Ольга Ребро
Промежуточные выборы 4 ноября, вполне ожидаемо принесли победу республиканцам, которые с января 2015 года будут иметь большинство в обеих палатах Конгресса. "Ястребы", активно критиковавшие президента за нерешительность во внешней политике с экранов телевизоров и на страницах газет, теперь получат в свое ведение сенатские комитеты, выполняющие контроль за действиями исполнительной власти.
ПРЕМИУМ
14 ноября 2014 | 15:36

Внешнеполитические последствия победы Республиканцев на выборах в Конгресс США

Промежуточные выборы 4 ноября, вполне ожидаемо принесли победу республиканцам, которые с января 2015 года будут иметь большинство в обеих палатах Конгресса. Такая уверенная победа «слонов», тем не менее, может иметь неоднозначные последствия. С одной стороны, республиканцы усилили свое влияние на политические процессы в стране. С другой – надвигаются президентские выборы 2016 года, когда на избирательные участки придут обычно пассивные на промежуточных выборах сторонники демократов. Республиканцам необходимо продемонстрировать способность к конструктивным ходам, тогда как в предвыборной кампании этого года они концентрировались на критике президента. Это означает необходимость договариваться с политическими оппонентами.

Неоднозначность ситуации прокомментировал профессор Гарвардского университета, политолог Дэвид Герген:

«Победившая партия обычно не говорит: "Хорошо, теперь мы готовы идти на компромиссы". Проигравший должен изъявить готовность изменить свой курс».

Профессор Американского университета в Вашинготоне Аллан Лихтман, полагает, что Барак Обама не будет легко сдавать свои позиции. По его мнению, в оставшиеся два года он будет заниматься тремя вещами: наложением вето на законопроекты республиканского Конгресса, изданием президентских указов и внешней политикой:

«Единственное, что сейчас беспокоит Барака Обаму, это его политическое наследие и следующие президентские выборы, в которых он не может участвовать. Для достижения положительных результатов по обоим пунктам ему необходимо действовать решительно».

Традиционно выработка внешнеполитического курса входит в компетенцию исполнительной власти. Конгресс же может принимать законы, ограничивающие ее действия (президент может наложить на них вето), голосовать по вопросу о ратификации международных договоров, ограничивать выделение средств на отдельные инициативы посредством формирования бюджета, вести контроль за действиями министерств и администрации, а также утверждать послов. И тем не менее, есть множество уловок, с помощью которых конгрессмены могут упростить или, наоборот, усложнить проведение внешней политики.

Республиканец Митч Макконнелл, наиболее вероятный кандидат на пост лидера большинства в Сенате, уже заявил о готовности работать с президентом, пообещав, что не допустит остановки работы правительства и дефолта по государственным долгам. От Макконнелла будет зависеть повестка дня заседаний Сената. В данной роли, он может поспособствовать ускорению процесса подписания торговых соглашений о Транстихоокеанском и Трансатлантическом торговых партнерствах, находящихся в числе приоритетных задач Обамы. В этом Макконнелл отличается от своего предшественника, демократа Гарри Рида, который не выставлял эти вопросы на обсуждение, опасаясь, что развитие заокеанской торговли приведет к сокращению заработных плат в США и потере рабочих мест.

К другим вопросам, по которым будет найдено двухпартийное взаимопонимание, относятся выделение дополнительных средств на борьбу с распространением Эболы, а также авторизация Конгрессом использования армии в операции против ИГИЛ.

На этом, пожалуй, хорошие новости для Обамы заканчиваются.

«Ястребы», активно критиковавшие президента за нерешительность во внешней политике с экранов телевизоров и на страницах газет, теперь получат в свое ведение сенатские комитеты, выполняющие контроль за действиями исполнительной власти.

Главой Комитета по международным делам, скорее всего, станет Боб Коркер (Теннеси), Комитета по вооруженным силам – Джон Маккейн (Аризона), а Комитета по разведке - Ричард Берр (Северная Каролина).

Общую повестку дня республиканцев в этих комитетов определил Джон Маккейн:

«Берр, Коркер и я будем согласовывать свои позиции по всем вопросам. Например, поставки вооружений украинскому правительству, пересмотр нашей стратегии на Ближнем Востоке, оценка наших ресурсов для сдерживания Путина, продолжающееся усиление позиций Китая в регионе Южно-Китайского моря».

В качестве первоочередной задачи на своем посту Маккейн назвал отмену секвестирования оборонного бюджета. При этом он отметил, что продолжит работу по сдерживанию роста расходов Пентагона, в частности посредством пересмотра ряда программ по закупке вооружений и технологий. Ярый сторонник наземной операции в Сирии и Ираке, он будет настаивать на перераспределении военных ресурсов в пользу региона Ближнего Востока, а также на предоставлении военной помощи Украине.

В Комитете по внешней политике изменения вряд ли будут заметны. Взгляды Кокера, и ранее входившего в состав Комитета, во многом совпадали со взглядами уходящего председателя демократа Боба Менендеса. Оба сенатора поддержали законопроекты о вооружении умеренной сирийской оппозиции, о наложении санкций на режим Асада и о введении новых санкций против Ирана. Отдельно он затронул вопрос о борьбе с нелегальной иммиграцией, назвав ее проблемой национальной безопасности, а также он выразил недовольство незначительными объемами американской помощи развитию.

Ричард Берр, который сменит на посту председателя представительницу демократической партии Диану Файнштайн, обвинившую ЦРУ в шпионаже за Сенатом, известен своей безоговорочной поддержкой разведывательных служб. Еще в марте он отметил:

«Я лично убежден, что все происходящее на заседаниях Комитета по делам разведки никогда не должно обсуждаться публично. Была бы моя воля, за исключением голосования по номинациям, в комитете не было бы ни одного открытого заседания».

Также он выступает против опубликования давно готовившегося комитетом отчета о безрезультативности применения пыток, и напротив, считает, что эти меры являются необходимыми:

«Информация, которая в итоге привела нас к укрытию Осамы бен Ладена была получена непосредственно в результате допросов с применением пыток; отсюда следует, что без использования пыток то, что произошло вчера (убийство бен Ладена) было бы невозможно».

В предстоящий месяц основным вопросом во внешнеполитической повестке дня станет заключение соглашения с Ираном. Ряд республиканцев, выступающих за ужесточение давления на Тегеран, выступили с законопроектом, обязывающим администрацию предоставить проект окончательного соглашения на одобрение Конгресса, а также исключающий любое продолжение переговоров после 24 ноября, когда в силу должны вступить новые более жестокие санкции. От принятия законопроекта в этом году администрацию спас лишь лидер демократического большинства Гарри Рейд, не вынесший данный вопрос на голосование. Проблема заключается в том, что любое соглашение по иранской ядерной программе, если в нем не будет содержаться полной капитуляции Тегерана, покажется республиканскому большинству неудовлетворительным и будет обречено на провал. Тем не менее, в данной ситуации Белый Дом может действовать в обход Сената, заключив с Тегераном не договор (treaty), а исполнительное соглашение (executive agreement), по которому санкции будут не отменены (для чего требуется голосование в Конгрессе), а временно приостановлены.

Несмотря на довольно жесткую риторику некоторых республиканцев отношения с Россией в ближайшее время вряд ли подвергнутся пересмотру - при условии, что не произойдет непредвиденных чрезвычайных ситуаций.

В настоящее время существует два условно антироссийских законопроекта, проспонсированных республиканцами и имеющих шанс быть принятыми: Акт о предотвращении российской агрессии (внесенный в мае 2014 года) и Акт о защите свободы Украины (в сентябре 2014 года). Несмотря на то, что данные законопроекты находятся на ранней стадии обсуждения, опасность заключается в том, что в случае их принятия санкции против России будут оформлены на законодательном уровне, что усложнит их отмену в будущем. Кроме этого, отдельно обсуждается вопрос о предоставлении украинскому правительству военной помощи. При этом вне зависимости от партийной принадлежности все американские политики исключают отправку войск в регион.

Тем не менее, низкий приоритет украинского кризиса во внешней политике администрации не исключает возможности, что Белый Дом пойдет на уступки республиканскому Конгрессу в обмен на получение свободы действий по другим более важным для него вопросам.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

15 января 2015 | 23:22

Республиканцы и президентские выборы-2016

Основная группа потенциальных участников республиканских праймериз сформируется ближе к июню следующего года. После этого начнется череда поездок по стране, встречи с избирателями, «обкатка» основных идей и, пожалуй, самое важное – мобилизация средств на предвыборную кампанию на встречах со «спонсорами». Поскольку съезд Республиканской партии планируется на июнь-июль 2016 года, у «слонов» не так много времени по американским политическим меркам, чтобы сделать все необходимое для обретения желаемого мандата на управление страной.

10 ноября 2017 | 13:09

Дайджест внешней политики США (3 – 9 ноября)

В ходе первой части азиатского турне Дональд Трамп посетил Японию, Южную Корею и Китай. Состоявшийся на этой неделе ежегодный день голосования, хоть и не привел к значительным изменениям в политической жизни страны, продемонстрировал настроения в американском обществе, где увеличилась активность демократического электората. Спецпредставитель по Украине Курт Волкер рассказал журналистам о планах США в отношении Минского процесса.

10 мая 2015 | 17:19

Армяно-югоосетинские контакты и кризис доверия между Ереваном и Тбилиси

Проблема в том, что нынешний скандал возник не на пустом месте, а на фоне определенного обострения отношений между Ереваном и Тбилиси. За последние несколько дней грузинские власти предприняли ряд шагов, которые хоть и выглядели весьма логичным, но все же были крайне болезненно встречены в Армении.

21 марта 2016 | 23:00

Безопасность государств ОДКБ и ЕАЭС на фоне российско-турецкого кризиса

Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николай Силаев рассказал о своем видении причин вывода российских войск из Сирии, влиянии российско-турецкого кризиса на Южный Кавказ, перспективах ОДКБ и ЕАЭС, а также отношения России к сотрудничеству своих союзников Армении и Белоруссии с Европейским союзом.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова