7 сентября 2014 | 18:04 Татьяна Тюкаева

Возобновление саудовско-иранских контактов и стабильность на Ближнем Востоке

На фоне достижения консенсуса между основными внутренними и внешними иракского кризиса по вопросу о борьбе с ИГИЛ, некоторые СМИ заговорили о сближении двух непримиримых соперников на Ближнем Востоке – Саудовской Аравии и Ирана, объединенных угрозой со стороны радикальной исламистской группировки. 

Ирак является одним из театров противостояния между Эр-Риядом и Тегераном в борьбе за сферы влияния на Ближнем Востоке. Однако произошедшее в августе месяце назначение нового премьер-министра страны состоялось при саудовско-иранском согласии. А 25 августа в Эр-Рияде состоялись «позитивные и конструктивные переговоры» заместителя МИД Ирана Хосейна Амира Абдольахьяна и министра иностранных дел Королевства принца Сауда аль-Фейсала «по региональным и международным вопросам, представляющим общий интерес для двух государств». После того, как на пост президента Ирана занял Хассан Роухани, иранцы настойчиво заявляют о стремлении нормализовать отношения с саудовцами. Последние, между тем, продолжают пребывать в страхе перед Ираном, значительно превосходящим Саудовскую Аравию в военном отношении.

Посол Саудовской Аравии в ООН Абдалла аль-Муаллими заявил, что его государство «готово развивать сотрудничество с Ираном, но только при условии его невмешательства во внутренние дела арабских стран». Более того, изначально одобрив кандидатуру нового иракского премьер-министра Хайдера аль-Абади, Эр-Рияд сохраняет недоверие к шиитскому главе правительства, видя в нем опору иранского влияния в регионе. Напряженность в районах с шиитским населением в Королевстве и в целом в Заливе, неудачи в развитии интеграции в рамках ССАГПЗ, а также внешнеполитическая активность Катара, пытающегося бросить вызов саудовцам, - не только подрывают статус лидера арабского мира, на который Эр-Рияд претендует, но и серьезно угрожают безопасности государства.

Наметившаяся с приходом Роухани нормализация отношений Ирана с США, хотя бы частично помогающих уравновесить саудовскую военную слабость против Исламской Республики, а также ирано-американские консультации о взаимодействии по противостоянию джихадистам в Ираке болезненно воспринимаются в Королевстве.

Отсюда – готовность саудовцев к диалогу с иранцами, особенно в свете заявления ИГИЛ о намерении «дойти до Мекки».

Примечательно, что именно конкуренция непримиримых Саудовской Аравии и Ирана является одной из опор баланса сил в регионе, в сохранении которого заинтересованы и Эр-Рияд и Тегеран. Они готовы вместе противостоять любым третьим силам, расшатывающих этот баланс, стремясь обеспечить себе роль единственных гарантов системы региональных процессов на Ближнем Востоке. При этом, ни Саудовская Аравия, ни Иран не упускают возможности ослабить противника: будь то через «заигрывания» с Катаром, как это делают иранцы, или через поддержку сил, борющихся с иранским присутствием в регионе, как это делают саудовцы в Сирии, или через обвинения друг друга в спонсировании терроризма.

Читать еще по теме «»

14 мая 2014 | 23:01

Отставка Лахдара Брахими и новый этап сирийского кризиса

Среди возможных преемников Брахими называют бывшего премьер-министра Австралии Кевина Радда, британского дипломата Майкла Вильямса и бывшего генсека НАТО Хавьера Солану – фигуры авторитетные, однако далекие от ближневосточных проблем и не имеющие достаточного веса в регионе.

8 мая 2018 | 22:20

Дайджест внешней политики Германии 1-8 мая

Продолжая серию поездок в поддержку немецкой заявки на статус непостоянного члена Совета Безопасности ООН, Хайко Маас добрался до Африки. Визиты в Танзанию и Эфиопию обнаружили скромные результаты прошлогодних инициатив немецкого правительства по поддержке африканских стран. Немецкие СМИ осыпали Герхарда Шредера упреками за то, что тот своим присутствием на инаугурации Владимира Путина нормализовал в глазах западного обывателя российское руководство.

7 мая 2015 | 13:00

Плацдарм на Одере: Зачем Германия и Польша нужны друг другу

Вопреки распространенному представлению о Польше как о безропотном вассале Вашингтона, Варшава проводит в Европе собственную активную политику. В ее основе — отношения с признанным европейским лидером, Германией. Берлин разыгрывает польскую карту, когда речь заходит об изменениях на постсоветском пространстве или очередных спорах с «Газпромом», а Варшава надеется при помощи Берлина укрепить свои позиции в мировой политике и стать ведущим союзником ФРГ к востоку от Одера.

10 июня 2015 | 01:00

Продлить нельзя ужесточить: Украинские итоги саммита G7 в Германии

Очевидно, санкции продлят до конца 2015 года, а затем, возможно, и дальше, поскольку этот вопрос упирается в довольно специфическое понимание некоторыми лидерами Европейского союза «полного выполнения Минских соглашений». В Европе не хотят слышать о том, что это зависит не только от России, но и от других сил, так или иначе вовлеченных в реализацию мирного плана. Как минимум одна из этих сил — Украина — взяла четкий и однозначный курс на полный срыв дорожной карты.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова