Павел Дятленко
Повторяющиеся пограничные конфликты Кыргызстана и Таджикистана могут негативно повлиять на развитие евразийской интеграции, так как первая из названных республика только вошла в ЕАЭС, а политическая элита второй рассматривает такую возможность. Наличие напряженности и локальных конфликтов между двумя республиками может негативно повлиять на скорость интеграции Таджикистана в ЕАЭС. В случае перерастания локальных пограничных стычек в крупный конфликт может произойти резкое ухудшение безопасности всей Центральной Азии.
ПРЕМИУМ
18 августа 2015 | 18:57

Пограничные проблемы Кыргызстана и Таджикистана угрожают безопасности региона

1. Негативное влияние на отношения Кыргызстана и Таджикистана оказывают неурегулированные пограничные проблемы, которые в последние несколько лет приводят к частым стычкам.

2. Обе республики заинтересованы в успешном развитии сотрудничества в силу совпадения многих интересов: две страны относятся к малым горным государствам Центральной Азии, сильно зависят от внешних поставок нефти и газа, внешних инвестиций и технологий, но при этом являются обладателями больших гидроэнергетических ресурсов и запасов питьевой воды региона, торговля между собой позволяет компенсировать экономические последствия от сложных отношений с Узбекистаном.

3. Повторяющиеся пограничные конфликты Кыргызстана и Таджикистана могут негативно повлиять на развитие евразийской интеграции, так как первая из названных республика только вошла в ЕАЭС, а политическая элита второй рассматривает такую возможность.

 

Отношения государств Центральной Азии, сформировавшиеся за постсоветский период, нельзя назвать простыми и дружественными, в них много противоречий и взаимных претензий. В качестве примера можно привести Кыргызстан и Таджикистан, которые сочетают взаимовыгодную торговлю с нерешенными пограничными проблемами.

В торгово-экономической области относительно успешно развиваются отношения Таджикистана с Кыргызстаном в сфере автомобильного транспорта, горнорудной промышленности, гидроэнергетики, взаимных поставок товаров народного потребления. Одним из способов решения нехватки электроэнергии в Кыргызстане является ее закупка в Таджикистане.

Согласно официальным статистическим сведениям Республики Таджикистан за 2014 год торговый оборот между Республикой Таджикистан и Кыргызской Республикой составил всего 37,1 млн долл., из них экспорт - 6,9 млн долл., а импорт - 30,1 млн долл.. По официальным данным, за первое полугодие 2015 года, товарооборот между странами увеличился на 25,3%.

Негативное влияние на состояние отношений двух стран и перспективы их развития оказывают неурегулированные пограничные проблемы, которые в последние несколько лет приводят к частым стычкам. Из 976 км общей границы стороны провели делимитацию и демаркацию чуть более 500 км. Отметим, что споры и даже первый конфликт на данной границе из-за воды и земли были еще в позднесоветское время.

3 и 4 августа на границе Кыргызстана и Таджикистана произошел очередной конфликт. Участок, где произошел инцидент, расположен в северо-западной части села Кок-Таш Баткенского района Баткенской области Кыргызстана рядом с селом Сомониен джамоата Чорку Республики Таджикистан. Данный участок расположен на пересечении границ участка Дахма (Кыргызстан) с участком Майский (Таджикистан).

На одном из участков дорога от села Кок-Таш к кладбищу была ограждена в мае-июне 2015 года жителем таджикского села, поскольку примыкала к обрабатываемому им участку площадью 20 соток. Жители села Кок-Таш считают, что дорога, земля и территория кладбища являются территорией Кыргызстана и ограждение является незаконным. Во время указываемых событий поднимался вопрос о снесении ограждения, закрывающего беспрепятственный доступ к кладбищу.

По сообщению ИА «24.kg», эти территории являются одним из конфликтных участков на кыргызско-таджикской границе, где отсутствие четких линий границы, так называемое «шахматное» расположение домов кыргызских и таджикских граждан, тесное переплетение социально-бытовых условий жизни населения, постоянные противоречия относительно доступа к ограниченным природным ресурсам (земля, вода) постепенно приводили к усилению приграничной напряженности.

Затягивание и нерешенность проблем, связанных с неопределенностью границ и совместным пользованием ирригационной системы, порождает трудности в жизни местного населения и вызывает опасения о наличии угроз безопасности жителей с обеих сторон границы. Переговоры между властями двух стран на различных уровнях не дают необходимого долгосрочного эффекта по снятию напряженности в данном сообществе. Это в свою очередь усиливает чувство недоверия местных жителей к органам власти, появляется стремление к самостоятельному решению проблем, путем применения насильственных мер.

Как отмечает ИА «24.kg», за последние два месяца на данном участке кыргызско-таджикской границы были зафиксированы два инцидента аналогичного характера (3 июня и 25 июля). Основным предметом разногласий в предыдущих случаях также стало препятствование со стороны таджикских граждан проезду жителей кыргызского села Кок-Таш на кладбище Каракум для проведения ритуальных похоронных обрядов, либо ограничение подачи поливной воды для жителей таджикского села Сомониен джамоата Чорку.

3 августа около 120 таджикистанцев и 80 кыргызстанцев начали забрасывать друг друга камнями. В результате пострадали 5 граждан Кыргызстана, 7 домов и автомобиль.

4 августа во второй половине дня ситуация резко обострилась. Причиной конфликта называют расположенное на таджикской территории кладбище, куда пытались попасть кыргызстанцы. Как отмечают в Погранслужбе Кыргызской Республики, дорога на место захоронения проходит через село Майское, где проживают таджикские семьи. В знак протеста граждане Кыргызстана перекрыли воду в канале, которая поступает в соседнее таджикистанское село Чорку.

Обе республики заинтересованы в успешном развитии сотрудничества в силу совпадения многих интересов: две страны относятся к малым горным государствам Центральной Азии, сильно зависят от внешних поставок нефти и газа, внешних инвестиций и технологий, но при этом являются обладателями больших гидроэнергетических ресурсов и запасов питьевой воды региона, торговля между собой позволяет компенсировать экономические последствия от сложных отношений с Узбекистаном. Есть перспективные инфраструктурные проекты (в виде шоссейных и железных дорог), которые могут включить обе республики в региональные и международные транспортные коридоры.

В обоих государствах есть крупные общины, связанные своим происхождением с соседней республикой (более 50 тысяч человек): в Кыргызстане (в основном в трех южных областях) проживают таджики, а в Таджикистане – памирские кыргызы, проживающие в основном в труднодоступных районах Восточного Памира, граничащих с Кыргызстаном.   

С течением времени существующая пограничная ситуация может ухудшиться: население обеих республик быстро растет (по состоянию на 2015 год, население Кыргызстана достигло почти 6 миллионов человек, а Таджикистана – примерно 8 миллионов 350 тысяч человек), а количество плодородных земель и источников воды остается прежним; экономика обоих государств находится в тяжелом состоянии; политические элиты обеих стран по целому ряду причин не хотят идти на взаимные уступки ради решения пограничных споров; постепенно уходит советское поколение людей, которому было привито чувство интернационализма и помнящее советский опыт проживания в одной большой стране; молодежь в приграничных районах выросла в период постоянных стычек и плохо знает язык соседнего народа, что в сумме сужает саму возможность и количество взаимных контактов; в приграничных регионах есть внутренние силы, заинтересованные в напряженности.

Повторяющиеся пограничные конфликты Кыргызстана и Таджикистана могут негативно повлиять на развитие евразийской интеграции, так как первая из названных республика только вошла в ЕАЭС, а политическая элита второй рассматривает такую возможность.

Наличие напряженности и локальных конфликтов между двумя республиками может негативно повлиять на скорость интеграции Таджикистана в ЕАЭС. В случае перерастания локальных пограничных стычек в крупный конфликт может произойти резкое ухудшение безопасности всей Центральной Азии.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Безопасность»

17 мая 2018 | 12:44

Договор РСМД и будущее стратегической стабильности

Унаследованная от предыдущей холодной войны и периода после ее завершения система контроля над вооружениями продолжает разрушаться. На днях США официально поставили вопрос о своем возможном выходе из двустороннего российско-американского Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности от 1987 г., запрещающем баллистические и крылатые ракеты радиусом действия от 500 до 5500 км. наземного базирования, в практическую плоскость.

3 декабря 2015 | 21:00

Россия-Турция: Кавказская площадка для восстановления позитивной динамики

Встает вопрос о готовности Анкары и Москвы к поиску modus vivendi в двусторонних отношениях. Понятное дело, речь о возвращении к ситуации до 24 ноября 2015 года не идет. Но и «точку невозврата» еще можно не допустить, так как в противном случае «в нагрузку» к имеющимся проблемам на Ближнем Востоке можно получить и набор противоречий в других регионах, в частности, на Большом Кавказе. Притом, что обретения в конкуренции на этой площадке крайне сомнительны, а опыт выхода с нулевой отметки к позитивной динамике уже имеется.

7 октября 2015 | 22:00

Москва зачищает тылы: чего можно добиться, если вести войну с боевиками по-настоящему

Возможно, адекватность Запада связана и с тем, что между ЕС, США и Россией есть крайне шаткий, но компромисс. Все хотят чтобы Россия помогла ликвидировать военную структуру ИГ. Все понимают, что начать полномасштабную войну против ИГ невозможно до тех пор, пока в тылу сирийской армии действуют отряды оппозиции, часть из которой не хочет следовать совету американских друзей и подписывать компромиссное соглашение с Асадом.

13 мая 2015 | 22:00

Грузия: приближение к НАТО или сближение с США?

11 мая 2015 года в Грузии стартовали совместные американо-грузинские военные учения «Достойный партнер». Они продлятся две недели. Учения в таком формате проводятся на грузинской территории впервые. Они нацелены на проверку боеготовности военнослужащих национальной армии Грузии, которым предстоит участвовать в силах быстрого реагирования Североатлантического альянса. Впрочем, любые учения выходят за рамки специальных военно-технических сюжетов. И нынешние совместные грузино-американские тренинги проходят во вполне определенных международных контекстах.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
18 апреля 2015 | 04:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова