнее их изменения рассматриваются как опасный ревизионизм.

Варшава готова и способна реализовать просветительную функцию на Украине, сыграть роль лидера и учителя, если только её действия не примут менторскую и навязчивую форму, что может не понравиться украинской стороне.

Автор - главный редактор в Фонде Nowa Debata (Варшава, Польша).

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Региональные риски»

10 октября 2016 | 22:03

Сирийский кризис: почему не работает дипломатия

Международное измерение не является ключевым в сирийской гражданской войне. Но если задаться вопросом, почему не срабатывают достигнутые между Россией и США договорённости, то ключевая причина будет в низкой приоритетности сирийского кризиса для них обоих.

18 мая 2015 | 08:27

Ближневосточное досье: Саудовская Аравия, Йемен и Сирия в мае 2015

В Сирии и Йемене на фоне непрекращающихся боев предпринимаются попытки по запуску диалога между противоборствующими сторонами. В свою очередь, в Саудовской Аравии Король Салман продолжает масштабные перестановки на основных государственных постах, внесшие изменения в баланс сил между основными кланами королевской семьи.

27 апреля 2017 | 15:13

Союзники России и геополитический фронтир в Евразии

С начала 2000-х годов возрастает риск вовлечения Российской Федерации в военные конфликты низкой интенсивности. Нестабильность на многих участках протяженной границы России вынуждает Москву к активному обозначению своего военного присутствия в поясе своих границ. Российскому руководству необходимо избегать преобладания идеологических приоритетов над рациональным расчетом.

6 июля 2015 | 11:23

Миграционный кризис в повестке дня Евросоюза

Страны ЕС, не попавшие под прямой удар миграционного кризиса, не видят смысла в унификации миграционной политики, которая подразумевает передачу значительных полномочий Брюсселю. Пока еврозону лихорадит от финансовых проблем Греции, расходы на обеспечение внешней политики и ее последствий для них – непозволительная роскошь. Реагирование в режиме ad hoc дает больше пространства для маневра.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
18 апреля 2015 | 04:00
11 августа 2015 | 13:04
18 апреля 2015 | 04:00
20 февраля 2015 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
16 марта 2014 | 22:32
17 декабря 2014 | 20:00
5 декабря 2014 | 17:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова