Андрей Сушенцов
Главной задачей прогнозирования является борьба с неопределенностью будущего. В международных отношениях ключевыми являются две неопределенности – неизвестность мотивов действующих лиц в кризисе и вероятность спонтанных событий высокой значимости. Необходимость поиска эффективных механизмов прогнозирования очевидна. Это не только важная теоретическая задача, но и востребованное практикой решение.
ПРЕМИУМ
4 января 2018 | 17:43

Борьба с неопределенностью будущего: задачи на 2018 год

Главной задачей прогнозирования является борьба с неопределенностью будущего. В международных отношениях ключевыми являются две неопределенности – неизвестность мотивов действующих лиц в кризисе и вероятность спонтанных событий высокой значимости.

Необходимость поиска эффективных механизмов прогнозирования очевидна. Это не только важная теоретическая задача, но и востребованное практикой решение. 13 декабря в МГИМО состоялась ежегодная конференция по проблемам прогнозирования «Международная неопределенность 2018». В дискуссии приняли участие аналитики-практики из России, США, Японии, Украины и других стран, которые представили современные методики прогнозирования и поделились собственным опытом разработки успешных прогнозов. Конференция позволила провести обзор лучших практик в отрасли и рассмотреть конкретные международные ситуации, которые в наступающем году способны принести сюрпризы.

Одной из двух ключевых задач прогнозирования является снижение неопределенности мотивов действующих лиц в кризисах. Остановимся на трех аспектах этой неопределенности – роли личности, стратегической культуры и влиянии географии.

Несмотря на кажущееся обилие информации и мнимую понятность процессов, политики зачастую делают неверные предположения о намерениях своих партнеров и оппонентов. При анализе таких ситуаций первостепенную значимость приобретает роль личности руководителя, принимающего решение о действиях в кризисе. Это хорошо видно на примере кризиса вокруг ядерной и ракетной программы КНДР. Вероятно, ключевой неопределенностью на этот момент является поведение администрации США. Советник президента США по национальной безопасности Герберт Макмастер оказывает решающее влияние на президента Трампа и известен своей радикальной позицией по КНДР. Именно ему принадлежит тезис о том, что США должны применить против Северной Кореи силу, так как «сумасшедшего нельзя сдерживать» и «время уходит». И хотя недавно в ходе анонса новой Стратегии национальной безопасности США Макмастер описал стратегию по недопущению обретения КНДР ядерного оружия как «все меры кроме войны», последняя остается постоянно просчитываемым и весьма вероятным сценарием. По всей видимости, Макмастер заново открывает для себя азы стратегического сдерживания и ему только предстоит убедиться, что война с КНДР была бы катастрофой. В какой-то мере ситуация напоминает Карибский кризис 1962 года, в котором стороны не знали о мотивах друг друга и не могли позволить себе применить силу. В результате этот кризис дал СССР и США полезный опыт сдержанности, который в дальнейшем получил развитие в череде договоров об ограничении и запрещении отдельных видов вооружений. В контексте корейского кризиса, эпизодические публичные ремарки Макмастера, в том числе в ходе его пикировки с госсекретарем Рексом Тиллерсоном, заслуживают пристального внимания. С учетом сложившейся ситуации следует обратить внимание на принимаемые решения в отрыве от риторики. Так, сигнальным событием о подготовке удара можно считать эвакуацию семей американских военных из Южной Кореи.

Важное значение при прогнозировании сохраняет анализ стратегической культуры страны-участницы конкретной ситуации. Рассмотрим протекающий в последние годы процесс российско-японского сближения. После значительного перерыва в стратегическом опыте из-за американской оккупации, Япония вновь осторожно прощупывает пределы самостоятельной внешней политики. Недавно Токио впервые выработал стратегию национальной безопасности и перечень ключевых долгосрочных угроз в 21 веке. Так, Япония опасается усиления Китая и стремится заручиться нейтралитетом России в ходе возможного в будущем столкновения с ним. Именно в этом состоит долгосрочный интерес Токио в сближении с Россией. Очевидно, что этот расчет стратегически не обоснован и опирается на неправильное понимание интересов России и истории ее отношений с Китаем. Проявления неопытности часты у стран впервые или после долгого перерыва вступающие в глобальную политику. Аналогичный разрыв преемственности в стратегическом планировании Германии вынуждает руководство ФРГ проводить крайне осторожную внешнюю политику вне рамочных установок НАТО.

Роль географии в стратегическом планировании наиболее четко проявляет себя при анализе морской стратегией Китая. Основной источник благосостояния КНР – морская торговля. Центр гравитации Китая находится вдоль его восточного побережья, разворачивая интересы Пекина в сторону моря. С данной географической проекции проблема Тайваня и споры об акватории с Японией перестают рассматриваться в качестве периферийных и обретают особое значение. Структурные экономико-географические факторы буквально выталкивают Китай в океан, где сохраняется высокая вероятность столкновения с интересами США. Возможный разворот в сторону континента остается весьма трудоемким, несмотря на стремление Пекина сформировать и там развитую инфраструктуру.

Вторая ключевая неопределенность – спонтанные события высокой значимости – являются неожиданным проявлением существующих долгосрочных трендов. Выделим три ключевые разновидности – абсолютно внезапные события, «известное неизвестное» и события, непредвиденные из-за ошибки восприятия.

Говоря о внезапных событиях, очевидно, что нам по-прежнему стоит опасаться катастрофических терактов, в том числе в киберпространстве, радикального исламизма, волн нелегальной миграции и природных катаклизмов. Хрупкие государства продолжат с испытывать тесты на прочность, а кризис либеральной модели будет нарастать под ударами справа и слева. События этого рода трудно предсказать, однако можно наверняка констатировать что рано или поздно они произойдут и соответственно готовиться к этому.

Вторым видом спонтанных событий является «известное неизвестное» - вполне очевидное, но все же маловероятное развитие ситуации, к которому обычно не готовятся в силу его маловероятности. Именно такими событиями были победа Дональда Трампа на выборах США или успех голосования в пользу Брекзита в Великобритании. Среди подобных событий будущего года можно выделить возможный социальный взрыв на Украине, в Египте и Саудовской Аравии. Неожиданные результаты может дать голосование на выборах следующего года в США, Италии, Швеции, Чехии, Венгрии, Финляндия, Ирландия и др.

Третьим типом спонтанных событий являются ситуации из «слепой зоны» восприятия. Проблемы правильного понимания ситуации – в силу идеологизации или сложившихся стереотипов – остаются непреодоленными несмотря на кажущуюся доступность информации. Например, российское руководство зачастую склонно рассматривать происходящие на постсоветском пространстве события через призму негативного влияния Запада. Значение внутренних мотивов в политике бывших советских республик недооценивается. Такое восприятие порождает искаженную картину и недоверие, которое отталкивает наших друзей сильнее, чем Запад их притягивает. Возникает проблема коммуникации, решать которую можно только при смене парадигмы восприятия.

Для борьбы с неопределенностью существуют действенные методы. Рассматривая мотивы действующих лиц, важно помнить, что они определяются структурными факторами: географией, способом производства ВНП, основными торговыми маршрутами и др. Многое зависит от стратегической культуры страны, наличия соответствующих компетенций и людей на нужных позициях. Важное значение имеет непрерывность традиции стратегического мышления. Часто делать выводы долгосрочных планах можно из руководящих документов, речей и выступлений первых лиц государства. В России и Китае связанные со стратегическим планированием документы сопровождаются конкретными датами реализации планов. Знание политического языка, культуры и политического контекста позволит выделять из потока документов сигнальные события.

Для выявления и трактовки спонтанных событий необходим постоянный анализ долгосрочных трендов. Каждое такое неожиданное событие: теракт, природное бедствие, волна политического популизма имеют свои проявления в прошлом. Проводя постоянный мониторинг, можно вести учет прошлых событий и проецировать их вероятность в будущем, указав условиях их наступления. Наличие подобной системы позволит укрепить устойчивость страны или организации против большинства международных кризисов.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Стратегический обзор»

27 августа 2014 | 15:22

России пора возвращаться на Африканский континент

США выдвигают к африканским странам требования развивать демократию по типу американской в качестве предварительного условия для укрепления двусторонних отношений.

31 декабря 2014 | 06:00

Главные события и тенденции 2014 года: аналитический обзор

2014 год показал, что грань между конфронтацией и сотрудничеством исчезающе мала. Пример отношений России и Украины это подтверждает, так же как и продолжающееся взаимодействие между Россией и США по ближневосточному вопросу, ядерной проблеме Ирана и Северной Корее.

24 января 2017 | 20:06

Международные угрозы безопасности России в 2017 году

Развитие внешней политики России в 2017-м году будет определятся открывающимися возможностями и возникающими кризисами. К некоторым из них можно приготовиться. В нашем прогнозе «Международные угрозы 2016» мы выделяем 12 ключевых международных ситуаций, которые в наибольшей степени могут повлиять на интересы России в сфере безопасности в наступившем году.

25 января 2018 | 18:22

Угрозы и возможности новой стратегии национальной безопасности США

Стратегия национальной безопасности Соединенных Штатов, недавно анонсированная администрацией Трампа, концептуально настолько далека от подобных документов предыдущих президентов, будь то демократы или республиканцы, что ее появление можно считать данью внутриполитической конъюнктуре. Некоторые эксперты просто не верят, что внешняя политика США захочет или сможет сделать такой поворот, особенно ввиду огромной силы инерции в отношениях Америки с миром.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова