Иван Лошкарёв
Общесомалийские органы управления необходимы равно настолько, насколько путем участия в их работе можно обеспечить долю клана в получаемой финансовой помощи мирового сообщества.
ПРЕМИУМ
26 ноября 2014 | 04:00

Политический кризис в Сомали ставит под угрозу региональную безопасность

С 2000 года, когда в Сомали были сформированы первые общенациональные переходные органы власти, ни одно правительство страны не продержалось больше 2 лет. Очередной правительственный кризис поставил под сомнение проведение первые за долгое время общенациональных выборов в стране в 2015 году.

Ситуация в Сомали остается напряженной. В 2012 году при посредничестве мирового сообщества была принята Временная Конституция, которая провозгласила страну федеративным государством. Совместными усилиями подразделений Миссии Африканского Союза в Сомали (АМИСОМ) и сводных отрядов сторонников федерального правительства от соединений исламистской группировки «Аш-Шабаб» была освобождена столица – город Могадишо. Но федеральному правительству не хватает сил, чтобы разгромить противника. Стратегия Сомалийской Национальной армии сводится к тому, чтобы, двигаясь по линии основных транспортных путей, оттеснять в восточном направлении отряды радикалов и разделить их на несколько менее крупных соединений.

Стабильность в Сомали удерживается подразделениями Миссии Африканского Союза, составляющими около 17 тысяч человек.

Эти подразделения охраняют ключевые объекты, обеспечивают подготовку сомалийских вооруженных сил и сил правопорядка и борются с исламистским движением «Аш-Шабаб», которое контролирует свыше 10% территории страны. В результате совместной операции АМИСОМ и сомалийской армии в августе этого года два анклава «Аш-Шабаба» были отрезаны от выхода к Индийскому океану, что значительно затруднит поставки вооружений, снаряжения и продовольствия для исламистов. Параллельно, руководство АМИСОМ при поддержке ООН, ЕС и США стремится обеспечить диалог между основными клановыми группами, региональными автономиями и ветвями власти федерального правительства Сомали. Однако вековые традиции клановой вражды и личные амбиции политиков ставят под угрозу усилия международного сообщества по урегулированию ситуации в стране.

В октябре разгорелся конфликт между президентом Сомали Хассаном Шейхом Мохамедом и премьер-министром Абдивели Шейх Ахмедом. Первый принадлежит к клану абгаал клановой группы хавийе, второй – к клану марехан группы дарод. Развал страны в 1990-е годы во многом произошел из-за того, что хавийе чувствовали себя ущемленными в период правления Мохамеда Сиада Барре (1969-1991 гг.) и стремились получить более широкий доступ к ресурсам, которые обеспечивает государственная власть. Поэтому нет ничего противоречащего логике в том, что президент стремился ввести как можно больше своих родственников в парламент, правительство и консультативные органы. Однако федеральная власть в Сомали организована по принципу «4,5 клана», который означает, что 4 основные клановые группы (за исключением исак) и негроидные племена юга страны в равной степени представлены в основных исполнительных и законодательных органах.

На практике, старейшины кланов согласовывают кандидатуры президента, премьер-министра и членов правительства, состав парламента и независимых комиссий (по национальной безопасности, борьбе с коррупцией и так далее).

Принцип «4,5 кланов» в теории должен способствовать консолидации сомалийского общества вокруг федеральных институтов и обеспечить вовлечение в политику широких масс населения, но на практике существенно снижает эффективность работы государственных органов, делает их деятельность разнонаправленной. Иными словами, при назначении на должность имеет значение клановая квота, а не профессионализм кандидата, в результате чего каждый клановый назначенец действует в интересах своего клана.

В итоге, кланы сплачиваются не вокруг идеи полезности и нужности федеральной власти, а вокруг иждивенческой модели распределения материальный благ: общесомалийские органы управления необходимы равно настолько, насколько путем участия в их работе можно обеспечить долю клана в получаемой финансовой помощи мирового сообщества.

В процесс кланового распределения вмешался премьер Абдивели Шейх Ахмед, которые имеет право назначать и отстранять министров по временной Конституции. По его распоряжению, родственник президента Фарах Шейх Абдугадир был переведен с ключевого поста министра юстиций и конституционного законодательства на должность министра сельского хозяйства и животноводства.  Своих постов лишились руководитель и заместитель главы МИДа, а также министр финансов. Абдивели Шейх Ахмед – экономист по образованию и большую часть жизни проработал консультантом частных структур и международных организаций. Поэтому для него важнее оказался профессионализм, а не кулуарные договоренности и клановый расклад сил: бюджет страны сводится с трудом, так как инициированная летом налоговая реформа ожидаемо не была закончена, а привлечение зарубежных дотаций недостаточно. Кроме того, открытый вызов президенту позволит премьер-министру набрать дополнительные политические очки.

Глава сомалийского государства и его политические союзники весьма нервно отреагировали на перестановки в правительстве. Более 140 депутатов нижней палаты парламента собрали подписи для голосования о вотуме недоверия премьер-министру. Сторонники премьер-министра дважды (11 и 15 ноября) блокировали проход в зал заседаний палаты, исполняя при этом национальный гимн страны. Хотя на стороне президента оказалась клановая группа раханвейн, которой негласно принадлежит квота на должность спикера Народного Собрания, отстранить главу правительства не вышло. Тогда 14 министров привали премьера сложить полномочия, обвинив его в неспособности к сотрудничеству. В противном случае главы ведомств обещают сами уйти в отставку, что делегитимизирует правительство.

После стольких усилий по стабилизации обстановки в Сомали, вовлеченных игроков не устраивает политический раскол в стране. Так, официальный представитель Государственного департамента США Джен Псаки фактически выступила в поддержку премьер-министра:

«США выражают обеспокоенность нынешними политическими событиями в Сомали. Действия по организации парламентского голосования о вотуме недоверия премьер-министру не служат интересам сомалийского народа. США остаются нейтральными в противостоянии президента и премьера. Мы привержены принципам Соглашения о миротворчестве и строительстве государства, которое имеет своей целью построение суверенного, безопасного, демократического, единого и федеративного Сомали».

Ситуация носит непредсказуемый характер, поскольку за премьер-министра выступает его клановая группа и ключевые международные доноры, а на стороне президента – две клановых группы и традиции межкланового баланса.

Скорее всего, премьеру придется пойти на уступки главе государства – хотя бы в качестве временного отступления от намеченных политических целей.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

10 февраля 2015 | 09:00

Дисциплинированная процветающая демократия

Еще недавно Мьянма, управляемая военной хунтой, считалась на Западе страной-изгоем. Однако после того, как там провели ряд демократических преобразований, прошли первые за 20 лет выборы и были освобождены политзаключенные, это государство оказалось в центре внимания крупных мировых игроков. Если в прошлом едва ли не единственным партнером Нейпьидо был Пекин, то сейчас, после снятия санкций, в борьбу за богатства Мьянмы вступили компании из США и ЕС.

23 сентября 2014 | 23:44

Политические цели международного терроризма на Ближнем Востоке

Очевидно, что международный терроризм не мог бы быть столь успешен без финансовой и политической поддержки ряда государств. Несмотря на провал американских «контролеров», некоторые элиты в других странах до сих пор полагают, что способны справиться лучше американцев и успешно использовать международных террористов в своих целях.

3 февраля 2016 | 15:25

Российско-турецкий кризис: новый виток напряженности

Если Россия в ответ на атаку российского самолета собьет турецкий или же пойдет на крайние меры и нанесет ракетный удар по позициям турецких ПВО, то повод будет еще более очевидным. Вот только вопрос в том, воспользуется ли им Турция, ведь ее вторжение в Сирию может привести к полномасштабной войне с Россией. И, самое главное, позволит ли НАТО совершить турецким властям еще одну провокацию, которая поставит не только Турцию, но и весь Альянс на грань конфликта с ядерной державой?

24 апреля 2014 | 18:10

Украинский кризис и интересы Турции в Крыму

Отношения России и Турции после распада СССР успешно развивались в экономической сфере. Однако по вопросам безопасности между Москвой и Анкарой были часты разлады. Ситуация вокруг крымских татар может стать одним из них.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
2 апреля 2014 | 01:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова