Сергей Маркедонов
Артем Соколов
7 ноября представитель Народной партии Южной Осетии Таира Гаглоева заявила о том, что бывший президент республики Эдуард Кокойты планирует принять участие в президентских выборах в апреле 2017 года. Заявлений от бывшего югоосетинского лидера пока не поступало. Новый президентский срок Кокойты представляется неуместным анахронизмом в условиях, когда перед республикой стоят задачи по формированию новой парадигмы позитивного развития.
ПРЕМИУМ
17 ноября 2016 | 19:12

Возвращение Эдуарда Кокойты несвоевременно для Южной Осетии

7 ноября представитель Народной партии Южной Осетии Таира Гаглоева заявила о том, что бывший президент республики Эдуард Кокойты планирует принять участие в президентских выборах в апреле 2017 года. Заявлений, подтверждающих или опровергающих данную информацию, от самого Кокойты пока не поступало. Эксперты оценивают электоральные перспективы вероятного кандидата от 12-15% голосов до гарантированного второго тура вместе со спикером парламента Анатолием Бибиловым.

Впрочем, для возвращения Эдуарда Кокойты на президентское кресло остается ряд существенных препятствий. Во-первых, речь идет о «цензе оседлости». На данный момент господин Кокойты проживает на территории России, что формально не дает ему права баллотироваться на президентский пост. За принятие соответствующего закона в свое время активно выступал он сам, и юридическая непоследовательность со стороны бывшего югоосетинского лидера неизбежно вызовет массу неудобных вопросов.

Другой проблемой является отсутствие поддержки Кокойты со стороны Москвы. Бывший югоосетинский лидер прочно ассоциируется у российского руководства с многочисленными проблемами в ходе восстановления республики. Впрочем, наличие у кандидата покровителей в Кремле не определяет его автоматически в фавориты гонки. Так, аналитик агентства «Внешняя политика» Сергей Маркедонов выступает против переоценки российского фактора в политических реалиях Южной Осетии:

 «Данный вывод принижает самостоятельное значение югоосетинской внутриполитической повестки. Между тем, кандидаты, не имевшие поддержки Москвы, не раз преподносили политические сюрпризы. Так было с тем же Кокойты в 2001 году, и с Аллой Джиоевой в 2011 году. И хотя главная возмутительница спокойствия кампании-2011 так и не стала в итоге президентом, ее неожиданный успех был крайне важным. И не только потому, что ускорил отставку Кокойты. Он показал, что критика действующей власти вовсе не обязательно означает отказ от пророссийского выбора (а именно эту идею весьма активно продвигала команда Кокойты и ее московские кураторы)».

С точки зрения внутренней югоосетинской повестки, фигура Кокойты представляется до известной степени анахронизмом. Пик его популярности пришелся на эскалацию конфликта с Тбилиси и войну 2008 года. Президент военного времени оказался неактуален в новых условиях, когда молодое частично признанное государство получило надежную защиту со стороны армии России. Кокойты не смог проводить эффективную политику по восстановлению республики и потерял на этом политические очки. Теперь, когда процесс восстановления Южной Осетии в целом завершен, его возвращение выглядит еще более несвоевременным. По мнению Сергея Маркедонова:

«Проблемы Южной Осетии требуют системного решения. Они не могут бесконечно оставаться пиар-продуктами, а также обсуждаться почти исключительно в формате «примут - не примут в Россию». Югоосетинский проект мог бы превратиться в пример эффективности пророссийского выбора на постсоветском пространстве. Однако и сегодня, через 8 лет после событий «горячего августа» он таковым не стал, в том числе и благодаря той модели отношений между республикой и РФ, которая начала складываться при Кокойты, но, по сути, не сильно поменялась с его уходом».

Кокойты не является политиком, способным предложить южноосетинскому обществу новую конструктивную повестку и парадигму позитивного развития. Его президентство отметилось большими проблемами в вопросах освоения денежных средств из России, поступавших на восстановление республики, и едва ли вновь будет способно отвечать на новые вызовы. Кроме того, само участие в предвыборной гонке такого неоднозначного политика может внести в её ход, на данный момент относительно спокойный, элементы нестабильности.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

22 мая 2015 | 20:12

Дайджест внешней политики США за неделю (15-21 мая)

На прошедшей неделе основными темами внешнеполитической повестки США остаются сирийское и украинское досье, которые Вашингтон пытается связать во взаимозависимые и сделать предметом торга, навязываемого Москве. Вместе с тем, все новые успехи боевиков Исламского государства в Ираке на фоне продолжающейся военно-воздушной операции международной коалиции под руководством США вновь поставили вопрос о смене тактики действия Вашингтона в этом направлении. Параллельно с этим, новое развитие получила проблема закрытия тюрьмы Гуантанамо.

28 августа 2015 | 15:00

За визу ответят: реакция России на выдачу Матвиенко неполноценного въездного документа

Выдав ей визу, Барак Обама послал бы Москве «позитивный сигнал», однако цена такого сигнала для Демократов была бы крайне велика. Белый дом лишился бы остатков достоинства в глазах республиканцев, Конгресса и американского общества, считающих, что позитивных сигналов в адрес России исходит слишком много.

29 марта 2014 | 01:50

Парламентские выборы в Ираке и интересы России

Вероятным сценарием развития событий в Ираке остается сохранение статуса-кво - победа правящей партии на выборах и продолжение политики сдерживания сепаратизма в сотрудничестве с США, Россией и шиитским Ираном.

23 марта 2014 | 13:22

Задачи военно-промышленного комплекса России до 2020 года

Россия энергично перевооружает свою армию. В 2011 году была утверждена Государственная программа развития вооружений до 2020 года стоимостью 1,2 трлн. долларов. Ее цель - довести количество новейших образцов военной техники в войсках до 70%.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
11 сентября 2014 | 21:25
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова