Никита Мендкович
Долгое время Туркменистан старался сохранять максимальный нейтралитет в афганском конфликте, что позволяло поддерживать ровные неформальные отношения с Талибаном. Однако после усиления в конце 2000-х гг. борьбы с контрабандой наркотиков через туркменскую территорию – ситуация стала осложняться.
ПРЕМИУМ
24 декабря 2014 | 11:49

Новые угрозы на туркмено-афганской границе

1 У вас остался просмотр
Увеличить количество просмотров

В декабре 2014 года снова осложнилась ситуация на туркмено-афганской границе. С афганской стороны в провинции Джаузджан снова активизировались талибы. По сообщениям местных СМИ, вооруженной оппозиции удалось захватить приграничный уезд Хамьяб, вытеснив оттуда полицию и силы местной самообороны. Сообщалось также о том, что в результате внезапного нападения талибов погиб начальник специального подразделения полиции по борьбе с терроризмом Мухаммад Несим. Очевидно, что это резкое усиление Талибана в Джаузджане означает рост угрозы для южных районов Туркменистана, которую Ашхабад в течение последнего года всеми силами пытался сократить.

Напомним, что долгое время Туркменистан старался сохранять максимальный нейтралитет в афганском конфликте, что позволяло поддерживать ровные неформальные отношения с Талибаном. Однако после усиления в конце 2000-х гг. борьбы с контрабандой наркотиков через туркменскую территорию – ситуация стала осложняться, так как наркоторговля остается одной из ключевых статей дохода талибов, и новая политика в этом вопросе наносила движению серьезный ущерб.

В 2014 году была зафиксирована серия нападений талибов на туркменские пограничные патрули, а также некоторые изменения в риторике движения, позволяющие говорить об изменении отношения Талибана к Ашхабаду. В этих условиях туркменская сторона попыталась сделать ставку на антиталибские силы в северном Джаузджане.

К туркменской границе примыкают два уезда этой провинции – Хамьяб и Каркин, где проживает заметное число этнических туркмен. Через свое посольство в Кабуле Туркменистан активизировал гуманитарные программы в районах их компактного проживания, и в апреле дипломаты провели переговоры с лидерами местных туркменских общин. После этого в регионе было создано несколько этнических отрядов самообороны, которые должны были помешать талибам закрепиться в приграничной полосе и предотвратить новые вылазки на туркменскую территорию. Подобные антиталибские вооруженные формирования создавались в Каркине, Хамьябе, а также некоторых уездах провинции Бадгис.

Однако последние события показали, что силы местной самообороны недостаточны для подавления выступлений Талибана в Джаузджане. В последние годы талибам удалось накопить в регионе значимую по численность группировку, а также обеспечить вербовку в свои ряды местного непуштунского населения. Регулярно появлялись даже сообщения о присоединении к вооруженной оппозиции туркмен, но достоверных подтверждений – не было.

Афганские эксперты связывают усиление талибов в северной части страны с пассивностью вооруженных сил. Существует мнение, что военные сознательно допускали дестабилизацию обстановки в северных провинциях, чтобы подорвать позиции кандидата в президенты доктора Абдуллы Абдуллы, популярного среди северян.

Другой причиной активизации талибов является сокращение численности иностранных войск в Афганистане в связи с завершением официальной Миссии Международных Сил Содействия Безопасности. С 2015 года в стране останется несколько американских военных баз, военнослужащие которых уже практически не будут активно участвовать в военных операциях против террористов. В этих условиях у вооруженной оппозиции появляется надежда на победу над официальным Кабулом, чьи военные формирования уступают по силе армии США.

По сообщениям СМИ, за последние два месяца в Афганистане удвоилось число террористических вылазок Талибана, причем наблюдатели отмечают дестабилизацию обстановки и в северных, и в южных и юго-восточных провинциях, где, по оценкам ООН, происходит более 65% терактов.

По мнению президента Ашрафа Гани, проблемой является не численность военных и полицейских, которая в несколько раз превосходит оценочное число боевиков вооруженной оппозиции, а их эффективное применение. В предыдущие годы иностранные военные критиковали афганскую армию за склонность уклоняться от прямых боевых столкновений с противником, подверженность панике и слабую дисциплину. Видимо, эти проблемы не изжиты до сих пор. Впрочем, сама вооруженная оппозиция также не являются образцом выучки и дисциплины, поэтому пока слабости воюющих сторон уравновешивают друг друга.

Каковы риски, создаваемые гражданской войной в Афганистане для постсоветских республик Центральной Азии? Официально Талибан запрещает своим полевым командирам вторгаться на территорию стран СНГ до окончания войны против афганских властей, но практика показывает, что боевики могут пренебрегать этими требованиями и совершать разовые рейды на сопредельные территории.

Узбекистан пока находится в сравнительной безопасности, так как сохраняет плотный контроль над своим участком границы с Афганистаном, а граничащая с ним афганская провинция Балх является одной и самых спокойных в стране. В случае Таджикистана отряды боевиков уже проникают в соседние провинции Афганистана, включая афганский Бадахшан, хотя их появление в приграничной полосе пока еще является спорным. Однако в случае появления на границе крупных групп боевиков Душанбе может рассчитывать на поддержку России и Казахстана по линии ОДКБ. Недавние учения с участием российских подразделений в республике как раз были посвящены отработке сценария противодействия вторжения со стороны Афганистана.

Однако безопасность Туркменистана остается под вопросом. Практика показала, что, даже финансируя афганские вооруженные формирования, Ашхабад не смог полностью обезопасить собственную границу от появления боевиков. Готовность же туркменских вооруженных сил к прямому столкновению – находится на неясном уровне.

Туркменистан – крайне непрозрачное общество, где авторитарный строй и ограничения на работу СМИ позволяют скрывать существующие проблемы и от внешних наблюдателей, и от собственного руководства.

В этом плане показательна республиканская кампания, инициированная президентом Гурбангулы Бердымухамедовым против спутниковых антенн, которая на местах практически не реализуется – по многим свидетельствам, жителей просто заставляют удалять «тарелки» с крыш и фасадов домов в период президентских поездок по стране.

Известно, что в уходящем году в Туркменистане проходил призыв резервистов для укомплектования пограничных войск и прохождения воинской подготовки, но пока довольно трудно судить, насколько удалось повысить боеготовность туркменских вооруженных сил.

Конечно, не может идти и речи полноценной военной победе боевиков, однако рейды и теракты против промышленных объектов на юге страны – все еще остаются возможной угрозой. 

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Региональные риски»

23 декабря 2015 | 21:00

Фундаментальные основания для сближения России и Грузии

Грузия совсем не является потерянным для России государством, как это часто представляется после августовской войны 2008 года. С одной стороны, очевидно, что для грузинского общества наше государство – «враг номер один», а Евроатлантический вектор внешней политики – нерушимый пакт между властями и населением. С другой стороны, подавляющее большинство грузинского населения считает, что Россия влияет на внутригрузинские события.

21 марта 2014 | 09:00

Турция и энергоресурсы иракских курдов

Турция не обладает значительными энергоресурсами, и потому их импорт из-за рубежа жизненно важен. Правительство премьер-министра Эрдогана стремится к заключению контрактов с зарубежными поставщиками с целью превращения Турции в главную страну-транзитера между Европой и Азией.

28 марта 2016 | 23:00

Внешнеполитический прагматизм Москвы в отношениях с Западом

Очень важно в разговоре с Западом подчеркивать, что российская политика не идеологически направлена, это не возврат империи, это не советский строй какой-то, который Россия якобы несет, а прагматические интересы, интересы российского бизнеса, интересы ближнего зарубежья, которые связаны с проблемами, выходящими, собственно, за приграничные проблемы России.

30 июля 2015 | 17:01

«Новая норма» отношений России и США

В оценках американских аналитиков происходит динамика, которая позволяет констатировать – в российско-американских отношениях наступила «нормализация». Их нынешнее состояние уже не является кризисом; это равновесное состояние, в котором конфронтация сопутствует сотрудничеству и перемешивается с ним. 

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
2 апреля 2014 | 01:00
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.