Сергей Маркедонов
Артем Соколов
7 ноября представитель Народной партии Южной Осетии Таира Гаглоева заявила о том, что бывший президент республики Эдуард Кокойты планирует принять участие в президентских выборах в апреле 2017 года. Заявлений от бывшего югоосетинского лидера пока не поступало. Новый президентский срок Кокойты представляется неуместным анахронизмом в условиях, когда перед республикой стоят задачи по формированию новой парадигмы позитивного развития.
ПРЕМИУМ
17 ноября 2016 | 19:12

Возвращение Эдуарда Кокойты несвоевременно для Южной Осетии

7 ноября представитель Народной партии Южной Осетии Таира Гаглоева заявила о том, что бывший президент республики Эдуард Кокойты планирует принять участие в президентских выборах в апреле 2017 года. Заявлений, подтверждающих или опровергающих данную информацию, от самого Кокойты пока не поступало. Эксперты оценивают электоральные перспективы вероятного кандидата от 12-15% голосов до гарантированного второго тура вместе со спикером парламента Анатолием Бибиловым.

Впрочем, для возвращения Эдуарда Кокойты на президентское кресло остается ряд существенных препятствий. Во-первых, речь идет о «цензе оседлости». На данный момент господин Кокойты проживает на территории России, что формально не дает ему права баллотироваться на президентский пост. За принятие соответствующего закона в свое время активно выступал он сам, и юридическая непоследовательность со стороны бывшего югоосетинского лидера неизбежно вызовет массу неудобных вопросов.

Другой проблемой является отсутствие поддержки Кокойты со стороны Москвы. Бывший югоосетинский лидер прочно ассоциируется у российского руководства с многочисленными проблемами в ходе восстановления республики. Впрочем, наличие у кандидата покровителей в Кремле не определяет его автоматически в фавориты гонки. Так, аналитик агентства «Внешняя политика» Сергей Маркедонов выступает против переоценки российского фактора в политических реалиях Южной Осетии:

 «Данный вывод принижает самостоятельное значение югоосетинской внутриполитической повестки. Между тем, кандидаты, не имевшие поддержки Москвы, не раз преподносили политические сюрпризы. Так было с тем же Кокойты в 2001 году, и с Аллой Джиоевой в 2011 году. И хотя главная возмутительница спокойствия кампании-2011 так и не стала в итоге президентом, ее неожиданный успех был крайне важным. И не только потому, что ускорил отставку Кокойты. Он показал, что критика действующей власти вовсе не обязательно означает отказ от пророссийского выбора (а именно эту идею весьма активно продвигала команда Кокойты и ее московские кураторы)».

С точки зрения внутренней югоосетинской повестки, фигура Кокойты представляется до известной степени анахронизмом. Пик его популярности пришелся на эскалацию конфликта с Тбилиси и войну 2008 года. Президент военного времени оказался неактуален в новых условиях, когда молодое частично признанное государство получило надежную защиту со стороны армии России. Кокойты не смог проводить эффективную политику по восстановлению республики и потерял на этом политические очки. Теперь, когда процесс восстановления Южной Осетии в целом завершен, его возвращение выглядит еще более несвоевременным. По мнению Сергея Маркедонова:

«Проблемы Южной Осетии требуют системного решения. Они не могут бесконечно оставаться пиар-продуктами, а также обсуждаться почти исключительно в формате «примут - не примут в Россию». Югоосетинский проект мог бы превратиться в пример эффективности пророссийского выбора на постсоветском пространстве. Однако и сегодня, через 8 лет после событий «горячего августа» он таковым не стал, в том числе и благодаря той модели отношений между республикой и РФ, которая начала складываться при Кокойты, но, по сути, не сильно поменялась с его уходом».

Кокойты не является политиком, способным предложить южноосетинскому обществу новую конструктивную повестку и парадигму позитивного развития. Его президентство отметилось большими проблемами в вопросах освоения денежных средств из России, поступавших на восстановление республики, и едва ли вновь будет способно отвечать на новые вызовы. Кроме того, само участие в предвыборной гонке такого неоднозначного политика может внести в её ход, на данный момент относительно спокойный, элементы нестабильности.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

30 октября 2015 | 13:00

Узоры персидского ковра: как Ирану стать региональным лидером

Иран мог бы действовать в обход США - совместно с Россией, заинтересованной в эффективной стабилизации Ближнего Востока и, в общем-то, занимающейся этой стабилизацией в Сирии. Проблема в том, что у Ирана и России, несмотря на внешнее согласие и совпадение интересов разное понимание слова «стабилизация». Иран жаждет ликвидации своих противников и хочет сам контролировать регион от Афганистана до Леванта. Москве же нужен баланс сил между всеми игроками региона.

11 марта 2015 | 21:00

Почему Москва заговорила о признании ДНР и ЛНР

6 марта стал днем дипломатической активности вокруг Украины. Эта тема обсуждалась в Берлине на заседании представителей МИД стран-членов «нормандской четверки».В столице Германии за закрытыми дверями стороны обсуждали ход реализации минских соглашений. Судя по тому, что встреча длилась несколько часов, обсуждение шло крайне непросто.

10 октября 2015 | 21:00

Дайджест внешней политики России за неделю 2-9 октября

На прошедшей неделе в центре внимания были активизация военной операции России против ИГИЛ, перенос местных выборов в ДНР и ЛНР, а также ухудшение отношений между Москвой и Анкарой.

3 января 2015 | 23:00

Противоречия очередного раунда минских переговоров

Минские переговоры – это своего рода представление, в котором Украина вынуждена торопиться не спеша. При этом, такие очевидные соображения, как важность Донбасса для целостности и энергетической состоятельности страны, ответственность перед гражданами в неконтролируемой части Донецкой и Луганской областей, – обычно игнорируются.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
11 сентября 2014 | 21:25
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова